Самое читаемое в номере

Дело Натальи Юровой: вклад Кузнецка в охоту на врачей

A A A

В октябре 2021 г. в Кузнецком районном суде был объявлен приговор врачу-педиатру Наталье Юровой, о которой «Улица Московская» летом 2020 года рассказала в материале «Врачи не смирились с потерей бойца» (размещен на сайте» УМ» 19 июня 2020 г.).
Обвиняемая подала апелляционную жалобу, считая приговор необоснованным и несправедливым, так как следствие и суд фактически проигнорировали принцип презумпции невиновности. Судебное заседание по апелляции назначено на 5 октября 2022 г.

yurovaНаталья Юрова, врач-педиатр участкового педиатрического отделения поликлиники № 1 г. Кузнецка, признана виновной в причинении смерти по неосторожности вследствие ненадлежащего исполнения своих профессиональных обязанностей – в том, что умер ребенок.
Наказание назначено в соответствии с ч. 2 ст. 109 УК РФ в виде двух лет ограничения свободы с лишением права заниматься врачебной деятельностью сроком на два года. Кроме того, по требованию потерпевшего – отца умершего ребенка лично на Наталью Юрову возложена обязанность компенсации морального вреда в сумме 1 млн рублей.
Отбывать наказание врач не будет только по причине истечения двухлетнего срока давности со дня преступления.
Обстоятельства дела, как сведения, составляющие врачебную тайну, не могут разглашаться в соответствии со ст. 13 Федерального закона от 21.11.2011 № 323-ФЗ «Об основах охраны здоровья граждан в Российской Федерации».
Но о Наталье Юровой как дежурном враче приемного отделения ГБУЗ «Кузнецкая межрайонная детская больница» (КМДБ) необходимо сообщить, что действия доктора были грамотными, профессиональными. Это подтверждают сведения из истории болезни ребенка и другой медицинской документации: ребенок был осмотрен и госпитализирован, а не отправлен домой, ему было назначено обследование и лечение.
За время дежурства Натальи Юровой состояние ребенка существенно не изменилось – это отмечено в документации, которая ведется в больнице по каждому пациенту, а также в показаниях свидетелей. То есть состояние ребенка дежурный врач оценила верно и назначила адекватное лечение.
Педиатром Наталья Юрова проработала 23 года, как подчеркивают коллеги – без нареканий со стороны родителей маленьких пациентов. Стоит представить, скольким детям и их родителям врач оказала самую нужную, а потому бесценную помощь.
Все перечисленные в обвинении недостатки не только отсутствовали в действиях Натальи Юровой, но и объективно не могли привести как в отдельности, так и в совокупности к тяжким последствиям. Никаких достоверных, объективных, бесспорных доказательств совершения обвиняемой противоправных действий, в которых она признана виновной, в приговоре нет.
Обвинение Натальи Юровой построено на основании лишь двух экспертиз по материалам дела, основной и дополнительной, в которых, как доказывает сторона защиты врача, допущены многочисленные нарушения, имеются противоречия с материалами дела, в выводах, а главное, отсутствует прямая причинно-следственная связь между действиями обвиняемой и смертью ребенка.
При этом стороне защиты на стадии предварительного следствия и в суде немотивированно неоднократно отказывали в назначении и проведении повторной экспертизы.
Более того, доктора Юрову фактически лишили права на защиту, поскольку с постановлениями о назначении экспертизы она была ознакомлена только после того, как экспертизы были уже проведены, а именно в апреле и мае 2020 года.
То есть в отношении обвиняемой был нарушен п. 11 ч. 4 ст. 47, ст. 198 УПК РФ, а значит подсудимая и сторона защиты были лишены права знакомиться с постановлением о назначении судебной экспертизы, ставить вопросы эксперту, заявлять ему отвод или ходатайствовать о производстве судебной экспертизы в другом или конкретном экспертном учреждении, давать объяснения эксперту и т. д.
Свидетели из числа медицинских работников в суде показали, что заболевание ребенка носило неуправляемый характер, относительно назначений врача Юровой и лечения, проведенного в Кузнецке, высказали мнение, что все было назначено и проведено правильно и в полном объеме, что есть заболевания и состояния, при которых общей терапии лечения не существует.
