Конкурентные преимущества Дмитрия Акимова

A A A

Согласно официальной информации, на момент начала перестройки в Пензенской области действовали более 1900 крупных и средних промышленных предприятий с общим числом работающих более 180 тыс. человек.
Наиболее крупными и многочисленными были предприятия машиностроения и металлообработки. В структуре промышленности Пензенской области на них приходилось 29,9%. Значительная часть этих предприятий представляли оборонные отрасли.
Однако многие монстры пензенской промышленности не смогли пережить переход к рыночной экономике. Они были обанкрочены и проданы с молотка. Сегодня в их перестроенных цехах обосновались торговые и офисные центры, а опыт и технологии предприятий безвозвратно утеряны.
В 2017 г. Пензенский арматурный завод ожидала такая же участь.

Одно из старейших предприятий Пензы находилось в состоянии банкротства. В видимой перспективе были лишь полная ликвидация, увольнение порядка двухсот сотрудников, которые 8 месяцев не получали зарплату, и продажа всего имущества с торгов. Ходили слухи, что корпуса завода будут
снесены, а на их месте появится жилая застройка.
Однако звезды сошлись иначе.
Сошлись благодаря тому, что свои усилия объединили руководство Пензенской области и ЗАО «Пензенский завод точных приборов».
ПЗТП занимался поиском подходящих помещений для развития нового направления производства, а правительство области было
заинтересовано в сохранении профиля Пензенского арматурного завода.
Генеральный директор ЗАО «ПЗТП» Дмитрий Акимов выкупил акции арматурного завода у его владельца Александра Дмитриева, погасил долги предприятия и через полгода вывел его из процедуры банкротства.

ТРИ В ОДНОМ
Летом 2018 г. на ул. Транспортной, 1а снова закипела работа – началась глобальная реконструкция помещений арматурного завода.
Новое руководство готовилось развернуть на них три площадки: арматурный завод, Пензенский завод Телема Гино и завод высоковольтного оборудования.
«Помещения, мягко говоря, оставляли желать лучшего, – вспоминает Дмитрий Акимов. – Окон не было, крыши текли, фасады зданий разрушены.
Мы поменяли все окна. Перекрыли 90% зданий – провели капитальный ремонт крыш: сняли даже бетон, сделали стяжки. Заново развели отопление, воду, электричество. Сделали новое современное энергосберегающее освещение, наливные полы. Все офисные и производственные помещения – а это в общей сложности 18 тыс. кв. метров, – отремонтировали по европейским стандартам, по новым требованиям».
Ремонт провели оперативно –
за 3 месяца. Только до 1 октября 2018 г. в ремонт помещений собственниками было вложено порядка 70 млн рублей. И это не считая асфальтирования дорог, обновления отмостки зданий, благоустройства территории, и конечно, не считая закупки нового высокотехнологичного оборудования.

ПАЗ-2.0
Несмотря на то, что последние несколько лет для Пензенского арматурного завода оказались провальными, предприятие не потеряло свое реноме на отечественном рынке стальной и цветной арматуры.
«Арматура, поставляемая в Россию из других стран, или дорогая, или некачественная. А ПАЗ всегда делал качественную арматуру.
Год назад нам предлагали за марку ПАЗа, только за название и его техническую документацию,
30 млн рублей. Мы не отдали, – рассказывает Дмитрий Акимов. – Губернатор поставил перед нами задачу сохранить профиль предприятия, и наша команда успешно с ней справилась».
Для этого пришлось восстановить все лицензии завода, заново аттестовать лаборатории, стенды для испытаний изделий. Были отремонтированы уже имеющиеся станки и закуплены новые.
В настоящее время ПАЗ вышел на оборот 8-10 млн рублей в месяц. По словам Дмитрия Акимова, это только начало: арматурное производство пришлось поднимать с нуля, оно запущено меньше года назад.
На сегодняшний день номенклатура ПАЗа включает порядка 250 изделий стальной арматуры. В их производстве задействовано около 70 человек. В ближайшее время штат станет больше – порядка 200 сотрудников.
Спрос на изделия Пензенского арматурного завода в настоящий момент опережает предложение. Поэтому приоритетная задача руководства предприятия – наращивание производственных мощностей завода. А это возможно только при условии его полного технического перевооружения.
akimov2

