Самое читаемое в номере

Глобальная цель Марии Кутай

A A A

Мария Кутай – талантливый молодой архитектор, чье имя стало известно широкой публике несколько лет назад. Пространства, обустроенные с помощью бюро «Вещь!», которое Мария с коллегами основала в 2017 г., посещают пензенцы всех возрастов. Самые популярные из них – площадь Ленина, ул. Славы, Набережная р. Суры, Фонтанная площадь.
Дарья Мануйлова встретилась с Марией, чтобы поговорить о ее творческом становлении, материнстве, проекте мечты и о том, как сделать городскую среду комфортной и здоровой.

kutay– Как выглядел твой путь к архитектуре? Пришлось немного поплутать, или ты всегда знала, чем хочешь заниматься?
– В детстве, сколько себя помню, я всегда рисовала. Лет с 5 мечтала стать дизайнером одежды, модельером. Рисовала куклам одежду, мы с подругой переодевались в разные наряды, как-то их компоновали.
Лет с 10 я начала ходить в художественную школу, и мне повезло с педагогами, с ними у меня до сих пор очень добрые отношения. В старших классах художки у меня были основы дизайнерского проектирования – подготовка к институту. Все это натолкнуло меня на мою профессию.
При этом в семье других дизайнеров и архитекторов нет: у моих родителей и родственников технические профессии. Несмотря на это, родители очень радовались моим успехам и старались помогать, поддерживать. Оформляли мои работы на просмотр, освобождали от домашних дел. Бывало, в художке, на декоративно-прикладном искусстве, надо было что-то сделать из ниток и ткани, и мама мне помогала.
После школы я поступила в ПГУАС, на дизайн среды, а потом в магистратуру по архитектурному направлению. Лишь однажды, в университете, был момент, когда мама сказала: лучше бы я тебя не пустила в эту творческую стезю.
Это произошло, когда у меня на 1 курсе была первая сдача проекта, и пришлось 2 суток почти не спать, чтобы его доделать. Но в эту тему про архитектурный вуз вообще легенды ходят.
– Какие легенды?
– Ну что архитекторы сутками не спят. Я обобщенно называю «архитекторы»: имею в виду архитектурный факультет, на котором и дизайнеры учатся, и градостроители.
У нас правда была большая нагрузка. Например, были дни сплошного проектирования, когда нужно за 3 дня проект закончить. Это потом уже мы их стали на компьютере делать: вначале была ручная графика, нужно было натягивать бумагу на большой планшет, сначала 55х75 см, потом метр на метр, и все это везти в институт в автобусе.
Учитывая, что транспортное сообщение в городе не очень, о чем я постоянно говорю и обращаю на это внимание властей, выбирать не приходилось. Свободных маршруток не было, был только 70-й автобус, который идет через весь город, и ты в нем просто засыпаешь. Проблема даже не в том, как планшет впихнуть, чтобы никому не помешать, а как его удержать, когда ты едешь после двух суток без сна и в какой-то момент засыпаешь, теряя контроль и над собой, и над проектом.
А ведь на старших курсах у тебя еще и работа появляется. Я начала работать на 3 курсе: сначала в мастерской «Глагол», а потом ушла в свободное плавание.
Учиться в университете было нелегко, но я многому научилась, и это время вспоминаю с благодарностью.
Недавно меня пригласили в экзаменационную комиссию: в июне я пойду на защиту к дизайнерам и буду оценивать их выпускные работы. Очень рада, что меня удостоили такой чести.
– Как складывалась твоя карьера после «Глагола»?
– С 2016 г. я училась в магистратуре и работала индивидуально: занималась интерьерами, сотрудничала с застройщиками по обустройству территорий жилых комплексов. Мой муж тогда работал в Москве в мастерской «Атриум». Мои нынешние коллеги тоже работали в разных мастерских.
А потом мы все встретились на какой-то лекции по архитектуре и подумали: а не поучаствовать ли нам вместе в конкурсе? Мы собрались, сделали проекты для конкурса в Нижнем Новгороде. От нашей команды было 7 проектов: с двумя из них мы выиграли.
