Лилия Чащина: «Топтать тропинку к каждому человеку»

A A A

Интервью нового начальника Управления образования г. Пензы Лилии Чащиной газете «Улица Московская».

chashina– Лилия Валерьевна, первый вопрос традиционный: где, когда, в какой семье Вы родились?
– Я родилась в Пензе в последний день весны 1972 г. в интеллигентной семье. Мама у меня – учительница русского языка и литературы. Папа – инженер по профессии, он работал на заводе «Химмаш» начальником снабжения.
Моя мама родом из педагогической династии: и мой дед, и моя бабушка с маминой стороны, и дядя, и его жена – педагоги.
Отец родом из Башмаковского района, из большой дружной многодетной семьи: десять человек детей, шесть из которых тоже были педагогами.
Дед был физиком, а я по специальности учитель математики и физики.
– Где Вы учились?
– Когда была маленькая, в 1-2 классе, училась в школе № 37. Потом открыли новую школу № 42, которая впоследствии стала гимназией, и с третьего класса я училась там. Окончила эту школу с золотой медалью.
Поступила в наш педагогический институт на физмат. Поступила, как медалист, с первого экзамена. Но у меня была достаточно сложная жизнь. Когда мне было 13 лет, умерла мама, и остались мы с папой и шестилетним братом. Когда окончила школу, были мысли поступать учиться в Москву, но брат учился только в 6 классе, и я поняла, что не могу бросить папу одного. И осталась в Пензе.
– Когда Вы поняли, что будете учителем?
– Мне очень нравилось, как и любой девочке, играть в школу. Я видела, как готовились к урокам мои родственники. И, когда я играла во дворе, готовила уроки, используя журнал «Юный натуралист».
Наверное, в 8-9 классе я осознанно почувствовала, что хочу быть педагогом, потому что очень любила детей. Мне казалось, что ничего более интересного в жизни не найду, и я не ошиблась.
– Почему выбрали математику?
– Математика была самым любимым предметом (и еще французский язык). Я особенно любила геометрию. Исследование пространственных фигур доставляло мне массу удовольствия. Ну и учителя были хорошие.
– Вы помните Ваши первые шаги в качестве учителя? Как сопрягались практическая работа и теория?
– Конечно, было тяжело, несмотря на то, что в институте я была очень прилежной студенткой. И самый главный предмет, методику математики, изучала очень хорошо, и у меня были хорошие педагоги.
Танзиля Хамзяевна Пономарева – это человек, с которым я в дальнейшем долго дружила. Она вела у нас практику по методике математики. И то, чему я научилась в институте, очень помогло моей работе.
По окончании пединститута я получила красный диплом и вернулась учителем в свою родную 42-ю гимназию. Директором тогда была Тамара Ивановна Деркач, она с удовольствием меня приняла в качестве педагога.
И таким странным образом моя жизнь устроена, что мне ничего легко не давалось. Сразу у меня были старшие классы: и химико-биологический, и физико-математический. И классное руководство дали в 8 классе, со всеми сложностями пубертатного возраста. И плюс я еще работала в 5 классе, где шла апробация нового учебника математики.
У меня дочери было два года, я ее отдала в детский сад. Отводила ее, а сама шла на уроки. Я не скрываю, было трудно, но настолько интересно…
Меня сегодня спрашивают, какую вы зарплату получали, а я не помню. Помню, что была маленькая зарплата (потому что, когда человек приходит на новое место после института, еще никаких категорий нет, идет базовая зарплата плюс надбавка за классное руководство). Это вообще меня не интересовало, я была увлечена профессией.
В школе всегда молодежь поддерживалась, наставники были очень хорошие. Тамара Васильевна Деркач помогала и Михаил Васильевич Курбатов, известный в городе физик, который был в то время заместителем директора. Мои коллеги помогали, Наталья Евгеньевна Моисеева, моя учительница начальных классов.
Помню, пришла в учительскую, рыдаю: все-все-все рассказала, показала, вместе делали, все у всех получалось, а даю самостоятельную – синусоиду построить не могут.
Михаил Васильевич мне говорит: «Ну ты даешь. Некоторые и через две точки прямую провести не могут. Не с первого раза, так со второго, с третьего – у них обязательно получится. Ты, главное, сама духом не падай».
Мне хотелось быть учителем. Получилось, как бы трудно ни было. Помогало желание двигаться вперед. Я вообще очень целеустремленный человек. Если я ставлю перед собой задачу, я ее выполняю. И я всегда говорю: наверное, каждому человеку дается ровно столько, сколько он может выдержать.
