500 рублей за оскорбление словом на букву «м»

A A A


lexus aСогласно решению Ленинского суда г. Пензы от 1 августа, с АНО "Издательский Дом "Валентин Мануйлов" должно быть взыскано 500 руб. в порядке компенсации морального вреда в пользу гражданина Ломоносова Максима Юрьевича за то, что в выпуске газеты "Улица Московская" от 31 мая в отношении Ломоносова было незаконно использовано слово на букву "м", которое оскорбило Ломоносова, вызвало у него волнение и подавленное состояние.

Как искали нарушителя…
«УМ» напоминает, что в апреле 2013 г. в Интернете появился видеоролик, сделанный с помощью автомобильного видеорегистратора.
На нём видно, как 19 апреля, в 10 часов утра, чёрный внедорожник марки «Лексус», госномер о424вв, двигаясь в плотном потоке автомобилей по ул. Тарханова, трижды нарушает Правила дорожного движения.
Во-первых, пересекает сплошную линию разметки и выезжает на встречную полосу, предназначенную исключительно для движения общественного транспорта.
Во-вторых, на подъезде к Бакунинскому мосту создаёт препятствие для автомашины ВАЗ-2110, подрезает её и блокирует её движение.
В-третьих, останавливается на мосту на пересечении с ул. Злобина, водитель выходит из своей машины и идет к машине ВАЗ-2110, чтобы что-то сказать водителю этого автомобиля.
* * *
Общественность г. Пензы реагирует на видеоролик мгновенно. В Управление ГИБДД по Пензенской области поступает 4 заявления от граждан с требованием установить личность владельца внедорожника и принять к нему меры.
В Интернете появляются жесткие комментарии в духе того, что «размер машины и её стоимость нередко находятся в обратной пропорциональности с умом, порядочностью и совестью», «привет 90е», «обычно такие большие машинки покупают те, у кого что-то не выросло, например мозг».
26 апреля в «УМ» появляется статья «Преступление и наказание». В этот же день сотрудники  УГИБДД в отношении неизвестного водителя возбуждают дело об административном правонарушении, проводят мероприятия по установлению его личности.
В редакцию «УМ» звонят два постоянных читателя и сообщают, что, судя по фотографии, водителем чёрного внедорожника является Максим Ломоносов, владелец сети ювелирных магазинов «Чароит».
… и как искали журналиста
26 апреля, в районе 19 часов, автору статьи Евгению Малышеву следует телефонный звонок. Ему предлагают встретиться с Максимом Ломоносовым и «решить проблему», чтобы Максим Ломоносов «смог красиво выйти из этой ситуации».
Евгений Малышев отвечает: «Передайте Максиму Ломоносову, что красивый выход из этой ситуации находится в кабинете командира специализированного батальона ДПС Владимира Анатольевича Давыдова. Пусть Ломоносов встретится там с водителем «десятки», принесёт ему свои извинения, а я напишу об этом в газете».
Через 4 минуты на телефон Евгения Малышева следует повторный звонок. Ему сообщают, что Максима Ломоносова не устраивает такой вариант, дескать, ему стыдно.
Евгений Малышев отвечает: «Тогда ничем не смогу ему помочь».
«Мы сделали всё, что могли», – соглашается собеседник и вешает трубку.
Позиция «УМ»
В выпуске  «УМ» от 8 мая (№ 17) выходит  статья «Золотой человек из чёрного «Лексуса». Она сообщает, что за рулём внедорожника находился владелец сети ювелирных салонов «Чароит» Максим Ломоносов.
Данные сведения сопровождаются ссылкой на комментарий, который был опубликован за 13 дней до выхода статьи, 26 апреля, в 22.56, на страничке «Радио Экспресс в Пензе» (http://vk.com/expressfm): «м…к из лексуса – Ломоносов Максим Юрьевич, генеральный директор ООО «Чароит ЛМД», 440015, г. Пенза, ул. Литвинова, 20, тел/факс: (8412) 595-122».
Редакция принимает решение разгласить имя  правонарушителя по  следующим соображениям.
Во-первых, информация о том, что Максим Ломоносов находился за рулём и совершил 3 административных правонарушения, соответствует действительности.
Во-вторых, Максим Ломоносов, по оценке «УМ», не просто сознательно создал аварийную ситуацию, но ещё и сознательно совершил поступок, который можно расценить как посягательство на личную безопасность незнакомого ему человека. Тот факт, что он, маневрируя своей машиной, вынудил остановиться другую машину, можно расценить как своего рода автохулиганство.
Факт же того, что он пытался еще и «воспитывать» другого водителя, и, возможно, произносил в его адрес нелицеприятные слова, можно воспринимать как попытку унизить личность другого человека.
Возможно, что водитель, в отношении которого Максим Ломоносов предпринял угрожающие действия, пережил стресс, был напуган.