Пензенский завод точных приборов

Помимо производства стальной арматуры, имеющей преимущественно промышленное и специальное назначение, на заводе планируют запустить линию по производству цветной арматуры, которая используется в быту.
«В мае 2018 г. мы поехали в Италию и Испанию изучать современное производство бытовых кранов. Знакомились, в том числе, с производством мирового лидера – фирмой Бугатти, – рассказывает Дмитрий Акимов. – Посмотрели и удивились, конечно.
Если в хорошие года на ПАЗе работали 2,5 тысячи человек и завод выпускал в сутки 1,5 тысячи кранов, то в Италии одну поточную линию на площади 400 кв. метров обслуживают 4 человека – 2 оператора, рабочий на погрузчике и упаковщица. И выпускают они от 1,5 до 4,5 тысяч готовых – уже испытанных, с итальянским качеством – кранов в час.
akimov1

Пензенский арматурный завод

На ПАЗе было свое литейное производство, то есть штампы стояли, затем изделия вырубали, потом механически зачищали, т. е. был долгий технологический процесс.
На итальянских предприятиях используется замкнутый цикл. Там стоят автоматы, агрегатные станки. Очень интересно смотреть, как это все работает. Похоже на кадры из фильма «Терминатор»: все делают роботы.
И мы тоже решили пойти по этому пути».
Сейчас руководство завода ведет переговоры с лизинговой компанией о покупке первой линии такого оборудования, на ПАЗе готовят под нее помещение. Реконструкция будет завершена к декабрю.
В перспективе на заводе планируют установить 3 линии по производству изделий цветной арматуры.
Планов, прямо скажем, громадьё. Но будет ли спрос на такие объемы продукции?
Он уже есть, уверен Дмитрий Акимов:
«Мы проанализировали экономическую составляющую.
В настоящее время российский рынок цветной арматуры на 80% заполнен изделиями китайского производства, разного качества, 10% – это Турция, Италия и Испания, продукция премиум-класса, и около 10% – это российская арматура.
Сейчас, как правило, застройщики уходят от дешевого китай-ского на хороший Китай и Турцию. А это уже средний ценовой сегмент.
Мы же будем делать арматуру европейского качества, но по китайской цене. Это и будет наше конкурентное преимущество».
Установка нескольких высокотехнологичных линий потянет за собой внедрение дополнительных нововведений на ПАЗе.
«Поскольку новые линии – это огромная производительность, большая номенклатура, будем строить на предприятии логистический склад под комплектующие. И, естественно, будет внедрена современная автоматизированная система управления производством – ERP-система», – рассказывает о ближайших планах по развитию завода генеральный директор.
ПАЗ версии 2.0 делает сейчас свои первые шаги. Что ждет его впереди, покажет время. С уверенностью можно сказать одно: Пензенский арматурный завод уже никогда не будет прежним.
И это хорошая новость.

