Встретиться с собой – это шок

A A A

25 июня Евгению Мануйлову исполнится 50 лет. На просьбу «Улицы Московской» дать интервью
и подвести некоторые профессиональные и личные итоги он ответил вот таким повествованием.

manuylov e
Моим образованием никто системно не занимался. У мамы не хватало железных нервов для этого. Поэтому учился я чему хотел и как хотел. Большое влияния оказывал старший брат. Именно он приохотил меня к географии, истории и чтению, научил думать над прочитанным.
Мама больше оказывала моральное влияние: что хорошо и что плохо, что правильно и что неправильно. Она всегда была для меня моральным авторитетом. И я периодически ловлю себя на мысли: а что об этом могла бы сказать мама? И это для меня такой компас, ориентир.
Родители, я считаю, обязаны привить ребенку моральные ориентиры, но и не доводить до абсурда. И обязаны приучить ребёнка к порядку, самообслуживанию. Даже маленький ребенок должен уметь заштопать свои носки, постирать свои трусики, погладить рубашку и без напоминаний мыть ноги вечером и чистить зубы. К сожалению, у нас полно людей умных и образованных…
Я когда бросал курить, начал чувствовать запахи, как собака. И оказалось, что большинство людей отвратительно пахнут, не меняют одежду и не моются. Хотя это занимает очень немного времени.
Нельзя ребенка заставлять учиться чему-то и давить. Ты, как родитель, обязан научить его читать, писать, считать в каких-то пределах. Ты за это несёшь ответственность.
А дальше – это его жизнь, пусть сам решает. Если у человека нет способности к музыке, не надо его насиловать и заставлять учиться игре на скрипке. Это твои мульки об этом.
У человека должна быть свобода выбора, иначе он не научится быть свободным и самостоятельно принимать решение. Он не сможет быть сам собой, ему всё время нужен будет кто-то, кто будет его направлять и командовать, что делать и что не делать.
Я был бы рад видеть своего ребенка счастливым маляром-штукатуром, а не несчастным дизайнером или менеджером. Нормальный человек всегда стремится к счастью.
Если для него счастье – это деньги, то пусть идет зарабатывает. Если счастье – трудиться на производстве, а вечером пить пиво и смотреть телевизор, и играть с детьми в футбол по выходным, ради бога, пусть занимается.
Сын на свои деньги в 15 лет купил 2 мопеда, телефон, профукал его, купил ещё один. Я ему на это деньги не даю, он покупает на свои.
Коня, жену и дом мужчина должен приобрести сам. Хочешь машину – заработай и купи. Хочешь жену – выбери, какая тебе нравится, соблазни и живи с ней.
И мать, когда я приводил очередную девушку, всегда говорила: ой, какая хорошая, да прям супер! Все ей нравились. А когда я расставался с очередной девушкой, она говорила: ну что ж, ладно.
* * *
Я с отцом познакомился в 1991 г., когда мне было уже 23 года. Это произошло, кстати, у Кислова, к тому времени я у него работал месяц или два, отец приходил к Кислову, они что-то обсуждали. И там я случайно познакомился с отцом, и мы с ним подружились.
Я уже был взрослый, детских обид и претензий не было, всё перегорело давно. И ему тоже было интереснее со мной, взрослым парнем, с которым можно поговорить не только на игрушечные темы.
Я познакомился с его дочерьми от второго брака, мы до сих пор с сестрами дружим.
Мы очень хорошо дружили с отцом, и он важные штуки сказал мне тогда. Это были вовремя сказанные слова.
Были у меня какие-то метания в профессиональном и личном плане. Он сказал: сколько ни бегай, а от себя не убежишь.
Человек очень широкой души. Они с мамой помогали всем кому можно, за кого-то постоянно хлопотали. И это дало большой капитал. Когда я в 1993 г. начал свой бизнес и издавал газету «Капитал», куда ни приходишь с каким-то вопросом, везде либо маму знают, либо отца – кому-то помогли. Приходишь, называешь фамилию – о, конечно, проходите, присаживайтесь, сейчас вам поможем.
И он преподал мне урок смелости. Он был человек, который вообще ничего не боялся: ходил по темным улицам неблагополучного района в лихие 90-е или мог прийти к любому начальнику высокого ранга и критиковать.