Редакция «УМ» посчитала, что подобные случаи безобразного поведения на дороге нужно непременно делать достоянием гласности, дабы общественность своими разговорами на эту тему побуждала других автомобилистов избегать антиобщественных поступков.
Редакция «УМ» полагает, что о подобных случаях необходимо рассказывать общественности, чтобы нарушителю действительно стало стыдно за свой поступок.
И чтобы впредь, когда у него вновь появится соблазн нарушить ПДД и оказать давление на других участников дорожного движения, он вспомнил бы, что таким своим поведением может поставить под удар свою репутацию.
Во всяком случае, человека от совершения дурных или антиобщественных поступков останавливает понимание того, что об этом могут узнать представители референтной для него группы или значимые для него люди: члены его семьи, партнёры по бизнесу, коллеги по работе, его клиенты и друзья.
Именно на основании этих соображений «УМ» опубликовала статью «Золотой человек из чёрного «Лексуса».
Позиция прокуратуры: «УМ» не виновата два раза
28 мая, в 17 час. 29 мин., на факс редакции «УМ» пришло требование за подписью заместителя прокурора Ленинского района г. Пензы А. В. Попова.
В нём сообщалось, что в отношении издания проводится проверка по факту обращения Максима Ломоносова по поводу незаконного распространения персональных данных.
В течение дня редакция подготовила ответ. «УМ» отметила, что не нарушила требования закона «О персональных данных», так как опубликовала цитату, размещённую в открытом источнике за 13 дней до выхода газетного номера.
Что касается журналиста Евгения Малышева, то  он действовал в соответствии со ст. 47 Закона «О СМИ»: журналист имеет право искать, запрашивать, получать и распространять информацию; копировать, публиковать, оглашать или иным способом воспроизводить документы и материалы.
Копия официального ответа редакции была опубликована в «УМ» № 20 (489) от 31 мая 2013 г. Публикация сопровождалась скриншотом с сайта «Радио Экспресс в Пензе», который был размещён в качестве доказательства.
На основании публикации данного материала Максим Ломоносов написал ещё одно обращение в Прокуратуру Ленинского района г. Пензы. На его основании была проведена ещё одна проверка.
Обе проверки показали, что в действиях АНО «Издательский дом «Валентин Мануйлов» не содержится признаков административного правонарушения.
Максиму Ломоносову были вручены определения об отказе в возбуждении дел об административных правонарушениях.
Как страдал Максим Ломоносов
В первых числах июля в Ленинский районный суд г. Пензы поступило исковое заявление о защите личных неимущественных прав и компенсации морального вреда за подписью Александра Синицина, который представлял интересы господина Ломоносова по доверенности. В заявлении указывалось, что публикация обеих статей в «Улице Московской» причинила Максиму Ломоносову моральный вред.
«Нравственные страдания Истца, – говорилось в документе, – выразились в эмоциональном стрессе, подавленном состоянии, душевных волнениях, а также в постоянном ощущении чувства опасности».
Как позднее пояснил сам Максим Ломоносов, ему было много звонков. В том числе от деловых партнёров. И это заставило его испытать чувство стыда.
Как искали справедливость и Ломоносова
25 июля главный редактор «Улицы Московской» Валентин Мануйлов иа журналист Евгений Малышев встретились с Максимом Ломоносовым в Ленинском районном суде г. Пензы в рамках предварительного судебного заседания.
В присутствии судьи Елены Мартыновой, а также своего представителя Александра Синицина господин Ломоносов заявил о готовности судиться и пояснил, что «мне, по большому счёту, судебные расходы не важны».
На вопрос судьи Мартыновой, что именно обидело его в опубликованных статьях, Максим Ломоносов сказал: «Меня вообще ничего не обидело». На просьбу Евгения Малышева пояснить, что же в таком случае будет оспариваться в суде, господин Ломоносов отвечать отказался. «Я просто не хочу отвечать», – пояснил он.
1 августа состоялось судебное заседание по иску Максима Ломоносова, которое стало первым и последним и на которое сам господин Ломоносов решил не являться.
«Он сегодня не сможет подъехать, уважаемый суд, – объяснил ответчик Александр Синицин. – Он занят. Мы решили…»
«То, что вы решили,это ваша проблема, – перебила судья. – Я ему сказала настоятельно, что приходите сюда, ваше участие здесь обязательно, потому что будут такие вопросы, на которые сможете ответить только Вы. Звоните ему сейчас».
«Можно выйти в коридор?» – попросил Александр Синицин.
«Вы сейчас, здесь ему звоните, при нас», – тоном, не требующим возражений, заявила судья.

