Самое читаемое в номере

Вьетнам в выигрыше в эпоху деглобализации

A A A

Тем не менее, достичь своей цели – стать к 2045 г. богатой страной – ему будет непросто.

Господин То расхаживает с важным видом между рядами гудящих машин, которые выплёвывают кусочки горячего пластика, на своей фабрике в провинции Бакнинь (Северо-Восточный Вьетнам). Его фирма Hanpo Vina отправляет их потом на расположенный неподалёку завод Samsung, а также на другие близлежащие предприятия, что производят принтеры, динамики, ноутбуки и прочую электронику.
Господин То берёт с прилавка зарядное устройство для телефона Samsung, предназначенное для отправки в Бразилию, и с гордостью показывает его. На его обратной стороне красуется выгравированная лазером на португальском языке новая версия хорошо знакомого штампа глобализации: «Сделано во Вьетнаме».
С тех пор как в конце 1980-х годов бывшая коммунистическая экономика начала открываться миру и поощрять частное предпринимательство, написанное на множестве языков послание «Сделано во Вьетнаме» украшало бесчисленное количество продуктов.
С 2000 г. ВВП Вьетнама рос в среднем на 6,2% в год, т. е. быстрее, чем в любой другой стране Азии, кроме Китая. Ханой в массовом порядке привлекал к себе крупные иностранные компании. Всё начиналось с того, что такие производители одежды и обуви, как Nike и Adidas, нашли здесь низкоквалифицированную рабочую силу для своих производств.
vietnam dynamic

На графике показана динамика вьетнамского товарного экспорта (в млрд долл.) в 1995–2020 годах. Отдельно выделены экспорт электроники; текстиля; металлов, полезных ископаемых и химикатов; продукции сельского хозяйства; прочего. Источник: Обсерватория экономической сложности.