– Быть учителем – непосредственно работать с детьми. Почему же Вы все-таки перешли на работу организатора образования?
– Я бы не перешла никогда. Меня просто заметил директор. В 1999 г., через пять лет с начала моей работы в школе, Тамара Ивановна сказала, что я готова участвовать в конкурсе «Учитель года». В 1999 г. я участвую в городском конкурсе – побеждаю. Участвую в областном – побеждаю. И еду на Всероссийский конкурс «Учитель года» в Москву.
Конечно, этот конкурс вообще изменил мое мировоззрение. Мой взгляд на систему образования как таковую стал более масштабным.
И, наверное, вот это мое изменение увидела директор Тамара Ивановна и предложила мне стать заместителем руководителя.
Она сказала: «Понимаешь, Лилия, ты учителем будешь теперь всегда», – и я с этим согласна, я даже сейчас могу выйти к доске и любой урок для меня провести будет в кайф, это вообще самый главный кайф в моей жизни!
Но директор сказала: «В образовании должны быть люди, которые должны вести за собой, должны организовывать этот процесс. У тебя эти качества есть. Давай пробуй».
И она меня назначает самым главным замом – заведующим учебной частью. И я проработала в гимназии № 42 завучем, как мы говорим, «учебником», семь лет. То есть все, что связано с организацией деятельности педагогов, было моей прерогативой.
Я сначала думала: как это? Но ничего, прочитала журналы. Смотрела, как Михаил Васильевич работает. Попробовала первый раз расписание сделать… Ошибки были, исправляла, училась.
Потом так сложилось, что мне пришлось некоторое время исполнять обязанности руководителя. Вы же знаете, система образования – это такая прозрачная структура, которую все любят проверять.
И в 2005-2006 гг., после одной из таких проверок с участием управления образования, Марина Константиновна Шарошкина сказала, что я уже созрела быть отдельным руководителем. Наверное, она какую-то мою самостоятельность увидела. И Тамара Ивановна Деркач ее поддержала.
И 7 января 2007 г. меня назначили директором легендарной школы № 12 им. Вячеслава Владимировича Тарасова.
– Вам не было страшно?
– Было. Я понимала значимость этой школы, которую создавал сам Тарасов. Мы о нем много знали. Он был доктор наук, известный в городе Пензе и в Пензенской области педагогический деятель.
Когда я пришла в эту школу, я была удивлена. Гимназия № 42 все-таки имела эстетическую направленность. В школе была особая среда, и она чувствовалась даже в коридорах.
И тут я попадаю с самую обыкновенную школу, которая территориально закреплена за частным сектором, но с великим, легендарнейшим педагогическим коллективом.
Мне, наверное, интуиция подсказала поначалу присмотреться ко всем этим интереснейшим людям. И оказалось, что в этой школе работает столько замечательных педагогов, но очень скромных по своей натуре, не заявляющих громко о себе.
– Вы были очень молодым директором, как Вы себя чувствовали среди более опытного коллектива? Наверное, большинство учителей были старше по возрасту?
– Более того, в школе № 12 работали два педагога, которые после Тарасова там были директорами: Александра Павловна Еремина и Татьяна Викторовна Короткова. Грамотные, проницательные, это были настоящие педагогические зубры. Александра Павловна работала завучем еще с Тарасовым.
Когда я пришла, я почувствовала их поддержку. Они, наученные Тарасовым, понимали, что школа должна развиваться, что нужны инновации. И мой приход с этим связали, услышали меня во многих вещах. Конечно, мы сохранили много традиций, которые в этой школе создавал Вячеслав Владимирович Тарасов, но очень много и нового там получилось.
Я 9 лет была директором школы № 12. Это тот коллектив, который помог мне созреть. Я бы еще много-много лет работала в этой школе, если бы не случай.
Естественно, мы всегда чтили память Тарасова и ежегодно проводили мероприятия в его честь. Однажды Иван Александрович Белозерцев, будучи главой города, попал на одно из таких мероприятий в нашей школе и, наверное, меня там заметил.
И 7 апреля 2016 г. я стала первым заместителем министра образования Пензенской области, а министром – Александр Геннадьевич Воронков.
