Самое читаемое в номере

Большая семья Валентины Бредовой

A A A

Осенью 2018 г. клинической больнице № 6 им. Г. А. Захарьина исполняется 40 лет. «Улица Московская» в преддверии юбилея этой крупнейшей и уважаемой больницы Пензенской области открывает цикл статей о людях, служивших в ней верой и правдой многие годы.


Валентина Бредова и больница им. Захарьина провели вместе 36 лет из юбилейных сорока.
Они познакомились в ноябре 1979 г. И больница, и медсестра Бредова были тогда очень молоды.
Больнице едва исполнился год. Она была новостройкой и еще не имела того внушительного вида, что имеет сейчас. Не было зданий поликлиники, административного корпуса, и 9-этажного стационара тоже не было.
На территории больницы, которая должна была стать многопрофильным лечебным учреждением, стояли тогда 2 корпуса, в которых работали 5 отделений: три инфекционных, кардиология и пульмонология.
В пульмонологию и пришла работать 27-летняя Валентина Бредова.
Пришла не абы откуда.
* * *
До 6-й горбольницы она уже 7 лет проработала в областной больнице им. Бурденко. Сначала палатной медсестрой в нейрохирургии, затем старшей операционной сестрой в гинекологии.
Больницу им. Бурденко Валентина Бредова выбрала сама. По окончании пензенского медучилища студентам разрешали выбрать место распределения. Валентина пошла в областную.
Надо ли объяснять этот выбор? Областная больница всегда была примой среди лечебных учреждений Пензы. Там работали лучшие врачи, хирурги, лучший персонал.
«Какие это были люди! – вспоминает о своих коллегах в областной Валентина Бредова. – Елаев, Кульнев, Шумаков… Они были настолько преданы своей профессии. Очень требовательны и к себе, и к нам.
И при этом никакого высокомерия и пренебрежения. Не было разделения между врачом и медсестрой. Жили костяком, одной семьей.
Вечером Елаев, бывало, идет, если он дежурит: «ДевчОнки, пОйдемте салО есть. Мне салО принесли». А кто мы-то? Девчонки молоденькие».
Конечно, молоденькие девчонки старались соответствовать своим учителям. Правда, первое время случались и казусы.
Как-то на обходе Семен Шумаков, глава отделения нейрохирургии, сказал стоящей рядом палатной медсестре Бредовой: «Сделайте этому больному ЭКГ». – «А ЭКГ в аптеке нет», – бодро ответила вчерашняя студентка медучилища, перепутав ЭКГ с АТФ.
Но, видимо, количество таких казусов было ничтожно мало в работе Валентины Бредовой. Потому что через какое-то время Герман Шалдыбин, главврач областной, вызвал медсестру Бредову и объявил, что ее переводят в гинекологию на должность старшей операционной сестры.
«Ты соответствуешь всем параметрам», – лаконично объяснил он свое решение.
Старшая операционная сестра – это принципиально иная специальность, чем палатная медсестра. Она на порядок выше.
bredova2

Верхний ряд (слева направо): Анатолий Баулин, Юрий Алпатов, Нина Легкова, Виталий Щукин, Юрий Шелундов.
Внизу (слева направо): Маргарита Купцова, Надежда Орлова, Валентина Бредова.


 Операционная сестра готовит все необходимое для операции. Она ассистирует хирургу и следит за ходом всей операции, за соблюдением санэпидрежима во время нее. Помните, хирурги в кино традиционно командуют: «Скальпель! Тампон! Зажим!» На самом деле, говорят операционные сестры, им не нужно этого говорить. Хорошая медсестра и сама знает, что и когда надо подать хирургу. 

