Самое читаемое в номере

«Стулья расставлены. Ждём»

A A A

golyaev aОтец фестиваля «Шурум-Бурум» Евгений Голяев дал эксклюзивное интервью «Улице Московской».

 Тяжёлое брёвнышко
Евгений Викторович, до открытия Третьего фестиваля «Шурум-Бурум» остаются считанные часы. Что Вы сейчас чувствуете? Удовлетворены ли тем, как идёт подготовка?
– Я вам честно скажу: не удовлетворён. Когда мы задумывали этот фестиваль в 2011 г., то в голове была некая идеальная модель. Мы к ней 3 года идём, идём, и всё никак не дойдём. Могу официально заявить, что до неё далеко.
– Как далеко?
– Расхождения заметные. В чём ни измеряй: в тоннах, в километрах, в амперах – достаточно далеко от идеала.
Знаете, это как в старой репризе Юрия Никулина: хотелось красиво схватить брёвнышко и красиво его понести. А на самом деле оказалось, что брёвнышко-то тяжёлое. И вот ты его несёшь, пыхтишь, корячишься. Это и есть подготовка к «Шурум-Буруму».
Какие чувства испытываете в настоящий момент?
– Холодок пробегает по спине, потому что это очень ответственно – созывать на праздник несколько тысяч человек. Это не просто позвонил и сказал: «Приходите ребята, пива попьём». Тут гостей надо чем-то удивлять, им надо что-то показывать.
Сейчас до открытия фестиваля осталось совсем немного времени, исправить ничего нельзя. Что сделано – то сделано. Стулья расставлены. Ждём.
Мне кажется, такое у артистов бывает перед премьерой, когда они думают: а вдруг никто не придёт?
Можете ли Вы назвать себя опытным человеком? Всё-таки третий раз подряд это делаете…
– Даже если ты провёл сотню прекрасных праздников, которые понравились всем, никто не даст гарантию, что завтрашний праздник будет хорошим. Всё когда-то бывает в первый раз. Если гости придут на фестиваль, а нам что-то не удастся, им безразлично будет, что нам это в  прошлый раз удалось. Это как в бизнесе: твои прошлые заслуги никакого значения не имеют.

golyaev
Всеядный телёнок
По Вашим наблюдениям, у «Шурум-Бурума» появился характер?
– «Шурум-Буруму» 3 года. Мысли о том, какие у тебя черты характера и кто ты есть в этом мире, приходят всё-таки не в 3 года. С моей точки зрения, «Шурум-Бурум» слишком молод, чтобы загоняться по поводу своего характера. Он сейчас просто резвится, улыбается каждому гостю. Это ребёнок, который радуется всему, что происходит.
Конечно же, я вижу, как выкристаллизовывается концепция фестиваля. Нам очень сильно помогает это имя – «Шурум-Бурум». Я считаю, оно очень удачное. Здесь всё вперемешку: и эклектика, и агрессия, и эпатаж. Это не пивной фестиваль, в который тяжело втиснуть молоко. Это не фестиваль рок-музыки, в котором неуместен джаз.
«Шурум-Бурум» – это гимн человеческой активности. То есть это такой призыв к людям быть активными, не сидеть на месте, не быть лежачими камнями. «Шурум-Бурум» призывает хорошо работать, хорошо отдыхать, дружить и заботиться о своих близких.
– Он гиперактивный?
– Здесь до такой степени много активностей, что один человек не в состоянии побывать во всех его точках. Это физически невозможно.
При этом в каждой точке есть своя изюминка.
На самом деле в организации фестиваля происходит много наших косяков. Вы даже представить себе не можете, как мы иногда лажаем. Но зачастую гости фестиваля этого даже не замечают. А почему? Да потому что десять неудач микшируются сотней удач. Этот набор интересного и непредсказуемого помогает избежать ситуаций, когда из-за одной проблемы может обвалиться весь праздник. По отношению к «Шурум-Буруму» это просто невозможно. Даже если мега-звезда застрянет где-нибудь в Домодедово, у нас в Пензе всё равно будет здорово и интересно.
То есть «Шурум-Бурум» замешан на каком-то секретном компоненте…
– Главный компонент этого праздника – друзья. 