И вот пришел момент их строить. А это было сложно: объекты-то экспериментальные, строились в лесу, нас в процессе ели комары. Тогда мы и проверили на прочность нашу команду, почувствовали друг друга в работе.
После этого мы вместе пришли в администрацию города, показали, что мы умеем, какие проекты у нас есть. В итоге нас пригласили на круглый стол с губернатором, где нами заинтересовались застройщики: «Рисан», «Территория Жизни».
Мы перестали успевать работать каждый на своих работах и делать совместные проекты. Постепенно все поуходили со своих мест, вместе мы сняли офис и в начале 2017 г. уже начали целенаправленно работать.
– Тебе было важно работать именно в Пензе?
– Сложный вопрос. Сейчас я рада, что все сложилось именно так, но четкой установки оставаться только здесь у меня не было.
Мне очень важно быть со своей семьей. Для меня Пенза – это не просто территория, это, в первую очередь, люди. Здесь живут мои родители, мои близкие, и я бы не хотела от них быть оторванной на 650 км.
Когда мой муж работал в Москве, я жила на два города и, в принципе, была нацелена переехать в столицу. Я прошла стажировку в московском бюро Wowhaus, которое мне очень нравится: они передовые в плане благоустройства, одни из первых, кто начал благоустраивать Парк Горького.
Но морально мне всегда хотелось быть в Пензе. И, когда сложилось так, что мы остались здесь, я была рада. Особенно когда начала приносить пользу городу в профессиональном плане.
Было время, когда мы получили предложение от «Московского метрополитена», и часть бюро переехала в Москву: было много согласований и других моментов, которые нельзя на удаленке решить.
Мы уехали туда на год, хотя планировали только на полгода, и, когда это закончилось, мы были рады вернуться, обосноваться в Пензе окончательно.
kutay2– Насколько сложно для тебя совмещать роль мамы и профессионала?
– Миша родился в июне 2019 г., и изначально мне было очень сложно.
После бессонных ночей в университете мне казалось, что я могу и не спать, и работать много и упорно, а значит, легко справлюсь с ребенком. Но нет, дети у всех разные.
Мой сын – активный, эмоциональный и требовательный ребенок. Поначалу он очень плохо спал, и справляться с этим было гораздо сложнее, чем раз в полугодие сдать сессию в институте.
Первое время было трудно совмещать работу и материнство. Я выезжала только на встречи, где требовалось именно мое присутствие. Ситуация с удаленкой для нас стала очень удобной: я могла и работать, и быть с ребенком дома, получать помощь от родителей. Но все равно, когда ты ночью не спишь, днем работать тяжело.
Сейчас я уже довольно серьезно погружена в рабочий процесс, хотя продолжаю пребывать с ребенком: он не с няней и не в яслях. Большой плюс в том, что мы с мужем работаем вместе – хоть и зависим от одной организации, зато можем сменять друг друга. Переключаться на работу и быть в процессе полезно, чтобы на материнстве не зацикливаться.
– Есть ли у тебя проект мечты, который ты хотела бы реализовать в Пензе?
– Да, есть: я на программе Архитекторы.РФ над ним мыслила.
Этот проект – о создании парковых пространств в каждом районе города. Сейчас у нас есть несколько парковых зон, где отдыхает весь город: Олимпийская аллея, Парк Белинского, Набережная в Спутнике.
Но такие пространства должны быть в каждом районе, и везде они должны быть благоустроены. Об этом надо задумываться систематически, а не так, что есть клочок земли, но на обустройство нет денег. Потом пришел депутат, поставил там лавочку, но не обеспечил освещение. В итоге каждый что-то сделал, но ситуация не особо улучшилась.
В Пензе очень не хватает и детских игровых площадок. Нет общегородского пространства, куда можно было бы с ребенком приехать и ему там будет интересно и комфортно.
Детям нужно играть на свежем воздухе: это не прихоть мам, это научный факт. Свободные виды деятельности ничем не восполнимы. Организованные виды деятельности, вроде кружков и секций, не заменяют свободной игры на свежем воздухе.
