Европейские земли Маккэйна

A A A

Страны Прибалтики опасаются европейской «стратегической автономии». Они стоят перед лицом настоящих и непосредственных угроз.

Возможно, нигде в Европе не оплакивали уход Джона Маккэйна так сильно, как в Эстонии, Латвии и Литве.
Он принадлежал к небольшой группе американских сенаторов, которая ещё в 1990-е годы призвала НАТО включить в свой состав государства Прибалтики, пережившие
40 лет советской власти.
«Он всегда был готов выслушать нас, заняться нашими проблемами и при необходимости бросить вызов любой администрации: республиканской или демократической, – говорит Юри Луйк, эстонский министр обороны. – Он понимал роль расширения НАТО как части процесса воссоединения Европы. Не все в Вашингтоне придерживались подобных взглядов».
Луйк призвал присвоить его имя новой штаб-квартире НАТО в Брюсселе. Намеренно это было сделано или нет, но подобного рода дань памяти покойному выглядит как скрытый упрёк президенту Дональду Трампу, чья приверженность идее трансатлантической безопасности остаётся столь же мутной, сколь ясной была приверженность Маккэйна.
Проамериканизм Прибалтики имеет глубокие корни и тесно связан с борьбой трёх государств за независимость от России.
Карлис Ульманис провёл долгие годы в изгнании в Небраске, а когда вернулся в Латвию, то помог ей отстоять независимость и стал её первым премьер-министром в 1918 г.
Он позаимствовал свой популистский политический стиль у Уильяма Дженнингса Брайана и импортировал такие американские институты, как сельские молодёжные группы 4-H, государственные выставки и даже воздушные парады с участием аэропланов, один из которых был произведён самими братьями Райт.
В 1970-1980-е годы оппозиция советской власти принимала форму поклонения таким кумирам, как Питс Андерсонс. Этот рок-музыкант принял псевдоним Пит Эндерсон и разъезжал по Риге на розовом Cadillac. Его называли латышским Стариной Холли.
Именно поддержка Америки помогла после холодной войны воплотить в жизнь давние устремления Прибалтики. Эти страны появились из-за железного занавеса после десятилетий страданий. Одно из исследований, проведённых в 1993 г., показало, что более 40% граждан этих стран имели родственников, убитых, брошенных в тюрьму или депортированных нацистами, коммунистами или и теми, и другими.
Билл Клинтон по наставлению Маккэйна запустил процесс принятия этих стран в НАТО. Мадлена Олбрайт, чтобы в будущем избежать конфликта, подтолкнула Латвию к предоставлению гражданства жившим на её земле этническим русским.
Джордж Буш, правивший во время вступления стран Прибалтики в НАТО, несколько раз посещал эти государства, а Барак Обама спустя всего несколько недель после вторжения России в Восточную Украину приехал в Эстонию, чтобы заверить эти страны, боявшиеся, что станут следующей целью гибридной войны России, в американской поддержке.
Но избрание Трампа вызвало здесь тревогу. Новый президент открыто демонстрировал своё восхищение Владимиром Путиным, высказывал сомнения в необходимости столь больших расходов Америки на защиту союзников по НАТО и не раз отказывался подтвердить свою приверженность 5-й статье Устава этой организации, согласно которой нападение на одного из членов считается нападением на весь альянс.
Похоже, его президентство придало храбрости России. В феврале она разместила способные нести ядерные боеголовки ракеты Искандер в Калининградской области – сильно милитаризированном полуанклаве между Польшей и Литвой,
а в сентябре провела крупнейшие после распада Советского Союза учения, во время которых 300000 военнослужащих отрабатывали свои действия в условиях крупной сухопутной войны.
«Всякий раз, когда Трамп критикует НАТО, это вызывает крайнюю обеспокоенность в Прибалтике», – говорит Нейл Муйжниекс, американский политолог.
Элиту прибалтийских стран несколько успокоили неизменная поддержка НАТО Конгрессом и мягкое поведение Трампа во время совмест-ного визита президентов этих трёх государств в Вашингтон в апреле.
Раймондс Бергманис, латышский министр обороны, присутствовавший на той встрече, говорит: «Президент в очень чёткой форме заявил о своей преданности идее нашей безопасности». Но его противоречивость продолжает тревожить Прибалтику.
Есть и ещё одно обстоятельство, которое беспокоит прибалтийские столицы. В условиях, когда Америка засомневалась в своей приверженности идее защиты Европы, Европа тоже стала колебаться в своей преданности Америке и общей структуре безопасности.
В Берлине, Брюсселе и Париже становится модным отстаивать идею «послеатлантической» внешней и оборонной политики, которая должна сделать Европу более независимой от Америки.
«США больше не могут и не желают быть стабилизатором и защитником Европы», – говорится в статье группы европейских интеллектуалов, опубликованной в октябре прошлого года в немецком либеральном еженедельнике Die Zeit.  
Эмманюэль Макрон и Ангела Меркель, которые по стандартам своих стран считаются атлантистами, не поддержали подобные доводы.
Но даже они сказали, что Европа больше не может полагаться на Америку.

 


Помни о сувалкском коридоре
То, что кажется откровенным и дерзким в удобных салонах Западной Европы, прибалтийскими вождями воспринимается даже не как странность, а как полная безответственность.
В таком городе, как Рига, Россия воспринимается как близкая и непосредственная угроза. Она не раз задирала страны Прибалтики. Эстонцы вспоминают страшную электронную атаку 2007 г., которая парализовала всю страну.
Военные самолёты регулярно вторгаются в воздушное пространство стран Прибалтики со стороны Калининграда и Санкт-Петербурга, а русское телевидение накачивает подстрекательской дезинформацией латышское и эстонское общества, в которых существуют крупные русские меньшинства.
А по ночам местные чиновники просыпаются в холодном поту. Им снится сувалкский коридор – 65-км участок литовско-польской границы между Калининградской областью и Белоруссией – союзником России. Это единственная связь по суше Прибалтики с остальной Европой, и она может быть легко перерезана Россией, сомневающейся в готовности НАТО защищать своих членов. Так что неудивительны слова Муйжниекса: «Разговоры о стратегической автономии вселяют в нас смертельный ужас».
Прибалтийские вожди выдвигают практические возражения против этой идеи: у Европы нет не только средств, но и готовности создать настоящую замену американскому зонтику безопасности.
У ЕС есть свои боевые группировки. Их создание явилось результатом осторожного обращения Европы к идее развития собственных вооружённых сил.
Но они до сих пор остаются в казармах, дожидаясь, когда политики закончат свои споры о том, где и как их размещать. Стратегическая автономия может потребовать десятилетий «послеатлантических» капиталовложений и политического развития.
Так долго Прибалтика ждать не может. В этом году она отпраздновала 100-летие независимости трёх государств. Это вызвало прилив счастья и национальной гордости, в то же время, напомнив, что эти страны молоды, уязвимы и притиснуты к огромному, угрожающему им соседу.
Маккэйн это понимал. Больше всего прибалтийские государства хотят, чтобы это поняли и их европейские партнёры.
The Economist,
6 октября 2018 г.

Прочитано 148 раз

Поиск по сайту

Реклама