После операции сестра обязана привести операционную, инструменты в надлежащий вид, вплоть до того, что пересчитать салфетки. Их количество до и после операции должно совпасть.
Может быть, так и осталась бы Валентина Бредова на долгие годы работать в любимой ею областной больнице, но только вмешался транспортный вопрос.
* * *
В конце 70-х гг. молодая семья Бредовых получила квартиру в Арбекове. Общественного транспорта тогда было мало, и добраться на работу и с работы стало проблемой.
«За нами ездила служебная маршрутка. Собирала нас, сотрудников, с Арбекова и везла в больницу. Я заходила последняя. Маршрутка уже была полной. И только потому, что у меня с водителем были хорошие отношения, он меня сажал: я ехала чуть ли не лежа, лишь бы уехать», – вспоминает Валентина Ивановна.
К этому времени в семье уже подрастала дочка Наташа. Она ходила в детский сад на ул. Куйбышева, рядом с областной больницей, чтобы было кому ее вовремя забрать.
«Бывало, операция задерживается. Я стучу по столу ногой – санитарка бежит в садик Наташу забирать. Приведут ее, она в отделении сидит. Буфетчицы ее напоят, накормят. Наташа, чтоб не скучать, по больным пойдет. У нее сумочка детская была. Так больные ей туда гостинцев наложат».
В областной больнице им. Бурденко в те годы царил такой жизненный уклад. Такие были ценности. Больница – это твой дом. Коллектив и пациенты – твоя семья. И чтобы иметь право находиться в этом доме, ты должен быть настоящим профессионалом.
* * *
Этот дух областной больницы врачи и медсестры, перешедшие из нее в конце 70-х гг. в 6-ю городскую, старались привнести и туда.
Юрий Орлов, главный врач больницы № 6, с удовольствием принимал на работу вчерашних выпускников медицинских вузов и училищ. Однако понимал, что без костяка опытных врачей и медсестер молодой больнице не обойтись. Кто-то должен задавать и удерживать планку, передавать опыт.
Он, например, уговорил Германа Шалдыбина отпустить к нему Наталью Черенкову, ставшую в 6-й старшей медсестрой реанимации. «Выкупил ее за бутылку водки», – шутил потом сам Орлов.
Молодой, но уже опытной Валентине Бредовой тоже было что передать начинающим медсестрам.
Она пришла в 6-ю больницу процедурной медсестрой в отделение пульмонологии. Через полтора года ее назначили старшей медсестрой 5-го отделения. Так эта должность называлась в штатном расписании. По факту это был функционал второй главной медицинской сестры больницы.
Еще через 4,5 года, в январе 1986 г., Валентина Бредова стала главной медсестрой больницы им. Захарьина, крупнейшей в Пензе и области. И в течение 30 лет оставалась на этом посту.
* * *
bredova3

Справа налево: Наталья Тимофеева, Людмила Фукс и Анжела Лапина врачи-нефрологи, 2004 г.


 Наверное, больницу действительно можно сравнить с домом: здесь часть своей жизни проживают вместе пациенты и ее персонал. А, как известно, безопасность, порядок и уют в любом доме зависят от его хозяина и хозяйки. 

