Самое читаемое в номере

Лариса Рябихина в борьбе за объекты культурного наследия

A A A

6 апреля в Институте регионального развития Пензенской области прошло очередное заседание Общественного совета при региональном Департаменте по охране памятников истории и культуры (далее – департамент).
Общественники решали судьбу наровчатских пещер, искали признаки ОКН у барельефов на ул. Московской в Пензе, усомнились в предмете охраны для дома купчихи Солнышкиной, а также отложили проект зон охраны дома № 72 по ул. Красной.

ВЫХОД ИСТОРИКА РЯБИХИНОЙ
«Заматерели!» – констатировала автор этих строк на первых минутах заседания, оглядывая столы с бутылочками минеральной воды. Впервые оно проходило в Институте регионального развития. Второй раз с 2016 г., то есть с момента учреждения первого состава общественного совета, на нём присутствовал заместитель председателя правительства. И второй раз за 6 лет на заседании отмечалось скопление представителей пензенских СМИ.
В президиуме – председатель совета Геннадий Белорыбкин, вице-премьер Лариса Рябихина и начальник департамента Александр Понякин.
На повестке дня 5 вопросов, из них как минимум два – тяжеловесы. С приветственным словом перед участниками заседания выступила Лариса Рябихина. С октября 2021 г. она курирует культуру региона и культурное наследие в частности, сменив на этом посту Олега Ягова (см. статью автора «Изнанка культурного наследия для Ларисы Рябихиной» на сайте «УМ», № 895). И за это время, по словам Рябихиной, она получила и получает много противоречивой информации о сохранении объектов культурного наследия в регионе. Кто-то критикует, кто-то, наоборот, даёт позитивную оценку.
«Мы-то вот историки, и к этим объектам относимся с особенной трепетностью. И когда узнаем, что какие-то здания или сооружения имеют хоть малость, какую-то причастность к истории пензенского края, хочется, чтобы о памятниках истории и культуры узнали и другие земляки, подрастающее поколение.
К своему стыду, даже будучи взрослым человеком, имея соответствующее образование, я узнаю столько новой информации и нюансов, на которые раньше просто не обращала внимания», – откровенно призналась Лариса Рябихина.
В свою очередь, для большинства членов совета откровением стал первый вопрос повестки заседания. На рассмотрение было представлено заявление общественного фонда «Буртас» о включении в Перечень выявленных объектов культурного наследия пещерного комплекса Троице-Сканова монастыря в Наровчатском районе.
Оказывается, пещеры до сих пор не памятник! И это при том, что по протяжённости они превосходят на 163 метра пещеры знаменитой Киево-Печерской лавры (всего 507 м).
Краевед Лариса Рассказова задала вопросы о собственнике пещерного комплекса, ведь на него будет возложена обязанность по содержанию выявленного ОКН. В ходе обсуждения выясняется, что пещеры находятся в собственности церкви. А вот земельный участок над ними церковь арендует у муниципалитета. В общем, схема правоотношений сложная, но члены совета выразили уверенность, что церковь с возложенной на неё ответственностью справится.

В 40 ЛЕТ НАСЛЕДИЕ ТОЛЬКО НАЧИНАЕТСЯ
На очереди заявление Администрации города Пензы о включении в Перечень выявленных ОКН барельефов, расположенных на открытой площадке кафе «На Рождественской» (ул. Московской, 60а). К заявлению приложены исключительно фотоснимки самих барельефов без каких-либо архивных сведений. Кто, когда и с какой целью украшал центр города – неизвестно. Причём подобная небрежность – случай не единичный для мэрии.
krasnaya barel

Барельефы на ул. Московской. Скоро их скроет шатёр летнего кафе. 11 апреля 2022 года