Врачи – это мы, люди. Медицинская профессия не добавляет сверхспособностей. На течение любого заболевания в организме конкретного человека могут оказать влияние самые разные и множественные факторы: бытовые условия, погодные, время обращения за медицинской помощью, индивидуальные особенности организма, генетическая предрасположенность к определенным состояниям и болезням. Стечение неблагоприятных обстоятельств в каждом конкретном случае индивидуально, а значит уникально и не всегда предсказуемо в своих последствиях.
В экспертизе и следственных действиях проявились предвзятость и формализм. Складывается впечатление, что суд в причинах смерти ребенка до конца разобраться не захотел. И Наталью Юрову фактически назначили виновной.
Допрошенный в суде потерпевший – отец умершего ребенка сообщил о своем неприязненном отношении к подсудимой и о том, что его показания обусловлены желанием ужесточить наказание.
Логично, что органы следствия и суд, не обладая специальными знаниями в области медицины, опираются на заключения экспертиз. Однако, чтобы получить полную картину обстоятельств расследуемого дела, нельзя слепо доверять одной экспертной комиссии, необходимо провести несколько экспертиз силами специалистов разных учреждений.
Почему суд не удовлетворил неоднократные ходатайства стороны защиты о проведении повторной комплексной экспертизы? В чем смысл подобных судебных разбирательств? В выгоде конкретных людей? В поддержке иллюзии правосудия?
Вопросы не праздные, так как буквально в начале сентября при похожих обстоятельствах осуждены на 9 лет и 9,5 лет колонии общего режима калининградские врачи Белая и Сушкевич.
Свое мнение о работе суда и бездоказательном вынесении этого приговора высказал Леонид Рошаль, хирург, профессор, Герой Труда Российской Федерации, Президент Национальной медицинской палаты. С этим текстом можно ознакомиться на сайте «Российской газеты» в материале от 6 сентября 2022 г. «Леонид Рошаль: «Мне стыдно за этот суд». Как медицинское сообщество реагирует на осуждение калининградских медиков Белой и Сушкевич».
Цитируем: «…Унизили не только защиту, но и все профессиональное сообщество.
…судья Московского областного суда с таким упорством отказывался привлекать к рассмотрению в суде мнения ведущих специалистов-токсикологов, неонатологов, реаниматологов, микропедиатров страны. С ними сыграли как с котятами. Оказывается, участие специалистов, которые излагают иную точку зрения, могут заставить суд исследовать эти все конкретные факты и мнения, а это может существенно изменить ход дела…
…Не выдерживает критики судебно-медицинская экспертиза, к которой у профессионального сообщества много вопросов. Но ими суд пренебрег. Судье было ясно все с самого начала…
…считаем, что осужденные врачи не виновны… А нарушение норм судейской этики требует четкой оценки профессионального сообщества».
Формальный и предвзятый судебный процесс искажает фундаментальные принципы профессии и морали из-за невежественного и оскорбительного обращения с ними, то есть происходит профанация экспертизы, медицины, правосудия.
Что останется в активе у общества в результате обвинительного приговора Наталье Юровой? Цель показательного наказания одного врача – сделать остальных богами, которые спасают и воскрешают людей вопреки любым обстоятельствам? Или запугать – дескать, чтобы другим неповадно было? Но страх – союзник ненадежный, так как чреват результатами, противоположными желаемому.
Для врача судебный процесс – уже наказание, а если приговор по медицинскому делу вынесен несправедливо, это бумерангом рано или поздно ударяет именно по обществу.
Каким образом – читайте в материалах «Профессия как приговор, или Врачей у нас не останется» (на сайте с 28 июня 2020 г.), «Дмитрий Зиновьев о пределе и беспределе ответственности в медицине» (на сайте с 25 июля 2020 г.).
Несправедливо приговаривая врача к лишению свободы, невозможно победить болезнь и смерть.

Екатерина Комовская

Прочитано 880 раз

Поиск по сайту