ТЕЛЕМА ГИНО
ПАЗ не единственное предприятие, которое удалось вывести из кризиса Дмитрию Акимову и его команде.
В 2010 г. под угрозой ликвидации оказался Пензенский завод точных приборов, который специализировался на выпуске фотоизделий, спецтехники и электроаппаратуры для железнодорожного транспорта.
Новая команда собственников сумела вновь «завести» производство и вернуть заводу статус ведущего предприятия регионального уровня. На сегодняшний день ПЗТП располагает современным технологическим оборудованием, высокоинтеллектуальными квалифицированными кадрами, имеет имидж мощного специализированного предприятия и надежного партнера.
В апреле 2014 г. Пензенский завод точных приборов, компании Telema S.p.A (Италия) и GINO AG (Германия) учредили совместное предприятие ООО «Пензенский завод Телема Гино». Завод специализируется на проектировании, производстве и техническом обслуживании электрооборудования для локомотивов, а также промышленных резисторов.
За 5 лет своей деятельности завод сумел сформировать пул солидных клиентов: это РЖД, Объединенная судостроительная корпорация, предприятия АО «Трансмашхолдинг», Группы Синара.
До осени 2018 г. производственные площадки этого российско-итальянского предприятия находились на территории ПЗТП. Однако завод нуждался в площадях, которые соответствовали бы международным стандартам железнодорожного транспорта (IRIS).
1 октября 2018 г. Телема Гино справил новоселье в реконструированных под него цехах ПАЗа и начал производство новых изделий резисторной тематики.
Думаем, читателям газеты будет интересно узнать, что на каждом магистральном и маневровом тепловозе России, будь он дизельный или электрический, на переменном или постоянном токе, стоят тормозные резисторы Телема Гино.
Специалисты предприятия разработали также резистор для уникального электровоза, которого еще не было в России. «Князь Владимир» способен работать как на постоянном, так и на переменном токе. К выпуску этого локомотива готовится Энгельсский локомотивный завод.
Кроме того, Телема Гино поставляет тормозные блоки для круизного пассажирского судна евро-класса cерии PV300VD. Первый за постсоветское время лайнер для круизов получил имя «Петр Великий», его сдадут заказчику в 2020 г.
Предприятие вошло в проект 22220, в рамках которого Объединенная судостроительная корпорация строит для Северного морского пути мощнейшие атомные ледоколы модели ЛК-60.
Первый из них – «Арктика» – будет спущен на воду в конце
2019 г. Всего же планируется выпустить 12 таких ледоколов. Они будут способны преодолевать сплошной неподвижный лед толщиной более 2,5 м.
Следует отметить, что резисторы с масляным охлаждением от пензенского завода, использующиеся в главных приводах ледоколов, являются прецизионными и не имеют аналогов в России.
Предприятие поставляет также тормозные модули для малогабаритных катеров ледового класса, предназначенных для рек Крайнего Севера.
Всего же номенклатура изделий завода – более 400 наименований. Штат Телема Гино – около 270 человек. Годовой оборот – «в районе миллиарда», говорит Дмитрий Акимов.
Точную цифру объемов производства, поясняет генеральный директор, назвать сложно, потому что план на частных предприятиях – величина переменная.
«Если мы выпускаем продукцию для новых машин, мы знаем свой план до конца года.
Но есть еще, например, заводы, которые не могут спрогнозировать, сколько тепловозов и электровозов сломается за год. Они спускают нам дополнительный план, который трудно учесть заранее».
Кроме того, Телема Гино в настоящий момент подал заявки на участие в новых инновационных проектах. Изделия завода уже прошли испытания, но процедуры конкурса еще не завершены.
Одним из таких проектов является строительство ветроэлектро-станций. Его реализует в Крыму АО «НоваВинд», новый дивизион Росатома. И если пензенское предприятие зайдет в этот и другие проекты, цифры его годового оборота превысят миллиард.

НОВЫЙ ПРОЕКТ
Завод высоковольтного оборудования – третье и самое молодое производство, разместившееся под крышей ПАЗа.
Молодое, очень интересное и перспективное.
Партнером пензенского предприятия стала итальянская компания «Электромиль» – мировой лидер в производстве сухих трансформаторов.
«Специфика этих трансформаторов не в том, что они работают без масла, а в том, что они работают в воде. Я такое увидел впервые, – рассказывает генеральный директор. – Плюс они имеют специальное покрытие обмоток. Это покрытие при его повреждении способно само затягиваться, как резина. Такие свойства актуальны для тропиков, субтропиков, районов Крайнего Севера, где есть перепады температур, когда точка росы сдвигается.
И, естественно, сухие трансформаторы используются в железнодорожном транспорте».
Эта тематика занимает пока только один цех, ее обслуживают порядка 30 человек, годовой оборот в районе 300 млн рублей. Но это направление уже «захлебывается от заказов», говорит Дмитрий Акимов. Поэтому опять остро встает вопрос с помещениями – заводу нужно расти.
Похоже, стремление к росту – это неотъемлемая черта всех компаний, которыми руководит команда Дмитрия Акимова.