«Каким образом будем рассматривать заявление в отсутствие документов?» - спросила автор этих строк у членов совета. Но исправила возникшую неопределённость Лариса Рассказова, познакомив с результатами собственного расследования по барельефам, фактически выполнив в очередной раз работу за мэрию.
«Барельефы выполнены творческой мастерской «Перспектива». Мастерская образовалась в 90-х годах из выпускников Пензенского художественного училища. Располагалась на углу улиц Володарского и Либерсона, в районе нынешнего многоуровневого паркинга. Никакого другого монументального арт-объекта, кроме барельефа, мастерская после себя не оставила.
Общий эскиз фигурок выполнил Борис Нестеров. В творческую группу также входили Наталья Клюшева (окончила факультет керамики бывшего Строгановского училища), Фёдор Платов, Александр Полукаров и Алексей Миляков. Сдача объекта планировалась в мае 1990 г. Техника – терракотовая глина, обжиг, нанесение глазури и снова обжиг. Мастерская распалась быстро», - подытожила архивную справку Лариса Рассказова.
Члены совета разделились во мнениях: признавать или не признавать?
Дмитрий Мурашов говорил о том, что барельеф на ул. Московской следует считать лишь элементом городского благоустройства, по типу фигурок, что рассеяны в центре города. Это «Дама с собачкой» на ул. Володарского или «Ювелир» возле магазина «Жемчуг». Впрочем, как оказалось, спорить о ценности объекта бесполезно. По федеральному законодательству (п. 12 ст. 18 закона «О культурном наследии») статус ОКН могут получить лишь объекты старше 40 лет. А барельефам пока ещё около 30 лет.

krasnaya barel2

Для статуса наследия барельефам не хватает 10 лет. 11 апреля 2022 года

УСАДЬБА ПОШЛА В РОСТ
А далее начались вопросы-тяжеловесы. Один из них – проект реставрации и приспособления под современное использование объекта культурного наследия «Дом жилой» (ул. Кирова, 49). Горожанам известен как «Дом купчихи Солнышкиной».

krasnaya soln

Усадьба купчихи Солнышкиной. ул. Кирова. 8 марта 2012 г. фото Даниила Мануйлова

Проект выполнил Научно-производственный центр «Цера». Перед членами общественного совета его защищала главный архитектор Ксения Исхакова.
krasnaya projekt

Проект реставрации фасада Дома Солнышкиной

Из проекта следовало, что в соответствии с пожеланиями заказчика (ИП Амирян Валя Агасиевна) и в целях увеличения эксплуатируемых помещений, здание вырастет в размерах за счёт увеличения высоты мансардного этажа.
Но вместе с тем заказчик предусмотрел восстановление утраченных элементов здания: аттика с каплевидными пиками, столбиков парапета вдоль карниза, ажурного кованого ограждения между столбиками, а также центрального полигонального купола в историческом объёме.
Благодаря росту мансардного этажа более чем на 1метр в торцевой стене появятся два дополнительных окна. Но это полбеды, если говорить откровенно.
Увеличение мансарды потянет за собой подъём крыши. Она, в свою очередь, изменит и облик здания. Фактически на её фоне потеряется всё то, что предусмотрено восстановить, например тот же купол.
Подобное существенное изменение облика одного из самых красивых исторических зданий в Пензе вызвало вопросы. И самый главный – как это соотносится с предметом охраны ОКН? Но ответить на него не смогли ни представитель «Церы», ни департамент.
«Большой низкий поклон собственнику здания за реставрацию, но мы потеряем силуэт памятника и потеряем объёмно-пространственное решение. Дом сольётся. Сделайте крышу ниже на 1 метр», - обратилась к главному архитектору проекта член совета Анна Лызина.
В итоге «Цере» рекомендовали уточнить предмет охраны данного ОКН (высотность здания), доработать проект с учётом замечаний, а затем повторно вынести на рассмотрение.

В ТЫЛУ ГУБЧЕКА
Другой вопрос-тяжеловес получился самым загадочным из всей повестки. Причём настолько, что корреспондент «УМ» выехала к предполагаемому месту событий чрез 5 дней после заседания общественного совета.
Но вначале поясню суть вопроса. На рассмотрение был вынесен проект зон охраны для дома № 72 по ул. Красной. В Реестре он значится как дом, где в 1918–1921 годах размещалась Пензенская губернская комиссия по борьбе с контрреволюцией, спекуляцией и преступлениями по должности (губчека). До революции это была усадьба купцов Мартышкиных, как и соседний дом № 70.
krasnaya gubcheka

Тыльная сторона дома №72 (Губчека). Сентябрь 2020 г.

