Самое читаемое в номере

Дмитрий Мурашов: «Общение с хорошей книгой – это всегда роскошь»

A A A

Мурашов Дмитрий Юрьевич, ученый секретарь Пензенской областной библиотеки имени М. Ю. Лермонтова, кандидат исторических наук.
Сфера научных интересов – история и культура России XIX-XX веков, краеведение. Автор шести книг по истории и культуре Пензенского края (доступны в Пензенской электронной библиотеке – сайт Лермонтовки).
Один из авторов журнала «Парк Белинского» и «УМ». В газете публиковался цикл статей Дмитрия Мурашова об открытиях, сделанных им при работе с фондом библиотеки. Самое громкое из них – неизвестное письмо историка Николая Карамзина. Оно попало в новости федеральных информационных агентств и телевизионных каналов.
Этой осенью выйдет в свет его новая книга «Роман Гуль: писатель из Пензы».  

murashov
Я, как Михаил Загоскин, был книжным мальчиком. Читал много – и разное. Каждая книга была важной, но среди них оказывались те, которые считаю рубежными. Они повлияли на меня, словно мудрый собеседник: дали частичку жизненного опыта, которым не обладал. Позволили взглянуть на себя и окружающий мир иначе.
И, если сегодня я встречаю такую книгу, я также испытываю радость, как в детстве и юности. Общение с хорошей книгой, как и с хорошим человеком, это всегда роскошь.

 

Книга, которую я сейчас читаю
Себастьян Хафнер (настоящее имя – Раймунд Претцель) «История одного немца». Автор – немецкий журналист. Книга имеет подзаголовок «Частный человек против тысячелетнего рейха».
Мне интересен взгляд изнутри на приход к власти нацистов. Хафнер его дает. Он показывает, как выбранная многими интеллектуалами аполитичность – хороший человек не участвует в грязной политике – стала одной из причин триумфа Гитлера.

Книга, изменившая мои представления
Марк Блок «Апология истории». Автор книги – французский историк, основатель школы «Анналов». Я прочитал «Апологию» в студенчестве, обучаясь на 3 курсе исторического факультета Саратовского университета.
Она перевернула мои представления о профессии историка, подходе к прошлому. С нее я стал рассматривать историю как науку о людях во времени, твердо знать: каждая эпоха имеет свой колорит, однако прошлое всегда лучше понимать с помощью настоящего, как настоящее – с помощью прошлого. И для меня стало аксиомой, что история – это встреча людей в веках.  

 Писатель, повлиявший на мой стиль
Натан Эйдельман. Историк и писатель. Он захватил меня увлекательностью и простотой изложения сложных вещей. Умением включить читателя в диалог с автором. Его книги «Вьеварум», «Твой восемнадцатый век» и «Твой девятнадцатый век» стали для меня образцом изложения истории школьникам, а «Лунин» (о декабристе Михаиле Лунине)  – шедевром биографии.

Наиболее недооценённая книга
Владимир Одоевский «Русские ночи». Философский роман русского писателя XIX века, который массовому читателю не известен. И не думаю, что когда-либо его заинтересует.
Философия – предмет сложный, а сегодня популярно легкое чтение, для разгрузки. Но интеллектуалам, особенно тем, кто близок к власти, прочитать посоветую. Особенно новеллы «Бригадир», «Город без имени» и диалоги главных героев. Появится четкий ответ на вопрос, для чего обществу нужны культура и образование и почему они важнее экономики.

Книга, которая изменила мою жизнь
Уточню: позволила пересмотреть ее мировоззренческие основы. Это «Стихотворения в прозе» Ивана Тургенева. Я был поражен глубиной постижения им человеческой природы. Мощным рассказом о человеке во всех случаях жизни. Самое любимое – «Мои деревья».

Последняя книга,  заставившая меня расплакаться
Петр Алешковский «Крепость». Роман о противостоянии человека и государства, когда их цели полностью расходятся. Мир коррупции и мир культуры – это разные вселенные. Комок в горле и слезы вызвала сцена гибели археолога Мальцова, главного героя, заживо засыпанного в крепости, где он вел исследования.

Последняя книга, заставившая меня расхохотаться
Сборник рассказов Пантелеймона Романова – замечательного писателя первой половины XX века. «Белая свинья» – уморительный рассказ об очковтирательстве, а «Тринадцать бревен» – об отечественной безалаберности.  

Первая из прочитанных книг, которую я помню
Алексей Толстой «Золотой ключик». Первая моя книга – я прочитал ее в 7 лет.

Больше всего хочу, чтобы запомнили эту мою книгу
Ненаписанная книга – всегда лучшая. Из тех же, что есть сейчас, пожалуй, «Декабристы-пензяки».
Тема сегодня малопопулярная, но мне очень близкая. Она не только о земляках, участниках движения декабристов, но и о том, как был упущен шанс на европейский путь развития страны.
Я знаю, что книга вызывает споры. И мне, как автору, приятно. О книгах надо спорить.

Прочитано 906 раз

Уважаемый читатель!

Наверное, если вы дочитали эту публикацию до конца, она вам понравилась. Очень на это рассчитываем.
Верим в то, что сравнительно малочисленная аудитория «Улицы Московской» вместе с тем еще и верная аудитория. Верная принципам открытого и свободного общества.
Открытое общество, одним из элементов которого является справедливая и сбалансированная журналистика «Улицы Московской», может существовать исключительно на основе взаимной ответственности и взаимных обязательств.
Мы бросаем вызов власти и призываем ее к ответственности.
Мы ставим под сомнение справедливость существующего положения вещей и готовим наших читателей к тому, что все еще изменится.
Мы рассказываем о вещах, о которых власть хотела бы умолчать, и даем шанс обиженным донести свою правду.
Но мы нуждаемся в вашей поддержке.
И если вы готовы потратить посильные вам средства для поддержания свободного слова, независимых журналистских расследований, мы потратим ваши средства на эти цели.

Заранее благодарен, Валентин Мануйлов

donate3

Поиск по сайту