Вот здесь я очень переживала, боялась, потому что непросто концептуально представлять стратегию развития системы образования субъекта. Конечно, меня поразила жизнестойкость Александра Геннадьевича, притом, что он всегда очень позитивный, очень инициативный. Он всегда говорил: «Лилия, мы обязательно справимся. Понимаешь, всегда придет идея. Решение будет».
И наступили эти долгие 5 лет, когда я сначала, во-первых, изучала область, потом занималась реализацией тех или иных задач, стоявших перед региональной системой образования. Один в поле не воин, конечно, это не только я, но и мои коллеги.
Начался нацпроект – бесконечные стройки школ, детских садов... И столько новых проектов в рамках нацпроекта «Образование»: и цифровая образовательная среда, и консультирование.
Мы поняли, что в школах не хватает психологических служб, и базовые психолого-педагогические кабинеты появились в каждом районе. Тогда же родился у нас праздник для медалистов. Столько было новых идей, столько было всевозможных придумок организовано!
Я с пиететом отношусь к Министерству образования Пензенской области и особенно к Институту регионального развития, потому что там, конечно, работают трудяги. С Ольгой Федоровной Федосеевой пришлось много поработать. Ну что говорить – асы. В ночь могли придумать ту или иную концепцию.
Вот концепция прошлого года «А мы из Пензы. Наследники Победителей». Каждый ребенок региона был задействован в реализации этого проекта. Это, конечно, великий труд.
Ну а потом так сложилось, что в три дня, когда Юрий Александрович Голодяев принял решение уходить с занимаемой должности, мне предложили занять его место, стать начальником управления образования Пензы.
Вы сами понимаете, для меня такое доверие нашего губернатора, главы администрации города дорогого стоит. Да и самой мне хотелось уже все-таки вступить на путь работы с людьми, непосредственно с хозяйством, будем так говорить. Потому что все-таки город – это огромнейшее хозяйство. У нас 63 школы, 46 детских садов плюс 54 филиала, и учреждения дополнительного образования, два лагеря.
– Некоторые полагают, что работа в министерстве уровнем выше, чем в городском управлении образования. А Вы как считаете?
– Мне многие задавали вопрос: для тебя это повышение или понижение? Я эту ситуацию так никогда не расценивала.
Для меня это другого уровня развитие. Хотя базовый уровень концепции самой региональной системы образования я получила в министерстве. Я уже на многие вопросы смотрю с другой стороны, то есть концептуально понимаю, что от чего зависит, почему так происходит, и почему вот так я должна поступить.
Мы в министерстве очень тесно работали с Пензой, потому что Пенза – главный муниципалитет Пензенской области. Я почти всех директоров Пензы знаю, я с ними со всеми выстраивала отношения, это не чужие мне люди.
В этой ситуации я должна им помочь, прийти и какую-то новую жизненную струю влить, потому что Юрий Александрович – это легендарная личность, с ним связана целая эпоха в образовании. Много интересных придумок он ввел, из-за этого город был всегда драйвером.
– Вы теперь, исходя из своего опыта, можете сказать, без каких качеств нельзя быть руководителем именно в системе образования?
– Наверное, важно для любого руководителя, умение разговаривать с людьми. Я это называю «топтать тропинку» к каждому. Конечно, надо быть менеджером. (То, что мы называем сейчас менеджментом в образовании, раньше называлось «организаторские качества»). Конечно, это активная позиция.
Надо не просто быть исполнителем, а человеком, который может придумать идею, оформить ее в какой-то продукт, реализовать эту идею, получить результат, проанализировать и следующим кругом посмотреть, что в начале было так или не так, и следующим кругом запустить. В школе же все по кругу. Учебный год – это жизненный круг. Каждый раз на новом витке.
Я сейчас говорю про качества, которые нужны любому руководителю, но без любви к ребенку работать в школе просто невозможно.
А любовь – это, прежде всего, защита и забота о ребенке.
Я, когда в школе работала, видела: если учитель заботится о ребенке, защищает его, а уже потом учит компетенциям, тогда из него получается учитель.
Здесь то же самое: защита и забота о педагогах, и идея, которая должна двигать этот корабль.
– Ваши принципы как руководителя?
– Я очень демократичный человек, но все люди, которые со мной работают, знают: я всегда привыкла контролировать ситуацию сама. Прийти посмотреть, проанализировать, помочь. Выпустить просто так в свет нельзя. Каждый момент нужно сопроводить.
