Михаил Архангородский: «По жизни книг со мной было много»

A A A

Михаил Архангородский, 65 лет, выпускник Ставропольского медицинского института (1976 г.), ветеран психотерапевтической службы, автор «Улицы Московской» и «Парка Белинского».

arhagorodskiy
«Если, путь прорубая отцовским мечом, ты соленые слезы на ус намотал,
Если в жарком бою испытал, что почем, значит, нужные книги ты в детстве читал».
В. Высоцкий


Пишу то, что вспомнил. На самом деле по жизни книг со мной было много. Всегда и везде. Где бы ни жил и ни работал. Многие в деталях забываются с возрастом.
Не потому, что они плохи. Просто они становятся частью моей сути, оседая где-то в подсознании.
Книга, которую я сейчас читаю
Их обычно несколько. Какую сейчас возьму и продолжу читать, зависит от настроя в данный момент. Давид Маркиш «От черты до черты», Пол Каланити «Когда дыхание растворяется в воздухе», Джанфранко Равази «Краткая история души», Дэн Браун «Происхождение», Пауло Коэльо «Алхимик».
Книга, изменившая мои представления
Опять же это не одна книга. Книги Гуго Глязера «Драматическая медицина», Сергея Юдина «Размышления хирурга», «Павлов и Фрейд» Гарри К. Уэллса, трилогия Юрия Германа – «Дело, которому ты служишь», «Дорогой мой человек», «Я отвечаю за все», книги Владимира Леви определили мой выбор  профессии врача.
Книги Станислава Грофа изменили мои представления на человеческую психику, «Органон врачебного искусства» Христиана Фридриха Самуэля Ганемана изменил мои медицинские взгляды.  
Гюстав Лебон «Психология народов и масс», «Эволюция материи», «Психология толп», «Царство толпы», «Психология социализма», «Психология революций», исторические романы Леона Фейхтвангера; «Иметь или быть» Э. Фромма; «Сладострастие, жестокость и религия» П. Б. Ганнушкина; работы З. Фрейда, К. Юнга; Хосе Ортега-и-Гассет «Восстание масс», «Запах культуры»,  «Дегуманизация искусства»; наследие Эмиля Мишеля Чорана, философа Эпиктета, книги братьев Стругацких; Я. И. Рабинович «В поисках судьбы»; Адин Штейнзальц «Библейские образы»; Иосиф Флавий «Иудейские древности», Ральф Уолдо Эмерсон «Нравственная философия. Опыты. Представители человечества; Азимов Айзек «Ближний Восток. История десяти тысячелетий»; Умберто Эко «Имя розы», «Пражское кладбище»; Хью-Линн Кейси и Эдгар Кейси – «Смерти нет. Другая дверь Бога». Список этот можно продолжать.
Книга, которую я хочу написать
Около 6 лет назад я составил антологию под названием «Надежды маленький оркестр» с подзаголовком «Дневник мятущегося интеллигента. Интегральная художественно-терапевтическая антология человеческого духа».
В ней были собраны самые разнообразные тексты от стихов до философских трактатов на тему человеческой души. С этого времени накопился новый материал. Хотелось бы продолжить эту работу.
А 7-8 лет назад я составил книгу-хрестоматию «Любовь нечаянно нагрянет»: о психологии личности при тоталитарных и автократических режимах. Эта тема меня давно интересовала, и накопился новый материал для переработки книги, но уже не хватает сил.
В свое время начал работать над психобиографией Михаила Юрьевича Лермонтова, личность которого и психологические аспекты творчества представляют не меньший интерес, чем его гениальное поэтическое творчество. Но по ряду причин эта работа пока остановлена.
Книга, которую я считаю наиболее переоценённой
Да простят меня верующие в утопию коммунизма, сюда отношу все эпистолярное наследие К. Маркса, В. Ульянова (Ленина), И. Джугашвили (Сталина).