Мне хотелось бы, чтобы в городе была система: чтобы в каждом районе был свой парк, чтобы пространство было доступным для всех категорий жителей. А не так, что открылся один новый парк, и там яблоку негде упасть, потому что это единственное благоустроенное пространство.
К этому проекту мы идем постепенно, все время говорим об этом в администрации. Уже воплотили в жизнь кое-что. Но решение о подобной системе должно быть политическим, нужно, чтобы кто-то во власти сказал: у нас есть земля, но мы сделаем здесь парк, а не будем снова застраивать.
– Расскажи, что такое Архитекторы.РФ?
– Это проект, который Дом.РФ совместно с институтом «Стрелка» запустил в 2018 г. К участию приглашаются участники, работающие с городской средой: это и госслужащие, и архитекторы, и смежные специалисты. На конкурсной основе отбирается 100 человек со всей России, которые в течение года проходят бесплатное обучение.
У нас было 4 образовательных модуля: 2 в Москве, 1 за границей и 1 в городах России. Мы прослушивали лекции, на которых прокачивали не только наши профессиональные навыки, но и soft skills: навыки общения, самопрезентации, умение договариваться. Лекции вели самые лучшие спикеры, профи в нашей сфере.
Участники этой программы как большая семья. Благодаря этому гениальному проекту у меня есть 200 приятелей (100 моих и 100 мужа), которые работают в городском благоустройстве, с которыми мы сотрудничаем, обмениваемся опытом и всегда можем спросить у них совета.
– Ты когда-нибудь сталкивалась с сексизмом в рамках профессии?
– Нет. Еще на этапе учебы у нас в группе было всего два парня, у архитекторов – чуть больше, человек пять. В нашем бюро среди основателей три молодых человека, и для меня они – опора нашего коллектива.
Кроме того, у меня есть стереотип, что мужчины лучше в технической части разбираются, и на стройки ездят они, по большей части. Может быть, это конкретно у меня такой склад ума, что я больше нацелена на удовлетворение запросов жителей, дизайнерские вопросы, сценарии использования, а узлы и конструкции мне не слишком интересны.
Так что с сексизмом в профессии я не сталкивалась. Хотя, думаю, на стройке мне было бы нелегко общаться со строителями. У них на все свой взгляд, они стараются сделать так, как проще для них.
Мне пришлось бы с ними спорить, и я бы наверняка услышала что-то вроде «Мы строим – мы знаем, а тут девчонка какая-то пришла».
Я человек неконфликтный, морально это было бы для меня довольно сложно, поэтому хорошо, когда есть коллеги-мужчины, которые могут подискутировать со строителями.
– К слову о дискуссиях. Ваше бюро много и плотно сотрудничает с администрацией города. Сложно ли сотрудничать и договариваться с городскими властями?
– Конечно, порой возникают определенные сложности.
Иногда бывает, как с площадью Ленина: оказалось, что, пока мы совместно с КБ «Стрелка» делаем красивую концепцию, у города уже запланирована замена асфальта на площади. Его в тот момент уже сняли, и если бы новый положили, то гарантия действовала бы несколько лет и наш проект воплотить было бы уже нельзя.
Асфальт сняли, на дворе лето, и нам говорят: «Ну асфальт снят, нужен скорее проект». А мы только начали проектировать. Процесс-то нелегкий: сначала основная концепция, потом детальные чертежи. А нас просят успеть за 2 недели.
Так бывает не только с администрацией, но и с частными заказчиками: часто бывает, что проект нужен уже здесь и сейчас, иначе они просто не успеют закупить материалы, саженцы, малые архитектурные формы до начала сезона.
Но, конечно, у администрации свои сложности. И с точки зрения контрактов, и с точки зрения государственных закупок. Бывает так, что после того, как мы сделали хорошую концепцию, устраиваются торги на рабочий проект, выигрывают недобросовестные подрядчики: опускают цену ниже плинтуса и делают все очень плохо. В таких случаях власти ничего не могут сделать, сами потом плачут.