При этом, когда Ельцин запретил компартию, отец был одним из инициаторов создания в Пензе обкома КПРФ.
У него была внутренняя уверенность в своей правоте. При этом он был человеком хорошо образованным, эрудированным. И он был под 2 метра ростом, широкий в плечах, с хорошей костью.
* * *
Учителей было много.
В моей жизни был Виктор Андреевич Шишорин, их семья дружила с моей матерью, они жили в лесу, рядом с железной дорогой, и я лето проводил у них, с его детьми – Андреем, Леной и Наташей.
Виктор Андреевич был классический предприниматель. Он работал в школе учителем труда, и он научил меня работать топором, пилой, дрелью, рубанком. При этом он был невероятно предприимчивый и держал в советские времена до 150 кур, возил продавать яйца в Пензу в двух огромных чемоданах, в переходе у автовокзала его уже ждали. Зимой в теплице растил лук, привозил в тех же чемоданах, у него тут же все скупали.
Очень предприимчивый человек. Сам построил здоровенную теплицу. И его пример для меня очень важный, под его влиянием я и стал предпринимателем, а заодно и антикоммунистом: этот строй и порядки я стал воспринимать критически. Потому что всю эту деятельность он вынужден был скрывать.
Он ещё разводил песцов и нутрий подпольно, они жили реально под полом. Выделанная песцовая шкурка стоила 400 руб. при зарплате начинающего инженера или учителя 120 руб. А он держал до 50 песцов.
Он был охотник, у него всё время было оружие в доме. И он говорил: людям поэтому запрещают держать стрелковое оружие, иначе они поднимутся и свергнут эту власть.
Он всё время что-то предпринимал. В 90-е годы он был уже пожилой, развернулся, держал коров и свиней. На 75 лет себе в подарок он с сыном Андреем выкопал большой красивый пруд в лесу, рыбу запустил.
Он показал: если ты стараешься, предпринимаешь усилия, включаешь мозги и руки, то ты можешь очень многое. Надо просто думать и делать, и ты будешь состоятельным человеком. Даже если тебе будут мешать. Внешняя среда не служит препятствием для того, чтобы делать. И возможностей сейчас гораздо больше.
* * *
Борис Матвеевич Файкин – я ему благодарен за какие-то вещи.
Очень уравновешенный, крайне редко повышал голос, но при этом целенаправленно всегда действовал, во всех переговорах всегда старался придерживаться своей линии и при этом всегда умел слушать собеседника и находить баланс интересов, который всех устраивал.
Такая мягкая сила. И щедрый был человек: если считал, что нужно помочь, то помогал по-настоящему
Кислов – выдающийся человек. К сожалению, какие-то вещи он не довёл до конца. Но он – пример целеустремленного и деятельного человека, однозначно.
Когда в 1991 г. Александр Иванович Кислов задумал издавать «Пензенскую Биржевую газету», нас, журналистов, было четверо в команде проекта – Герман и Галина Титовы, Игорь Пылаев и я. Герман стал редактором, а мне пришлось стать директором. Позднее к нам присоединился Сережа Инжеватов.
Я занимался в основном административными вопросами и был директором проекта. В 23 года. Какой я директор? Никакого бизнес-образования, конечно, не было, только понимание этой идеологии. Но деталей тогда никто не знал.
Объявили движение к рынку, а специалистов, инфраструктуры и даже литературы не было. Мы даже слово «маркетинг» не знали. Приходилось изобретать велосипед прямо на ходу. Но было очень интересно всем этим заниматься.
И предприниматели, бывшие кооператоры, оказывали очень серьёзную помощь: Файкин, Анатолий Дмитриевич Русеев, Владимир Леонидович Симкин, Владимир Викторович Камелин – все они учителя, подсказывали что-то про бизнес и фишки про жизнь.
* * *
Когда со старшим братом разница в 10 лет, о чём вообще с ним говорить? Это совершенно разные весовые категории.
Когда я демобилизовался из армии в 20 лет, мне зимой было жарко в куртке ходить, я ходил нараспашку, в комнате у меня всегда был сквозняк, холодно, я ходил в майке, босыми ногами по полу зимой.