Сегодня это обычный многоквартирный жилой дом, но в статусе ОКН с защитной охранной зоной. «Защитка» устанавливает запрет на какое-либо капитальное строительство вокруг дома в радиусе 200 метров. По сложившейся в стране практике, чтобы существенно сократить радиусы, застройщики заказывают проекты зон охраны. В связи с чем, собственно, и родился вышеназванный проект. Разработал его ИП Веретёхин Андрей Геннадьевич, заказчиком выступил гражданин РФ Городничий Василий Вячеславович.
Собственно, к самому проекту вопросов особо не возникло. Как отметили члены совета, выполнено профессионально. Установлена охранная зона для самого ОКН, куда вошёл и дом № 70. Разработаны зоны разрешённой застройки (ЗРЗ), где высота строений не должна превышать 15 метров, или в среднем 4 этажей. Причём это касается домов, расположенных на первой линии улицы Красной, в том числе объектов НИИФИ.
Самое загадочное проявилось после того, как автор этих строк задала вполне логичный вопрос разработчику – где находится земельный участок заказчика проекта?
Однако конкретного ответа на него не последовало. Было сказано весьма уклончиво: на задворках дома № 72, в глубине. При этом участок заказчика, судя по проекту, не входил ни в одну из разработанных зон. То есть ограничений в 4 этажа этого участка не касались. Поэтому нет никаких гарантий, что в тылу дома № 72 не появится очередная многоэтажка, по типу соседнего ЖК «Дворянский».
В результате председатель совета Геннадий Белорыбкин предложил отклонить проект до получения информации о планах по застройке и землепользованию территории, ограниченной улицами Карла Маркса, Красной, Кураева и Тропой здоровья.
11 апреля корреспондент «УМ» побывала на ул. Красной. В глубине дома № 72 и до границы с парком Белинского, согласно публичной кадастровой карте, есть три участка. Все три вплотную примыкают к забору Ботанического сада.
На одном из них площадью 1012 кв. м расположен частный жилой дом. Второй – площадью 599 кв. м. Участок с кадастровым номером 58:29:4004010:125 (1571 кв. м) огорожен забором. Внутри находится заброшенная территория с недостроем.
Говорят, что раньше здесь находилась детская стоматология. Фундамент старого здания можно увидеть и сегодня со стороны Тропы здоровья. При этом первое впечатление заброшенности в дальнейшем оказывается обманчивым. При фотографировании участка корреспондент увидела на фасаде видеокамеру, явно наблюдавшую за незваным гостем.
krasnaya stom

Территория бывшей детской стоматологии. Ул. Красная, 74а. 11 апреля 2022 г.

Чтобы построить на этой территории многоэтажку, как предположили члены общественного совета, одного участка, очевидно, не хватит. Как вариант, может произойти объединение, допустим, самого большого по площади с соседним. Либо собственник пойдёт более скандальным путём и прирежет недостающие квадратные метры от Ботанического сада. Впрочем, это только версии.
Но в любом случае очень бы не хотелось видеть в этом районе, практически в парке Белинского, очередную высотку. Пока же в отсутствие чёткого понимания, что здесь запланировано построить, остаётся ждать очередного общественного совета.
Елена Дёмина

Прочитано 709 раз

Уважаемый читатель!

Наверное, если вы дочитали эту публикацию до конца, она вам понравилась. Очень на это рассчитываем.
Верим в то, что сравнительно малочисленная аудитория «Улицы Московской» вместе с тем еще и верная аудитория. Верная принципам открытого и свободного общества.
Открытое общество, одним из элементов которого является справедливая и сбалансированная журналистика «Улицы Московской», может существовать исключительно на основе взаимной ответственности и взаимных обязательств.
Мы бросаем вызов власти и призываем ее к ответственности.
Мы ставим под сомнение справедливость существующего положения вещей и готовим наших читателей к тому, что все еще изменится.
Мы рассказываем о вещах, о которых власть хотела бы умолчать, и даем шанс обиженным донести свою правду.
Но мы нуждаемся в вашей поддержке.
И если вы готовы потратить посильные вам средства для поддержания свободного слова, независимых журналистских расследований, мы потратим ваши средства на эти цели.

Заранее благодарен, Валентин Мануйлов

donate3

Поиск по сайту