И если «хозяин» больницы – это главный врач, то «хозяйкой», пожалуй, можно назвать главную медицинскую сестру.
От ее ежедневной, методичной, часто рутинной работы во многом зависят результат работы врачей и выздоровление пациентов.
Если говорить просто, главная медсестра больницы должна обеспечить врачей всем необходимым для лечения пациентов, а пациентов – всем необходимым для выздоровления.
Она отвечает за наличие инструментов, медикаментов, расходных материалов, за работу медицинского оборудования, за питание пациентов. Она контролирует соблюдение санэпидрежима в больнице, заполнение медицинской документации, работу медсестер и их обучение и т. д. и т. п. И даже организация праздничных мероприятий тоже отчасти на ней.
Весь этот процесс главная медсестра должна довести до автоматизма и заставить работать как конвейер, причем в условиях постоянной текучки сестринских кадров.
А теперь масштабируйте эту картинку до размеров 6-й больницы, где количество круглосуточных коек доходило до 1240, врачей было около 400, медсестер – больше 1500, да еще многочисленный младший медперсонал. Беспокойное получится хозяйство. Однако Валентина Бредова с ним справлялась.
И в этом, по ее мнению, была большая заслуга главных врачей. Больнице № 6 везло с «хозяевами». С 1978 г. по 2006 г. ее возглавляли легендарные для нашего города личности – Юрий Орлов (с 1978 г. по 1990 г.) и Юрий Алпатов (с 1990 г. по 2005 гг.).
«Это были руководители от бога, – рассказывает Валентина Бредова. – Порядочные, грамотные, лечебное дело знали от и до. И настолько были преданы своей работе!
Орлов такую махину построил буквально кучкой людей. И лечебный процесс запустил. А коллектив-то был – молодежь на молодежи.
Юрий Александрович, можно сказать, был жесткий человек. Он только взглянет, а ты уже знаешь, что тебе надо сделать. Но его любили в коллективе. Мы его и побаивались, и уважали. Он был внимателен и требователен ко всему.
Проходил как-то в больнице конкурс художественной самодеятельности. И вышел на сцену врач реаниматолог: в рваном халате, сзади застежки. Орлов встает и уходит из зала. И меня с собой зовет.
В коридоре мне: «Это что такое?! Ты врачу халат не могла хороший дать?!» – «Юрий Александрович, это же по сценарию…» – «Да? Ну тогда ладно».
Работать с такими руководителями, как Орлов и Алпатов, – не расслабишься даже в мелочах.
«Но у них было замечательное качество, – говорит Валентина Бредова, – они видели людей: и больных, и коллег. По любому вопросу – профессиональному, личному – мы могли прийти к главврачу. И знали, что нам обязательно помогут.
Юрий Петрович Алпатов вообще был душой коллектива. Он по натуре такой человек – домочадный. Он очень много сил вложил в больницу, в коллектив. И если уж эти руководители спрашивали с тебя по полной, то и сами помогали тебе с полной отдачей.
Помню, на одной из планерок Юрий Орлов ругал нас за что-то. И спрашивает меня: «А Вы работаете в полную силу?». «Нет, – отвечаю я, – не в полную».
Я тогда серьезно болела. У меня диск позвоночный сместился. И хотела даже ехать на Украину к Касьяну (известный советский мануальный терапевт, костоправ – «УМ»).
Тогда Юрий Александрович нашел мне где-то спортивного врача. И она мне диск вправила. Я встала на ноги».
Орлов и Алпатов, считает Валентина Бредова, воспитали тот коллектив 6-й больницы, который работал в эпоху советской медицины.
Они своим отношением к делу, отношением к людям задавали пример подчиненным.
В тот период, когда происходило становление больницы, когда один за другим вводились в строй новые отделения, блоки, корпуса, было очень важно, чтобы сотрудники больницы выполняли не только свои прямые обязанности, а помогали там, где не хватало рабочих рук.
Каждый метр новой больницы был вымыт руками врачей, сестер и санитарок, каждое окошко ими было проконопачено, и не однажды. Люди оставались после работы. И никто не роптал.
«Конференц-зал был забит новой мебелью под потолок. Кто ее разносил и собирал? Наши мужчины, конечно. Хирурги в том числе, хотя они всегда в больницах считаются элитой. Им руки, как музыкантам, надо беречь», – вспоминает Валентина Бредова.
А как-то в больнице случилось ЧП прямо под Новый год. В столовую к зиме завезли несколько тонн картофеля. Овощехранилище строители тогда еще не сдали. Картофель лежал в подвале. И там прорвались трубы с горячей водой. Часть картошки превратилась в кисель.
«И вся больница, – рассказывает Валентина Ивановна, – включая главврача, начмеда, хирургов, стояла и выбирала эту картошку».
* * *
Проходя через такие огонь, воду и медные трубы, коллектив больницы № 6 действительно становился семьей.
Правда, были и те, кто уходил, не выдержав проверки на прочность.
«Работа в больнице была очень интенсивная, – вспоминает главная медсестра. – Молодежи было много. После училища они приходили сырые. За ними приходилось следить. Их нужно было учить: и назначения врача выполнять, и с медикаментами работать, чтоб не перепутали, и санэпидрежим соблюдать. А текучка среди медсестер всегда была большая. Приходят, например, на госпрактику к нам 60-70 человек, а остаются работать человек 10. Потому что сестрин-ская работа тяжелая».