А когда я к брату пришёл домой, он сидел в теплых носках, в свитере, пледом укрытый, и что-то пишет. Мне стало дико, про себя я посмеялся. Прошло 10 лет, мне уже 30 – и, блин, мёрзну зимой. Хочется одеть свитер, теплые носки. С возрастом начинаешь лучше понимать старших.
Валя мне всегда представлялся более консервативным, но сейчас я понимаю, что это возраст такой.
Правильная истина, что человек, который не был в юности революционером, у него нет сердца. А тот, кто к старшему возрасту не стал консерватором, у того нет мозгов.
Конечно, в 50 лет пересматриваешь свои максимы в сторону большего консерватизма. Начинаешь видеть другие масштабы и другую сторону медали.
Я переоценил Ельцина и Гайдара. Революционеры видят всё в черно-белом цвете: старое долой, новое давай. В 20 лет многое не можешь понять и увидеть.
Старшие поколения говорят, что тебя обманывают. Но ты им не веришь, потому что они дураки же, они ходят зимой в свитерах и тёплых носках.
А потом проходит время, и ты понимаешь, что в общем-то они были правы, и с возрастом появляется критический взгляд.
Если раньше я был сторонником революции, то теперь я сторонник эволюции. И я понимаю, что просто так, щёлкнув пальцами, нельзя получить что-то другое. Это только в сказках и мультфильмах.
А в жизни любой путь занимает какое-то время. Невозможно, как в квантовой механике, переместиться на другую планету в мгновение ока.
* * *
Я вообще человек глубоко несчастный.
Меня всегда всё не устраивает, я критик, я всё критикую, у меня высокая тревожность, я всё время о чем-то переживаю и принимаю близко к сердцу.
Я перестал быть революционером, но критический взгляд на мир всё равно остался.
Но время от время простреливает ощущение счастья, что меня окружают просто фантастические  люди. И я их выбрал, и они – меня. Разве это не волшебно – общаться только с теми, кого ты любишь, кто тебе интересен?
И, конечно, сейчас нас окружают фантастические вещи.
Когда мне было 18 лет, люди на автомобиль копили всю жизнь, а сейчас у людей с очень средним достатком иногда даже 2 автомобиля на семью, фантастических, по меркам советского человека.
У большинства есть своё жильё, а во времена моей юности отдельная квартира – это было что-то заоблачное. Для кого-то счастье – купить квартиру, дачу, всем детям по квартире и машине – тогда они чувствуют, что счастливы.
Для меня счастье – это свобода. У тебя есть выбор: делать или не делать, поменять работу, чуть было не сказал: поменять жену. Для меня это всегда было самым важным и самым ценным.
Сейчас больше свободы, потому что гораздо больше возможностей. Ты реально можешь стать, кем захочешь. В советские времена если ты не вступил в комсомол, то у тебя не будет какой-то карьеры. К тем, кто не соблюдал правила игры коммунистические, отношение было иное.
Да, сегодняшние правила игры в чём-то похожи: не ругай Путина, и тебе будет зеленый свет. Ругаешь Путина – будь готов, что тебе где-то будут перекрывать. Ну вот и всё, по большому счёту.
И много людей всё равно, которые Путина ругают, на митинги с флагами ходят, но ругают и нормально живут.
Появилось больше смыслов. Например, в советские времена не было особого смысла учить иностранные языки, потому что было понятно, что ты никогда не сможешь поехать в капиталистическую страну. Предел мечтаний был – Болгария и Венгрия. И ещё ГДР с Кубой, если ты как-то связан с армией.
И то ты должен быть в партии, на хорошем счету, жить с нелюбимой женой и не разводиться, потому что это не поощрялось и говорило о твоей неустойчивости. Держать язычок за зубами и не критиковать советскую власть.
Тогда было меньше смыслов. А сегодня – пожалуйста. В материальном плане свободы стало больше – ты реально можешь пойти и заработать, и работу, в принципе, можно найти. Ты можешь менять работу и не ехать после института в глухую тайгу по распределению.
В духовном плане тоже появилось больше выбора, больше свободы, больше смыслов. Можешь, пожалуйста, выбрать любую религию, любую духовную практику. Лишь бы это не наносило вред окружающим, и не было антигуманным. Можешь читать, что хочешь. Открыл интернет – весь мир перед тобой.
