«Узбекистан»: затяжной процесс Дмитрия Стексова

A A A

Успешность бизнеса прямо пропорциональна бездействию органов местного самоуправления и судебных приставов. К такому выводу пришли жители дома № 37 по ул. Карпинского после 8 лет бесплодной борьбы с предпринимателем Дмитрием Стексовым, владельцем нежилого помещения, известного в прошлом как магазин «Узбекистан».

АРХИТЕКТУРА «НА НОЖКАХ»
Дом № 37 с характерными восточными узорами на фасаде – уникальный образец советской архитектуры для Пензы. Для большинства горожан он был и остаётся магазином «Узбекистан».
Его исключительность заключена в проекте, разработанном пензенскими специалистами. Фигурально говоря, дом стоит «на ножках», или на специальных колоннах.
Сделано это было с той целью, чтобы наилучшим образом совместить в здании жилые помещения с магазином. В подвале был обустроен большой магазинный склад с холодильным оборудованием, действовал грузовой лифт. Точно по такому же образцу в СССР были построены ещё несколько домов в Череповце.
Неизвестно, какое предназначение было у тех череповецких близняшек, но пензенский проект служил неким символом братской любви между советскими республиками. В 90-е и нулевые годы
XXI века «Узбекистан» повторил судьбу большинства таких фирменных магазинов, как «Азербайджан», «Белый аист» и «Хазар».
В 2012 г. огромные торговые помещения приобрёл бизнесмен Дмитрий Стексов родом из села Сюзюм Кузнецкого района. И с этого момента спокойная жизнь у владельцев 128 квартир закончилась.
Нежилые помещения на 1 этаже и в подвале площадью 1829,4 кв. м подверглись серьёзным конструктивным изменениям без согласования с городской администрацией и без разрешения собственников квартир на реконструкцию. Ознакомиться с последствиями «преобразований» можно с внутренней стороны дома, где по стене между 2 и 3 подъездами пролегла трещина и выставлены маячки.
Судить же о размерах «подрывной деятельности» лучше из материалов судебного дела № А49-7479/2014 Арбитражного суда Пензенской области, куда был подан иск городской администрацией в июле 2014 года: «Произведён демонтаж встроенной в объём первого этажа антресоли; изменена площадь нежилых помещений и общая площадь здания, в результате ликвидации помещения антресоли и внутренней перепланировки помещений первого и подвального этажей (демонтажа перегородок и ненесущих стен); изменён архитектурный облик (выразительность) здания вследствие закладки витражей, увеличения оконных проёмов, установки новых витражей и оконных блоков, закладки устройства дверных проёмов, устройства крыльца и козырька входной группы».
Сами жители давно сбились со счёта, сколько за период незаконной реконструкции появилось новых входных групп в доме. Впрочем, самая яркая переделка выставлена на всеобщее обозрение. Это устройство входной группы в подвальное помещение с лицевой стороны здания.

ДИСТАНЦИОННЫЕ МАНЁВРЫ
В марте 2015 г. реконструкция была признана судом незаконной. Предпринимателя Стексова обязали за 30 дней привести реконструированные помещения в первоначальный вид, каковым он был согласно техническому паспорту от 2010 года. То есть до покупки Стексовым магазина.
Также были приняты обеспечительные меры в виде запрета на любые строительные работы в нежилых помещениях и запрета Росреестру осуществлять регистрационные действия в отношении этих помещений.
Но возврата к первоначальному виду не произошло даже после возбуждения исполнительного производства. Более того, судебный вердикт никоим образом не сказался на бизнесе Дмитрия Стексова.
Он вполне успешно распорядился торговыми площадями, сдав их в аренду крупным торговым сетевикам и отделению Сбербанка. Сам же благополучно выехал за границу и до сегодняшнего дня также эффективно осуществляет руководство бизнесом «на удалёнке».
uzbekistan«Улица Московская» полагает, что в условиях российских реалий опыт пензенского бизнесмена отнюдь не уникален. За 5 лет с момента вынесения судебного решения фактически дистанционно Стексовым были «нейтрализованы» судебные приставы и городская администрация с исполнительным листом на руках.
Теперь эту «бумажку» можно утилизировать за ненадобностью, поскольку на сегодняшний день есть судебное решение, подтверждающее факт приведения нежилых помещений в первоначальное состояние.
Другой вопрос – что подразумевать под «первоначальным состоянием» и о каких помещениях идёт речь, ведь живописный вход в подвал, увешанный рекламными вывесками, до сих пор заманивает покупателей в свои торговые сети.
Впрочем, не будем забегать вперёд и вернёмся в июль 2015 года. В распоряжении «УМ» есть весьма любопытный документ – прокурорское представление в службу судебных приставов за подписью тогдашнего прокурора Ленинского района Евгения Зудихина с требованием устранить выявленные нарушения закона.
Оказалось, что – вольно или невольно – приставы подыграли Стексову. Как только исполнительное производство было открыто, предприниматель выехал за рубеж, в то время как постановление об ограничении на выезд было вынесено лишь в ноябре того же года. Попытки найти его по месту регистрации, вполне естественно, не увенчались успехом.
Подобная медлительность в действиях судебных приставов повторялась неоднократно. В результате Дмитрий Стексов беспрепятственно пересекал границу в свободные от ограничений периоды. И параллельно вёл длительную судебную тяжбу с намерениями узаконить переделку, что называется, малой кровью.