Свою задачу Валентина Бредова видела в том, чтобы вчерашних студентов встроить в коллектив. Встроить как в снежный ком. Чтобы этот снежный ком катился, не останавливаясь, чтобы он был плотный, крепкий, чтоб ничего от него не отваливалось.
Чтоб не было в сестринской службе слабого звена.
«Конечно, – говорит Валентина Ивановна, – молодежи было трудно. Им нужно было время, чтобы привыкнуть к нашему режиму, нашей нагрузке, требованиям. Но те, кто выдержал, проработал года 3, те, как правило, оставались».
В конце 90-х гг. сестринская служба 6-й больницы крепко стояла на ногах. Несмотря на то, что средний возраст медсестер по-прежнему был двадцать с небольшим, должности старших медсестер отделений занимали опытные сотрудники с высшей квалификационной категорией. На них всегда могли положиться и главная медсестра, и начинающие медсестры.
«Мы жили дружной семьей. Знали все и про всех. Все казусы личной жизни. И на зубки ходили, и на свадьбах гуляли, и юбилеи справляли... Но все это строилось только на основе профессионализма. У меня не было любимчиков. Никому не делала поблажек. Все для меня были равны. Только сейчас, когда мы ушли на пенсию, мы стали подружками».
* * *
И все же среди коллег был у главной медсестры один человек, с которым ее связывало не только родство душ.
В 1997 г. в больницу № 6 пришла ее дочь Наталья.
Окончив педиатрический факультет Саратовского медицинского университета, Наталья Тимофеева готовилась работать в областной детской больнице им. Филатова. Но так случилось, что там не оказалось вакантных мест. И интерн Наталья Тимофеева пришла в «свою родную больницу».
Родную, потому что еще маленькой девочкой она прибегала сюда к маме в пульмонологическое отделение, потому что с 8 по 10 класс работала здесь курьером. Каждую субботу, с 8 до 14, Наташа разносила больничную документацию между отделениями и службами.
«Работа была очень динамичная, и мне очень нравилась. Я перезнакомилась со всеми старшими медсестрами, со всеми заведующими отделениями. Практически всех в больнице знала.
И уже тогда у меня было понимание, что я хочу работать именно здесь и нигде больше себя не представляю», – вспоминает Наталья Тимофеева.
Пройдя интернатуру по терапевтическому профилю, из имевшихся вакантных мест начинающий врач выбрала отделение нефрологии:
«Меня там прекрасно встретили. Я пришла как в семью. Заведующая Людмила Николаевна Фукс всему меня научила и во всем помогла. Очень много нам, молодым врачам, давали Павел Сергеевич Мальков, заведующий кафедрой нефрологии, и его заместитель Ольга Николаевна Сисина. Они никогда нас не бросали. Все сложные случаи мы обсуждали с ними сообща».
А сложных случаев было много.
В то время в Пензе существовала проблема с гемодиализной терапией. Эта помощь для больных с хронической почечной недостаточностью была практически недоступна. Не было аппаратов. А при таком диагнозе пациенты без гемодиализа жить не могут.
Каждого из них, и даже их родственников, Наталья Тимофеева помнит до сих пор.
Каждый такой случай, говорит она, пропускаешь через себя. Поддерживают в этой ситуации слова старших коллег и понимание, что ты, как врач, сделал все, что мог.
«Нефрологические больные, они такие, что им нельзя назначить медикаменты и уйти на 3 дня, – поясняет Наталья Тимофеева. – Ты должен контролировать их состояние постоянно, понимать, что с больным происходит в данный момент. Может быть, сейчас ему надо уменьшить мочегонные или добавить гипотензивный препарат. То есть это лечение в ручном режиме в течение всего дня. Мы выкладывались по полной».
В январе 2004 г. Людмила Фукс оставила пост заведующего отделением нефрологии,
а ее ученица Наталья Тимофеева приняла вахту.
К этому времени Валентина Бредова и Наталья Тимофеева, мать и дочь, проработали как коллеги уже 6,5 лет. Безусловно, главная медсестра больницы наблюдала за работой своей дочери-врача. Но, видимо, Наталья не давала повода для недовольства, потому что критических замечаний от мамы не поступало. И только однажды мама поставила дочери на вид.
«У меня было большое количество консультаций по нашей больнице, – вспоминает Наталья Тимофеева. – Врачи же в массе молодые. Чуть увидят изменения в моче – зовут на консультацию. А эти изменения есть у каждого второго больного. И они, как правило, опасности не представляют.
Я пожаловалась маме: меня задергали, на каждый лейкоцит вызывают.
А мама сказала: «Не смей так говорить. Если тебя вызывают, значит, ты нужна, востребована. Тебя хотят видеть. Будь людям за это благодарна. Беги и смотри. Не смей никому отказывать». И после ее слов я действительно стала сдержанней. Хотя, по большому счету, основная масса этих консультаций вовсе не были нужны».
* * *
В 2005 г. Юрий Алпатов ушел с должности главного врача больницы им. Захарьина.
За 2 последующих года на этом посту в больнице сменилось 3 человека.
«Это, наверное, был самый сложный период работы, – вспоминает Валентина Бредова, – когда стали меняться главные врачи. Ушел Алпатов, за ним пришел Щукин Виталий Станиславович, потом Волотов Владимир Иванович, затем Космачев Вячеслав Владимирович.
bredova