Свободы стало больше.
* * *
Но стало меньше иллюзий. При Советах всё-таки были какие-то иллюзии, а сейчас поубавилось: люди понимают, где они живут, что всё не просто так и что на самом-то деле никто тебе сильно не обязан.
У меня есть один знакомый, критик типа меня, Константин Иванович. И он при Советах писал письмо в ЦК, его что-то не устраивало в своём районе, и там ничего не могли или не хотели решать. Он написал в ЦК. Его там встретили, выслушали.
Приехал домой – его уже на вокзале встречают из обкома партии: что же Вы, Константин Иванович, зачем же в ЦК, мы бы тут всё решили.
А сейчас ему пришлось писать в Администрацию Президента. Встретили его там уже по-другому, гораздо строже, не так вежливо. И здесь, на вокзале, его вообще никто не встречал, а потом позвонили: нам прислали твою жалобу разбираться, ты кто такой вообще, чтобы жаловаться президенту – сиди помалкивай.
Изменилось то, что власть капитально отдалилась от народа, просто грандиозно. Если при советской власти можно было пойти в райсовет и что-то порешать для своей улицы или дома, то сегодня они ничего не решают.
Подростком возвращался с танцев пьяненький, останавливается милицейский бобик: молодой человек, подойдите сюда. Подходишь. «Вы где живёте? Садитесь». Довозят до дома: «Вот этот дом?» – «Да». – «Всё, идите домой».
Пару раз советские менты меня подвозили, а сейчас я читаю про какой-то беспредел.
Иллюзий стало меньше. Люди понимают, что каждый сам за себя.
Людей всегда губят иллюзии: ты выходишь на лед, думаешь, что он прочный и ты дойдёшь. И ни хрена ты не дошёл – провалился в ледяную воду. Но я не скучаю по Советскому Союзу, боже упаси.
* * *
Говорят: лихие 90-е. Сейчас не менее лихие годы: также отжимают и рэкетируют, всё это есть, хоть и в другой форме. Но тогда было больше открытости: ты мог прийти и посоветоваться, и тебе совершенно искренне помогали.
Когда я открыл свою газету, у меня бухгалтеры, молодые девчонки, 2 раза попадали, ошибались – всё же вручную, 1С ещё не существовало.
Приходит тётенька из налоговой с камеральной проверкой, 2 недели все эти папки читает, потом говорит: вот смотрите, вы здесь и здесь напортачили.
А это штраф, причём немалый. Но эта чиновница видит, что мы не украли эти деньги, не вывели из-под налогообложения и не положили в карман. Она видит, что мы просто ошиблись. И говорит: зови свою девочку, сейчас будем переделывать.
И они сидят ещё несколько дней, переделывают всё. Не за взятку. Это было просто иное отношение. И штраф нам дали совершенно вменяемый – за урок и науку.
А теперь стало жёстче время. И стало больше подозрений, больше зависти, появилась презумпция виновности, контролирующие органы ищут именно, в чём ты виноват.
Тогда у чиновников было желание помочь навести порядок и сделать это правильно, а не схватить тебя за руку. У них тоже стало больше свободы и меньше иллюзий. Сейчас у чиновников желание выполнить показатели выше, чем навести порядок.
* * *
Я ушел от «Бизнес-журнала», потому что ему в этом году 17 лет, и он за эти 17 лет не сильно изменился. А мир изменился сильно. В том числе издательский бизнес, и бизнес-среда, и требования к информации изменились радикально. Я отказался от этой франшизы, которой занимался 11 лет.
Жизнь – это вообще история приобретений и потерь. И нужно просто уметь отказываться. От женщины, с которой не хочешь жить и разлюбил. Зачем мучать?
Зачем оставаться на нелюбимой работе? Ты не сможешь заработать на кусок хлеба в другом месте? Зачем ты сам мучаешься и пользы не приносишь? Работа, которую делаешь без радости, это как в тюрьме.
Поэтому, когда я понял, что перемен в «Бизнес-журнале» по определению быть не может и ничего сделать нельзя, я его просто закрыл в Пензе.
Те процессы, которыми ты не управляешь и на которые ты не влияешь, просто не участвуй в них. Ты потратишь время жизни (а это единственное, что у тебя есть) на какие-то чужие игрушки и цели, которые не являются твоими целями. Ты не робот, ты живой человек.