Кроме того, считаю переоцененными все книги, относящиеся к жанру фэнтэзи. Считаю, что научная фантастика, поклонником которой я был в детстве и юности, намного превосходит в своих лучших произведениях вышеназванный жанр.
Последняя книга, заставившая меня расплакаться
Это книги Эли Визеля «Ночь», «Рассвет», «День», «Время неприкаянных». Это история депортации 15-летнего Эли Визеля и его семьи осенью 1944 г. из румынского городка Сигата в Освенцим. Это история о жизни и смерти в концлагере. Это история страшного марша, в конце которого заболевает и умирает отец Визеля.
«Петля и камень в зеленой раве» – дилогия братьев Вайнеров.
Последняя книга, заставившая меня расхохотаться
В юности хохотал, читая книгу Франсуа Рабле «Гаргантюа и Пантагрюэль».  Позднее  смеялся, читая «Корабль дураков» – сатирическую поэму Себастьяна Бранта, актуальную и в наши дни, «Похождения бравого солдата Швейка Ярослава Гашека, конечно, «Золотой теленок» и «Двенадцать стульев» Ильфа и Петрова, рассказы Зощенко, рассказы и пьесы Григория Горина с их чудной иронической грустью.
В последние годы хохотать над книгами не приходится, но улыбаюсь, перечитывая афоризмы любимого Станислава Ежи Леца.
Книга, которую я не смог дочитать до конца
«Моя борьба» А. Гитлера. Гремучий коктейль интеллектуальной банальщины, дремучести, ксенофобии, злобы. Подумал: «Маленький человек» не только страдает, как принято думать. Он бывает страшен в своих претензиях к миру, людям». Стало скучно, мерзко. Бросил.
А еще я в школе добросовестно читал «Войну и мир» Л. Толстого. Прочитал три тома из четырех, но в это время скоропостижно умерла моя мама. Поэтому не смог дочитать до конца. Мне было 15 лет. Вернулся к роману уже будучи взрослым.
Мне особенно стыдно, что я не прочёл эту книгу
Марсель Пруст «В поисках утраченного времени». Томас Манн «Иосиф и его братья». Не хватило времени, или просто в свое время «не дорос».
Книга, которую мне подарили
Мне около 6 лет. И перед глазами отец, заходящий во двор нашего дома. Он высоко подымает над головой яркую книжку и машет ею, мне улыбаясь. Это был букварь, по которому мама учила меня читать.
«Мама мыла раму» – моя первая самостоятельно прочитанная фраза. Придя в первый класс школы, я умел бегло читать, единственный из 40 детей класса. Это было в 1960 г.
А сейчас все дети к школе умеют читать. В детстве, кажется, в 4 классе, «за отличную учебу и примерное поведение» меня наградили книжкой (была такая традиция, во всяком случае, в моей школе) «Приключения Кроша». Для меня это было захватывающее чтение.
В институте, за активное журналистское участие в многотиражке вуза, мне подарили книгу об истории почтовой связи. И это было очень приятно. Сейчас редко дарят книги.
Но вот в прошлом году Валентин Мануйлов подарил мне книгу Владимира Гельфанда «Дневник 1941-1945 гг.». Это уникальное свидетельство о войне, писавшееся почти ежедневно все военное время сержантом, а потом лейтенантом В. Гельфандом. Повествование по ряду признаков абсолютно правдивое, что само по себе ценно в наши дни.
Первая из прочитанных книг, которую я помню
По-моему, «Приключения Незнайки и его друзей» Н. Носова и что-то из русских сказок, уже не помню конкретно.
Моё самое любимое чтение
Исторические книги, если они политически и пропагандистски не ангажированные. Найти такие сейчас не просто, но они есть.
Кроме того, поэзия Лермонтова, Самойлова, Левитанского, Заболоцкого, Бродского, Межирова, Саши Черного, Бориса Рыжего, Когана, японская поэзия. Приключенческие и детективные произведения с хорошей психологической и даже мистической «начинкой».

 

 

Прочитано 416 раз

Поиск по сайту

Реклама