Например, приходят и говорят: мы все сделали. Поднимаюсь, пошла смотреть. И начинается: тут не так, то не эдак. Второй раз они уже ко мне не придут, пока не сделают как надо.
Для меня сопровождение и контроль – одни из главных качеств. Я хочу все видеть своими глазами и понимать, как и что происходит. Помочь, если надо. Ведь не каждый человек на той или иной работе может заявить о своих проблемах, но это можно увидеть.
Потом я привыкла дружить с людьми, «топтать тропинку», чтобы складывались нормальные человеческие отношения. Господь ко мне милостив, со всеми людьми вокруг меня выстраиваются конструктивные отношения. У меня не бывает, чтобы я кого-то ненавидела или презирала, или кого-то унижала. Таких моментов у меня в жизни вообще не было.
Если людям было со мной некомфортно, они сами уходили с моего жизненного пути. А так у меня очень большое количество друзей, людей, которые ко мне прилипают по жизни, даже по работе. Но контроль и спрос будет однозначно.
Ну и, конечно, уважение к людям. Это в школе прививается – интеллигентное отношение к человеку, к ребенку. Я вообще к детям на «вы» обращаюсь. Я люблю с уважением относиться к людям, а к педагогам особенно. Самые трогательные, творческие, самые ранимые – это настоящие педагоги. С ними надо очень аккуратно. И за это я их люблю – за то, что они особенные.
– Стандартный вопрос для нового руководителя: какой Вы видите свою главную задачу на первое время?
– Сейчас бы мне очень хотелось понять и увидеть, какие стороны в системе управления образования г. Пензы наиболее яркие, наиболее эффектные, наиболее результативные. Хочу увидеть, где есть проблемы, и понять, как я их буду решать.
Это прежде всего направления, связанные с содержанием образования, то есть образовательного контента, приемы, сервисы, методики преподнесения этого материала детям, потому что это наиболее важная задача.
Второе направление, конечно, инфраструктура. Материально-техническая база и образовательная среда.
Третье направление – подготовка и переподготовка кадров.
– Ни для кого не секрет, что в школах текучка молодых кадров. Как на системном уровне сделать, чтобы в школу приходили именно те, кто останется надолго?
– С чего вы взяли, что текучка только сейчас, а раньше ее не было? В школе не каждый может работать. Это особенная среда.
А мы поколение детей вырастили, которые за все хотят получать материальное вознаграждение. И, наверное, это нормально. Но в педагогику – это же очень консервативная вещь – люди никогда не стремились за деньгами. Вспомните того же Сухомлинского, Макаренко. Люди работали за идею, прежде всего.
Настоящий педагог, прежде всего, работает за идею. И наша задача заключается в том, чтобы молодежь погрузить в эту идею.
Я работала в министерстве и знаю, что в школу приходят 250-300 человек в год учителями. Они начинают работать, кто-то уходит, кто-то остается.
Не уйдут те, кто пришел в школу с пониманием того, что он нужен школе. А уйдут те, кто случайно попал.
Сейчас поколение детей цифровое, которое по-другому реагирует на действительность. Мы все равно консервативны.
Дети любят молодых педагогов, потому что они с ними говорят на одном языке.

Интервью взяла Екатерина Куприянова

Прочитано 1648 раз

Уважаемый читатель!

Наверное, если вы дочитали эту публикацию до конца, она вам понравилась. Очень на это рассчитываем.
Верим в то, что сравнительно малочисленная аудитория «Улицы Московской» вместе с тем еще и верная аудитория. Верная принципам открытого и свободного общества.
Открытое общество, одним из элементов которого является справедливая и сбалансированная журналистика «Улицы Московской», может существовать исключительно на основе взаимной ответственности и взаимных обязательств.
Мы бросаем вызов власти и призываем ее к ответственности.
Мы ставим под сомнение справедливость существующего положения вещей и готовим наших читателей к тому, что все еще изменится.
Мы рассказываем о вещах, о которых власть хотела бы умолчать, и даем шанс обиженным донести свою правду.
Но мы нуждаемся в вашей поддержке.
И если вы готовы потратить посильные вам средства для поддержания свободного слова, независимых журналистских расследований, мы потратим ваши средства на эти цели.

Заранее благодарен, Валентин Мануйлов

donate3

Поиск по сайту