Через 20 минут или больше Максим Ломоносов появился в здании суда. Заседание возобновилось, и судья Мартынова стала задавать ему вопросы касательно жалобы на якобы незаконное распространение в «УМ» его персональных данных.
Судья: Вы на самом деле являетесь генеральным директором ООО «Чароит ЛМД»?
Ломоносов: Да.
Судья: ООО «Чароит ЛМД» расположено по адресу ул. Литвинова, 20? С телефоном и факсом, которые указаны в газете?
Ломоносов: Да.
Судья: Вот эти сведения о том, что Вы являетесь генеральным директором ООО «Чароит ЛМД», являются общедоступными?
Ломоносов: В принципе, да.
Судья: В едином государственном реестре физических лиц содержатся?
Ломоносов: Да.
Судья: Какие Вам нравственные или физические страдания, если таковые были, причинены тем, что в газете были распространены эти общедоступные сведения о том, что Вы генеральный директор ООО «Чароит ЛМД», которое находится по адресу ул. Литвинова, 20?
Ломоносов: Согласно статьям из этой газеты, я был представлен как какой-то злодей… Мне были звонки, были отзывы в Интернете с угрозами и призывами сжечь машину, забросать камнями и т. д. Очень много моих деловых партнёров…
Судья: Вы нравственные страдания понесли из-за того, что Ваши персональные данные распространили? Или из-за того, что Ваши персональные данные распространили вместе с той информацией, что Вы совершили административное правонарушение?
Ломоносов: Распространению данных предшествует целая статья, в которой я выставляюсь, как…
Судья: Правильно я поняла, что само по себе распространение персональных данных Вам никаких нравственных и физических страданий не причинило? Вам причинило нравственные и физические страдания то обстоятельство, что было сообщено о совершённых Вами правонарушениях?..
Максим Ломоносов попытался изложить свою позицию. В результате, в судебный протокол внесли следующее: «Нравственные страдания причинило то обстоятельство, что, в связи с упоминанием моего имени и места работы, было сообщено о совершенных мною правонарушениях».
Господин Ломоносов пожаловался также на то, что «человек, который писал эту статью, высказывал своё мнение и использовал цитаты, которые выражали только его личное мнение».
«Журналист имеет право высказывать свои суждения и оценки, – заметила судья Мартынова. – Каждый из нас, и Вы в том числе, имеете право на свою оценку и распространение информации. Журналист имеет право давать оценку вашим действиям».
«Возможно», – вздохнул Ломоносов.
Слово на букву «м»
Оставался ещё один пункт: фигурирование бранного слова в скриншоте, который прилагался к официальному ответу в Прокуратуру Ленинского района г. Пензы. Это слово начинается на букву «м» и заканчивается на букву «к».
По данным экспертного лингвистического исследования № 1474/26.1, проведённого в рамках прокурорской проверки, это слово было употреблено в значении «глупый, бестолковый человек; презираемый человек, ничтожество».
Как отметил в своём выступлении главный редактор «УМ» Валентин Мануйлов, данное слово было первоначально опубликовано совсем в другом информационном источнике. «УМ» отправляла данный скриншот в прокуратуру в качестве официального доказательства, поэтому не стала ничего искажать.
«Цель его употребления в Интернете – выразить эмоциональное отношение к человеку или совершенному им поступку, – сказал Валентин Мануйлов. – Оно выражает степень эмоционального неприятия автором комментария противоправного и антиобщественного поступка Ломоносова… Оно свидетельствует о том, что автор комментария был крайне возмущен таким поведением и считает его недопустимым. А то, что он делает это публично, можно расценить как попытку найти единомышленников, как желание сплотить людей в борьбе против антиобщественных поступков».
«Какие нравственные страдания Вы  понесли из-за этого нехорошего слова?» – обратилась судья к Максиму Ломоносову.
Ломоносов: Я не могу сформулировать…
Судья: Мы в протокол так и запишем, что Вы не можете пояснить, какие нравственные страдания Вы испытали в связи с Вашим оскорблением.
Ломоносов (с подсказки представителя): Ну да, то же душевное волнение, беспокойство, переживание, подавленное состояние. Я не считаю себя тем человеком, которым меня там называют…
Судья: Скажите, пожалуйста, а информация о том, что Вы совершили описываемые в статье действия, соответствует действительности?.. О том, что есть ролик в сети Интернет, на котором видно, что Вы выезжаете на встречную полосу, предназначенную для движения общественного транспорта? Подрезаете ВАЗ-2110, ограничивая тем самым движение по Бакунинскому мосту? Останавливаетесь на мосту и перекрестке с ул. Злобина?