«Завод затягивает»

Истории этих пензенских заводов заставляют задаться вопросом: как одни руководители умудряются довести предприятия до банкротства, а другие – вывести их из кризиса и сделать заметными игроками на региональном и федеральном рынке?

akimov

– Не так уж это и сложно – уронить завод. Как правило, за этим стоят неправильное управление и вывод денег, – говорит Дмитрий Акимов. – Мы же постоянно вкладываемся в развитие производства.
Нам удалось привлечь зарубежных инвесторов. В соответствии со своими обязательствами итальянские партнеры передали нам технологии, обучили наших специалистов за рубежом.
Объединение усилий позволило нам начать выпуск новых изделий, которые, кроме нас, практически никто в России не выпускает. Мы активно включились в программу по импортозамещению.
Наши предприятия работают по международным стандартам, у нас внедрена система Бережливого производства, система 5С. На сегодняшний день такая организация производства – это обязательное требование наших партнеров. Без этого крупные российские холдинги не станут заключать с тобой контракты.
Я вообще придерживаюсь принципа, что на каждом заводе постоянно должны идти улучшения: снижение себестоимости, улучшение логистики движения комплектующих, снижение издержек как по времени, так и по технологии. От этого зависит жизнеспособность предприятия.
Дмитрий Александрович, судя по Вашему послужному списку, Вам довелось трудиться в разных сферах деятельности. В 2010 г. Вы стали директором ПЗТП. Почему Вы пришли на производство?
– Во-первых, потому что завод – это мое, родное.
Я на это учился. По первому образованию я техник-технолог: в 1994 г. окончил Пензенский приборостроительный колледж.
Я учился тогда, когда нас действительно учили. Из 32 поступивших на нашем потоке диплом получили только 16.
Помню, директору техникума Танцыреву сдавал экзамен в 5 утра, потому что он с каждым студентом разговаривал часа по 3. Он спрашивал не по билету, а вообще весь курс.
Мулина Валентина Яковлевна преподавала у нас черчение. Чертили мы чернилами. Чуть что – помарка. А стирать нельзя. По 10 раз перечерчивали.
И я только потом понял, зачем Валентина Яковлевна нас так гоняла: она набила нам руку. Мы умели не просто читать чертежи. Мы могли от руки, практически без линейки чертить и эскизировать моментально.
Сейчас, когда я езжу по заграницам, я посмотрел – и запомнил. А потом начертил со всеми размерами.
Нас выпускали из ППК уже практически готовыми инженерами. Я это почувствовал, когда поступил в Пензенское артиллерийское инженерное училище. Там я, можно сказать, отдыхал.
Окончить училище по семейным обстоятельствам не смог, хотя был Президентским стипендиатом и шел на красный диплом. Ушел из училища за 2 месяца до окончания.
Специальность инженера получил уже в ПГУ.
Кроме того, не стоит, наверное, сбрасывать со счетов и гены. Родные братья моего деда работали на заводе «Уральская кузница» в г. Чебаркуль Челябинской области.
Один был заместителем директором завода, другой – заместителем начальника цеха. У него в цехе в 1993 г. я проходил практику. Сам туда попросился. Работал 8 месяцев токарем-карусельщиком, прошел аттестацию и получил 3-й разряд.
В 2010 г., когда мне предложили возглавить ПЗТП, я не хотел принимать это предложение. Но принял. А заводская жизнь, она особая. Завод – это живой организм: здесь свои традиции, динамика, особая энергетика. Он затягивает.