Но нам приятно, что в Пензе к нам есть доверие со стороны разных властных лиц. Губернатор нашу работу всегда высоко оценивает и знает нас, наверное, уже в лицо. Главные архитекторы города, области, начальник Управления архитектуры нами довольны. Архитектурное сообщество тоже нас приняло, несмотря на наш относительно юный возраст.
– У меня есть ощущение, что подобные ситуации, когда творческая идея и количество денег не состыковываются, бывают довольно часто. Так ли это?
– Да, согласовать идеи с бюджетом очень сложно. Это как раз та разница, которую мы прочувствовали, поработав в Москве.
В Пензе есть идеи, есть проекты, но нет денежных возможностей. Например, у нас есть проект территории Дворца пионеров, но на него нет бюджета, так что все стоит на паузе.
В Москве, наоборот, беда в том, что все очень быстро происходит. Все пытаются освоить бюджетные деньги, и, пока одни думают, другие уже на этой территории строят что-то свое. Все пытаются поскорее вложить средства. У нас с этим трудно.
И это не вопрос суперидей: мы рисуем реальные, вполне воплотимые проекты. Но денег требует все: и озеленение, kutay3и качественное мощение. Например, не просто плитка 10х20 см с фасками, по которой неудобно ходить с коляской, а крупноформатная плитка без фасок, которая обеспечивает совсем другое качество среды.
Так что здесь даже не вопрос каких-то космических идей, речь идёт о комфорте пользователей и долговечности решений.
– Качество среды – это то, что для тебя важнее всего в проектах? В чем ты видишь свою главную цель как архитектора?
– Наша профессия кажется не такой глобальной, как врач или учитель, но она очень важна. Вопреки расхожему мнению, дизайнеры среды и архитекторы не столько про искусство и красоту, сколько про здоровье.
Мы не просто хотим сделать на площади Ленина сквер вместо парковки: мы хотим, чтобы в будущем в городе была выстроена система, которая позволит сделать город более здоровым и комфортным для пешеходов.
Экологию загрязняют не столько бытовые отходы, сколько автомобили и производства. На второе лично мы не можем повлиять, но по вопросу автомобилизации мы можем дать совет и стараемся этот вопрос всегда затрагивать.
Мы хотим преобразить городскую среду так, чтобы чисто физически человек поглощал меньше выхлопов, а это комплексные меры по развитию общественного транспорта, велосипедной и пешеходной инфраструктуры. Сама по себе комфортная пешеходная прогулка тоже позитивно скажется на здоровье человека. Обеспечить это – в силах архитекторов.
Мне радостно, что в своей профессии я могу делать города не только красивее, но и здоровее, комфортнее для людей. Это и есть моя глобальная цель.

Интервью взяла Дарья Мануйлова
На фото: Мария Кутай на фоне своих объектов «Дворовые пространства ЖК «Фаворит» СГ «Рисан», 2020 г.

Прочитано 700 раз

Уважаемый читатель!

Наверное, если вы дочитали эту публикацию до конца, она вам понравилась. Очень на это рассчитываем.
Верим в то, что сравнительно малочисленная аудитория «Улицы Московской» вместе с тем еще и верная аудитория. Верная принципам открытого и свободного общества.
Открытое общество, одним из элементов которого является справедливая и сбалансированная журналистика «Улицы Московской», может существовать исключительно на основе взаимной ответственности и взаимных обязательств.
Мы бросаем вызов власти и призываем ее к ответственности.
Мы ставим под сомнение справедливость существующего положения вещей и готовим наших читателей к тому, что все еще изменится.
Мы рассказываем о вещах, о которых власть хотела бы умолчать, и даем шанс обиженным донести свою правду.
Но мы нуждаемся в вашей поддержке.
И если вы готовы потратить посильные вам средства для поддержания свободного слова, независимых журналистских расследований, мы потратим ваши средства на эти цели.

Заранее благодарен, Валентин Мануйлов

donate3

Поиск по сайту