АНТРЕСОЛЬ В РОЛИ ВХОДНОЙ ГРУППЫ
В ноябре 2019 года сутяжничество приносит свои плоды. Иск Стексова (Дело А49-4425/2018) с жалобой на судебных приставов Ленинского РОСП, в частности, на судебного пристава-исполнителя Ларису Емелину, которая отказывалась закрывать исполнительное производство, был удовлетворён.
Предприниматель ссылался на то, что он осуществил всё, что от него требовалось: заложил стену входной группы, восстановил встроенные в объём 1 этажа антресоли, даже восстановил капитальную стену МКД. Вот только приставы и городская администрация его усилия не приняли во внимание.
В подтверждение Стексов предоставил в суд свою экспертизу о проделанной работе. Повторная экспертиза, назначенная судом, подтвердила выводы первой. А приглашённая в судебное заседание эксперт Оксана Тимакина довольно оригинально заявила, что некая «антресоль (входная группа) полностью соответствует расположению в инвентарном плане 1978 г. Отсутствие этой входной группы в техническом плане 2010 г. ничем не обосновано». Чем окончательно запутала жителей дома № 37, совершенно случайно натолкнувшихся на решение судьи Табаченкова на сайте Арбитражного суда.
По словам собственников квартир, ни городская администрация, ни судебные приставы ни разу не привлекали их в качестве третьих лиц по делу Стексова, хотя они – самые заинтересованные лица в этом процессе.
Это им в течение 8 лет приходится жить над переделанными магазинными площадями и чуть ли не ежедневно сомневаться в безопасности собственного жилища. Им также непонятно, о какой входной группе шла речь на суде и какую капитальную стену вернул предприниматель в первоначальный вид? Но все эти вопросы повисли в воздухе, так же как их квартиры.
На сегодняшний день решение судьи Табаченкова устояло в Одиннадцатом арбитражном апелляционном суде в Самаре.
Выигрывает Дмитрий Стексов также у городской администрации по снятию запрета на регистрационные действия в отношении нежилых помещений в многоквартирном доме № 37. И, похоже, в скором времени по двум делам будет поставлена точка, поскольку, по мнению владельцев квартир, муниципалитет, как и судебные приставы, не заинтересованы в продолжении и без того затянувшегося на целую пятилетку процесса.
«УМ» всё же надеется на положительный исход дела, ведь в данном случае речь идёт прежде всего о безопасности людей. Да и трещина в стене между 2 и 3 подъездами никуда не исчезла.

Прочитано 551 раз

Уважаемый читатель!

Наверное, если вы дочитали эту публикацию до конца, она вам понравилась. Очень на это рассчитываем.
Верим в то, что сравнительно малочисленная аудитория «Улицы Московской» вместе с тем еще и верная аудитория. Верная принципам открытого и свободного общества.
Открытое общество, одним из элементов которого является справедливая и сбалансированная журналистика «Улицы Московской», может существовать исключительно на основе взаимной ответственности и взаимных обязательств.
Мы бросаем вызов власти и призываем ее к ответственности.
Мы ставим под сомнение справедливость существующего положения вещей и готовим наших читателей к тому, что все еще изменится.
Мы рассказываем о вещах, о которых власть хотела бы умолчать, и даем шанс обиженным донести свою правду.
Но мы нуждаемся в вашей поддержке.
И если вы готовы потратить посильные вам средства для поддержания свободного слова, независимых журналистских расследований, мы потратим ваши средства на эти цели.

Заранее благодарен, Валентин Мануйлов

donate3

Поиск по сайту