– Ваши предприятия смогли заслужить уважение партнеров. А удалось ли им заслужить лояльность своих работников?
– Мне хочется верить, что удалось. В пользу этого говорит то, что многие сотрудники трудятся на наших предприятиях целыми семьями, поколениями.
Я считаю себя жестким руководителем. Люблю порядок во всем. От себя требую порядка и от остальных.
Курение и пьянство на работе – это табу. Если сотрудник сорвал план, подставил коллектив или пойман на воровстве, мы с ним расстаемся, несмотря ни на какие заслуги. В последнем случае еще и привлекаем к ответственности.
Но, как сказал Генри Форд, есть две составляющие, влияющие на человека. Первая – это зарплата: чтобы человек пришел на работу и включил станок. Вторая – это премия, чтобы он работал хорошо.
Поэтому помимо жесткой дисциплины на наших предприятиях существует программа социальной поддержки, которая отражена в коллективном договоре.
Там много пунктов: поощрение премиями, ценными подарками, материальная помощь в случае бракосочетания сотрудника, рождения ребенка, болезни, смерти. Предусмотрены очень приличные выплаты.
Кроме того, мы дотируем обеды в нашей столовой. Обед стоит в районе 100 рублей.
Столовую отремонтировали, купили новое оборудование. Девочки из художественного училища на стене написали копию картины «Охотники на привале». Отличная столовая получилась!
Многим нашим сотрудникам – в основном тем, что живут на ул. Окружной, – неудобно добираться на ул. Транспортную: не ходит общественный транспорт.
Мы купили 18-местную «Газель», чтобы возить сотрудников. Утром и вечером наша маршрутка делает по два рейса: развозит 40 человек. Бесплатно для сотрудников.  

– Дмитрий Александрович, Вы, как руководитель, умеете мыслить масштабно и на перспективу. Каким в общих чертах Вам видится будущее Ваших предприятий?
– Прежде всего будем развивать новые высокотехнологичные направления. Чем шире тематика производства, тем проще будет выжить в тяжелые времена. А от таких времен никто не застрахован.
Мы идем по тем направлениям, по которым в России никто не идет. Это тяжелая дорога. Но у этого есть свое преимущество: у нас практически нет отечественных конкурентов.
Мы будем вовлекать иностранных инвесторов, которые в своих направлениях лучшие. Мы планируем делать в Пензе уникальные вещи, которые будут востребованы в России и обеспечат ей экономический рост и обороноспособность.
Такая стратегия не только даст нашим предприятиям возможность расти и развиваться, но и поднимет престиж Пензенской области.
Интервью взяла Марина Мануйлова
Фото Дмитрия Земскова

Прочитано 1104 раз

Уважаемый читатель!

Наверное, если вы дочитали эту публикацию до конца, она вам понравилась. Очень на это рассчитываем.
Верим в то, что сравнительно малочисленная аудитория «Улицы Московской» вместе с тем еще и верная аудитория. Верная принципам открытого и свободного общества.
Открытое общество, одним из элементов которого является справедливая и сбалансированная журналистика «Улицы Московской», может существовать исключительно на основе взаимной ответственности и взаимных обязательств.
Мы бросаем вызов власти и призываем ее к ответственности.
Мы ставим под сомнение справедливость существующего положения вещей и готовим наших читателей к тому, что все еще изменится.
Мы рассказываем о вещах, о которых власть хотела бы умолчать, и даем шанс обиженным донести свою правду.
Но мы нуждаемся в вашей поддержке.
И если вы готовы потратить посильные вам средства для поддержания свободного слова, независимых журналистских расследований, мы потратим ваши средства на эти цели.

Заранее благодарен, Валентин Мануйлов

donate3

Поиск по сайту