golyaev2
С чего начинается Родина
Сколько человек будет задействовано в работе Третьего фестиваля?
– По нашим подсчётам, в этом году работу фестиваля будут обеспечивать примерно 1100 человек.
Дело в том, что команда строится по принципу сетевой древовидной структуры: то есть возникает человек на каком-то участке и говорит, что привлечёт к работе двух своих друзей. А на самом деле к нему присоединяется ещё человека четыре. В результате, только после окончания праздника становится понятно, сколько реально работало людей.
Легко ли искать спонсоров?
– Есть такие, кто говорит: «Мы не будем участвовать, потому что считаем это ненужным». Но таких мало.
В основном говорят: «Да, мы согласны – вот деньги».
Другие говорят: «Раз ты этим занимаешься,  то на тебе маленько денег». Третьи говорят: «Слушай, ну ты же всё равно приставать будешь – возьми чуть-чуть и больше не приставай». А четвёртые звонят сами: «Женя, возьми деньги, мы хотим помочь» – «Спасибо. Присылай баннер» – «Нет, рекламы не надо. Я просто так даю».
Много ли на фестивале таких моментов, которые могли бы помочь бизнесу, но работают вхолостую?
– То есть те, которыми бизнес не пользуется?
– Да.
– Все привыкли, что на  празднике присутствует в основном «пищёвка», которая даёт гостям поесть и попить.
А что же делать монстрам типа Тяжпрома, Дизельмаша, НИИФИ? Как им проявлять себя на этом празднике и показывать, что они движутся вперёд, наращивают свои конкурентные мышцы?
Я считаю, что «Шурум-Бурум» даёт этим предприятиям возможность проводить дни открытых дверей, потому что в расписании существует определённый временной зазор между дневной и ночной активностью. В этот момент надо подгонять автобусы на площадь и везти людей на предприятия, показывать им своё производство, потому что это на самом деле очень интересно.
В прошлом году этой идеей воспользовался один только «МолКом». Один из моих знакомых ездил к ним и остался под большим впечатлением от того, как там всё ответственно, чисто. Он говорит, что теперь, когда приходит в магазин, видит не просто пакетики «МолКома»: он чувствует сопричастность к их производству. Ему теперь купить чужую продукцию – всё равно, что предать Родину.
В этом году Пензтяжпромарматура устраивает на фестивале Ярмарку вакансий.
Я считаю, именно с таких вот вещей начинается родина, патриотизм и любовь к местному производителю. На этих экскурсиях люди не только видят оборудование, но и людей, которые работают на нём, человеческое отношение к труду, к своей работе и продукции. Это очень важно показывать.


Никто не любит, но всем нравится
– Какие силы нужны для того, чтобы сделать «Шурум-Бурум»?
– Проведение такого масштабного праздника невозможно без содействия со стороны власти. Поэтому здесь работают все: и бизнес, и власть, и коммунальные службы, и полиция, и скорая помощь.
Причём самое интересное знаете в чём? В том, что никто не любит праздники. Коммунальные службы не любят, потому что надо убирать мусор ночью. Полиция и медики не любят, потому что приходится поднимать на ноги практически весь состав. Даже бизнес не всегда любит праздники! И «Шурум-Бурум» является как раз таким праздником, который бизнес по определению должен не любить.
– Почему?
– Да потому что этот фестиваль не является коммерческим, он очень невыгоден, в нём нет формальной бухгалтерской прибыли. А задача бизнеса – получать прибыль.
Тем не менее, с «Шурум-Бурумом» все возятся: и власть, и бизнес, и коммунальщики, и полиция с медицинскими работниками. Им реально тяжело, но надо сказать им спасибо, потому что они всё-таки настроены на проведение этого праздника.
– Как Вы думаете, что их подталкивает к этому? Может, в Пензе произошёл социальный сдвиг?
– Я не стал бы говорить, что в Пензе произошло что-то из ряда вон выходящее. Просто мы жили, жили и, наконец, дожили.

Фото автора

Прочитано 2031 раз

Поиск по сайту