А теперь Вьетнам переживает бум в электронике, которая производит товары с более высокой добавленной стоимостью и создаёт более высокооплачиваемые рабочие места для более высококвалифицированных рабочих. В 2020 г. на продукцию электроники пришлось 38% вьетнамского товарного экспорта (в 2010 г. – всего 14%).
Помогла начавшаяся в 2018 г. торговая война между Америкой и Китаем. В 2019 г. на долю Вьетнама пришлась почти половина из тех импортируемых Америкой товаров стоимостью в 31 млрд долл., чьё производство было перенесено из Китая в другие страны Азии с дешёвой рабочей силой (многие из них отличались от китайских только штампом «Сделано во Вьетнаме»).
Добавьте к этому растущую геополитическую напряжённость, обременительные ограничения в Китае в связи с пандемией, рост стоимости там рабочей силы и вы легко поймёте, почему многие крупные компании переключили своё внимание на Вьетнам.
Крупнейшие поставщики Apple – Foxconn и Pegatron, которые помогают производить Apple Watches, MacBooks и другие устройства, – возводят во Вьетнаме большие фабрики и готовятся войти в число крупнейших работодателей этой страны. Среди других производителей с известными именами, что перемещают часть производства из Китая во Вьетнам, – Dell и HP (ноутбуки), Google (телефоны) и Microsoft (игровые приставки).
Всё это способствует быстрому экономическому росту и повышению благосостояния миллионов вьетнамцев. Это также ведёт к росту популярности Коммунистической партии, которая руководит этим однопартийным государством со времени окончания в 1975 г. войны.
Правительство хочет сделать Вьетнам богатым к 2045 г. Это значит, что ВВП на душу населения должен вырасти с сегодняшних 2800 долл. до 18000 долл. Оно надеется достичь этого, переходя от производства дешёвой одежды к выпуску сложной электроники, который требует инвестиций и высококвалифицированной рабочей силы.
На Вьетнам работают много факторов. У него молодые и напористые трудовые ресурсы, тогда как население Китая стареет и сокращается. Вьетнам – восторженный участник более чем дюжины соглашений о свободной торговле, что открывает его товарам лёгкий доступ на множество национальных рынков. Его политические вожди не так боятся COVID-19, как их китайские коллеги. Вьетнам полностью открыл свои границы ещё в марте, тогда как Китай всё ещё сохраняет множество ограничений при въезде.
Эта страна с почти 100-миллионным населением также очень удобно расположена. Протяжённость её береговой линии превышает 3000 км. А ещё она находится под боком у Китая.
vietnam mapБлагодаря огромным затратам на строительство транспортной инфраструктуры, прежде всего новых дорог, от её центров производства электроники до Шэньчжэня – китайской столицы высоких технологий – всего 12 часов езды. «Здесь вам не надо заново выстраивать цепочки снабжения», – говорит один из операторов промышленного парка.
Также стоит отметить и умение вьетнамского правительства поддерживать дружеские отношения как с Китаем, так и с Америкой.
Впрочем, здесь ещё много над чем предстоит поработать, если вьетнамские фабрики собираются улучшить своё положение в цепочках создания стоимости. Промышленная основа Вьетнама всё ещё сильно уступает китайской. Иностранные компании были бы и рады закупать здесь больше комплектующих, ведь это быстрее и удобнее, чем завозить их из-за рубежа. Вот только обычно им не удаётся найти на местном рынке то, что они ищут.
Фабрика Hanpo Vina, которой справедливо гордится господин То, показывает нам не только достижения, но и границы успеха Вьетнама. Это редкий случай, когда местный производитель комплектующих является поставщиком крупной иностранной промышленной компании. А ведь те кусочки пластика, что он производит, это самое простое из того, что нужно для сборки телефонов Galaxy, что выпускает Samsung. Более того, установленные на этой фабрике машины завезены из Южной Кореи. Сырьё, из которого отливают эти пластиковые комплектующие, поставляется из Китая.
То признаёт, что местное сырьё не удовлетворяет стандартам качества Samsung. Его фабрика занимает самое скромное положение в цепочке создания добавленной стоимости и легко может стать жертвой конкурентов из других стран с дешёвой рабочей силой.
Вьетнам не может просто повторить тот путь, по которому прошли Китай или Южная Корея. Глобализация выходит из моды. Крупные рынки притягивают производство поближе к себе. Заключённые Вьетнамом торговые соглашения запрещают практику государственной помощи, которой когда-то так удачно воспользовались другие страны, прошедшие путь от бедности к процветанию.
Как отмечает одна бывшая вьетнамская чиновница, китайское правительство смогло установить свои правила для тех иностранных компаний, что стремились продавать свою продукцию на его огромном рынке. «А у нас во Вьетнаме нет таких возможностей», – говорит она.
Иностранные инвестиции – это хорошо. Но требуется немало времени, чтобы они дали свои плоды. В прошлом году Samsung открыл своё исследовательское подразделение в столице Ханое. Он также собирается основать во Вьетнаме завод по производству полупроводников.
В мае премьер-министр Фам Минь Тинь участвовал во встрече глав государств и правительств стран Юго-Восточной Азии с президентом Джо Байденом в Вашингтоне. Он воспользовался этой поездкой, чтобы посетить штаб-квартиры Apple, Google и Intel в Кремниевой долине.
Правительству придётся выполнить свою часть работы. Во Вьетнаме много рабочих, но мало талантливых управляющих. То же самое можно сказать и о хороших инженерах. Хотя вьетнамская средняя школа показывает весьма неплохое качество образования для страны с таким уровнем дохода, местным университетам и программам переподготовки кадров ещё очень далеко до совершенства. Майкл Нгуен, глава местного отделения Boeing – аэрокосмического великана, разместившего во Вьетнаме производство части комплектующих, - полагает, что такие компании, как его, могли бы более тесно сотрудничать с местными университетами, чтобы приспособить систему обучения к своим нуждам.
Если Вьетнам хочет стать столь же богатым, как Китай, не говоря уже о Японии, Южной Корее или Тайване, ему придётся инвестировать не только в инфраструктуру, но и в людей.
The Economist, 24 сентября 2022 года.

Прочитано 703 раз

Поиск по сайту