Ломоносов: Соответствует действительности.
Чуть позже господин Ломоносов отметил, что, на его взгляд, статья в газете «УМ» появилась именно из-за того, что он ехал на «Лексусе».
«Если бы ехали две «десятки», эта ситуация вообще бы никакого  резонанса не принесла, – предположил господин Ломоносов. – То, что я выехал на полосу встречного движения и подрезал «десятку», это, конечно, нехорошо.
Но то, что эта «десятка» не пропускала меня и я в течение трёх раз пытался… Я не подрезал её сразу… Причём эта вся ситуация закончилась так, что водитель «десятки» извинился… не обратился в суд с требованием привлечь меня к уголовной… ой, к административной ответственности. А редакция газеты сочла, наверное, эту информацию слишком сенсационной…
Все их публикации я считаю провокационными и нацеленными именно на то, чтобы подорвать, нанести вред моей как бы… мне как человеку, с разглашением моих личных данных, и нанести вред моей деловой репутации».
Позиция Мануйлова и Малышева
В ответной речи главный редактор «УМ» Валентин Мануйлов сказал, что считает иск господина Ломоносова безосновательным. Он напомнил, что прокуратура отказала в возбуждении дела об административном правонарушении в отношении издания.
Между тем сам господин Ломоносов обвинялся за описываемые в публикации правонарушения сразу по трём статьям. И его вина была доказана.
«И ещё, – добавил Валентин Мануйлов. – По какой-то непонятной причине истцы не захотели, не рискнули, не пожелали подать иск против «Радио Экспресс в Пензе», где впервые были распространены, во-первых, персональные данные, во-вторых, оскорбительное слово и, в-третьих, угрозы в адрес Ломоносова, которых в газете нет, но которыми он постоянно апеллирует».
Журналист Евгений Малышев добавил, что, на его взгляд, Максим Ломоносов испытал нравственные страдания не из-за того, что «УМ» распространила его персональные данные, а из-за того, что совершил правонарушение, которое вызвало большой общественный резонанс, о котором написали в газете «УМ».
Малышев: «Я, как журналист, всего лишь написал в своей газете то, что полностью соответствует действительности. Не считаю, что нарушил в связи с этим права Ломоносова на 200 тыс. руб.».
Приговор
По результатам судебного заседания судья Ленинского районного суда г.  Пензы Елена Мартынова, руководствуясь ст. 194 и 199 ГПК РФ, решила:
1) иск Ломоносова Максима Юрьевича удовлетворить частично, признать незаконными действия АНО «Издательский Дом «Валентин Мануйлов» в связи с опубликованием в газете «УМ» № 20 (489) от 31 мая
2013 г. оскорбления Ломоносова Максима Юрьевича;
2) взыскать с АНО «ИД Валентин Мануйлов» в пользу Ломоносова Максима Юрьевича компенсацию морального вреда в сумме 500 руб., а также расходы по уплате государственной пошлины в сумме 200 руб.
3) в остальной части иск Ломоносова Максима Юрьевича к АНО «Издательский Дом «Валентин Мануйлов» о признании незаконными действий по распространению персональных данных и оскорблений, взыскании компенсации морального вреда в размере 200 тыс. руб. и судебных расходов оставить без удовлетворения.
Решение может быть  обжаловано в Пензенский  областной суд через Ленинский районный суд г. Пензы в течение месяца со дня принятия решения в окончательной редакции.

Прочитано 4850 раз

Уважаемый читатель!

Наверное, если вы дочитали эту публикацию до конца, она вам понравилась. Очень на это рассчитываем.
Верим в то, что сравнительно малочисленная аудитория «Улицы Московской» вместе с тем еще и верная аудитория. Верная принципам открытого и свободного общества.
Открытое общество, одним из элементов которого является справедливая и сбалансированная журналистика «Улицы Московской», может существовать исключительно на основе взаимной ответственности и взаимных обязательств.
Мы бросаем вызов власти и призываем ее к ответственности.
Мы ставим под сомнение справедливость существующего положения вещей и готовим наших читателей к тому, что все еще изменится.
Мы рассказываем о вещах, о которых власть хотела бы умолчать, и даем шанс обиженным донести свою правду.
Но мы нуждаемся в вашей поддержке.
И если вы готовы потратить посильные вам средства для поддержания свободного слова, независимых журналистских расследований, мы потратим ваши средства на эти цели.

Заранее благодарен, Валентин Мануйлов

donate3

Поиск по сайту