* * *
Мы сейчас издаем журнал «Секреты бизнеса». Это полностью наш журнал, мы его придумали. Концепций было несколько, в итоге выбрали «Секреты бизнеса» – тут есть и интрига, и совершенно четкое указание на целевую аудиторию. Это в первую очередь журнал для предпринимателей.
Предприниматели не любят розовые сопли, чем грешит большинство журналов. Предпринимателям интересно мнение и какие-то фишки других предпринимателей.
В нашем журнале практически нет журналистов, наши авторы – это предприниматели. И читатели – предприниматели. И здесь про те вещи, которые волнуют это сообщество.
Независимо от калибра бизнеса вопросы одинаковые. Один предприниматель ищет для очередного кафе 3 микроволновки б/у, чтобы купить максимально дёшево, не дороже 3 тыс. руб.
А другой предприниматель ищет для своего производства станки б/у, но не дороже 300 тыс. руб. за станок.
Калибр и масштаб разный, но суть подхода одна и та же. И это во всём: и по персоналу, и по маркетингу, и по производству.
Мы собрали весь свой опыт и сделали хороший журнал. Первый номер мы делали 4 месяца. Пока он выходит раз в 2 месяца.
Нам сейчас предельно важна критика. Можете и не хвалить, но если есть за что поругать, что-то не понравилось, вы это обязаны сказать.
Такой же принцип у меня по отношению к сотрудникам: не надо нам рассказывать, какая мы замечательная компания. Рассказывайте, какая мы хреновая компания и что мы делаем не так, как надо сделать лучше.
У любого человека должен наступить перелом в жизни, когда начинаешь воспринимать критику с благодарностью.
У меня такой перелом наступил лет в сорок. Мы были на бизнес-тренинге, проигрывали ситуации рабочие, и это снималось на видео. Со мной был мой сотрудник Михаил Васянин.
Потом я смотрю видео – просто ужасно со стороны выгляжу, так нельзя себя вести и разговаривать. Думаю: ну это же всего лишь игра, наверное, в реальной жизни всё по-другому.
Я говорю: «Миша, скажи мне, только честно, я ведь в реальной жизни другой?»
А он: «Нет, Евгений Игоревич, вот точно такой же».
Встретиться самому с собой – это иногда просто шок. И это очень непросто.
Так был запущен какой-то длительный процесс, и он до сих пор продолжается.
Три совета от Евгения Мануйлова:
1. Не участвуй в том, чем ты не управляешь.
2. Не работай с мудаками и вообще старайся их избегать. Мудаки – это непредсказуемые, необязательные, хитрые и безответственные люди.
3. Будь смелее. Очень многим талантливым людям не хватает просто смелости, человеку кажется, что он не справится или его не поймут. Это неправда, это твой мультик, твоя иллюзия. Будь смелее, бери и делай. И не оглядывайся на то, что про тебя могут что-то подумать.
Что бы ты ни делал, всё равно найдется какой-нибудь Женя Мануйлов, который будет тебя критиковать и говорить, что ты ерунду слепил. Ну и что? Как это влияет на твое желание добиться своей цели?
Материал подготовили
Евгений Малышев, Марина Мануйлова

 

Прочитано 744 раз

Уважаемый читатель!

Наверное, если вы дочитали эту публикацию до конца, она вам понравилась. Очень на это рассчитываем.
Верим в то, что сравнительно малочисленная аудитория «Улицы Московской» вместе с тем еще и верная аудитория. Верная принципам открытого и свободного общества.
Открытое общество, одним из элементов которого является справедливая и сбалансированная журналистика «Улицы Московской», может существовать исключительно на основе взаимной ответственности и взаимных обязательств.
Мы бросаем вызов власти и призываем ее к ответственности.
Мы ставим под сомнение справедливость существующего положения вещей и готовим наших читателей к тому, что все еще изменится.
Мы рассказываем о вещах, о которых власть хотела бы умолчать, и даем шанс обиженным донести свою правду.
Но мы нуждаемся в вашей поддержке.
И если вы готовы потратить посильные вам средства для поддержания свободного слова, независимых журналистских расследований, мы потратим ваши средства на эти цели.

Заранее благодарен, Валентин Мануйлов

donate3

Поиск по сайту