В центре – Валентина Бредова


Мне нужно было и самой приноровиться к главным врачам, и коллектив настроить. За мной ведь стоял сестринский коллектив, и достаточно большой. И сам руководитель должен влиться в коллектив. И им было тяжело, и нам».

Для Натальи Тимофеевой это период тоже стал непростым.
В 2006 г. ее назначили начмедом – заместителем главного врача по лечебной работе.
Владимир Волотов, только что занявший пост главного врача, вызвал ее к себе и озвучил решение: «Ты должна стать начмедом. Ты самая молодая из заведующих. Ты умная – ты потянешь».
Это решение стало громом среди ясного неба для всего коллектива больницы.
С 1994 г. начмедом 6-й была Маргарита Купцова. Она из числа тех врачей областной больницы, что пришли строить и поднимать 6-ю городскую.
Маргарита Федоровна была прекрасным врачом и руководителем. Она очень много сделала для развития всех служб больницы. Под ее руководством они добивались самых высоких показателей в лечении больных и снижении смертности.
«Я считаю Маргариту Федоровну своим учителем, – говорит Наталья Тимофеева. – Мое уважение к ней настолько велико, что все ее документы я до сих пор храню. Ни одной бумажки не выбросила».
Но в больнице как в армии – приказы главных не обсуждаются.
«Нельзя сказать, что все заведующие отделениями однозначно восприняли мое назначение, – вспоминает Наталья Тимофеева. – Они понимали, что это рискованное решение: в такой огромной больнице назначить начмедом фактически еще девчонку, которая даже трёх лет заведующим не проработала. Мне было 32 года. Я многим из них в дочери годилась. Но они меня поддержали, приняли».
Этому поспособствовал и Вячеслав Космачев, который вскоре, в 2007 г., возглавил больницу. «Вырастим начмеда себе сами», – сказал он заведующим отделениями.
«Когда чувствуешь поддержку руководителя, любые нагрузки можешь выдержать», – говорит Наталья Тимофеева.
* * *
При Вячеславе Космачеве в больнице началось новое время.
Больница вступила в федеральные программы по дорожно-транспортному травматизму и сосудистой патологии. Был открыт травматологический центр первого уровня. Больница получила и ввела в эксплуатацию более 500 единиц лечебно-диагностического оборудования.
«У нас появилось новое уникальное приемное отделение. Мы же многопрофильная больница, и у каждого профиля теперь есть свой приемник, свое оборудование.
То есть все специалисты – гинекологи, травматологи, нейрохирурги, ЛОРы и т. д. – имеют свои площади. Независимо друг от друга функционируют, – рассказывает Наталья Тимофеева. – В приемнике есть своя лаборатория, кабинет УЗИ, эндоскопия, КТ, МРТ. Все в едином комплексе. На тот момент такой приемник – это был прорыв. Космос.
Начался капитальный ремонт отделений больницы. Отделения ремонтировались одно за другим: кардиология, неврология, кардиореанимация, нейрореанимация, травматология, нейрохирургия… Ремонты длились по нескольку лет. В таких условиях сложно работать. Но мы понимали, что завтра мы будем жить по-другому. Что мы выходим на новый виток развития.
Тогда, благодаря программе модернизации здравоохранения, нас хорошо поддержали. Больница работала, имея все: расходные материалы, медикаменты, питание на должном уровне. Мы принимали новых специалистов, обучали их.
Происходило становление вспомогательных служб. Наше рентгенологическое отделение сильно ушло вперед, потому что мы наводнили его новым оборудование: поставили кабинет КТ, чуть позже – второй кабинет КТ, появился магниторезонансный томограф.
Интересно было работать, потому что мы чувствовали, что становимся более мощными, перспективными, модернизированными. Что работаем так же, как работают ведущие центры Москвы и Санкт-Петербурга, по тем же стандартам и нормам».
Больница № 6 и по сей день удерживает позиции одной из крупнейших и лучших больниц города и области.
Она является многопрофильным ЛПУ и традиционно продолжает аккумулировать у себя самых сложных экстренных и плановых больных. Потому что только здесь эти пациенты могут получить комплексную терапию и комплексную диагностику.
Для этого в больнице Захарьина есть все: специализированная реанимация, сложнейшее оборудование, высококвалифицированные врачебные и сестринские кадры.
И этот профессиональный и человеческий ресурс больницы Наталья Тимофеева как начмед старается сохранить и преумножить. Потому что для нее 6-я больница – второй дом, а коллектив – семья. Так ее воспитали мама и наставники.
Наверное, поэтому одной из своих важнейших задач начмед видит воспитание молодых врачей, передачу им опыта и традиций больницы.
«Молодежь к нам приходит хорошая. Но они сейчас – все больше индивидуалисты. А мне хочется до них донести, что наша больница – это не банальное место работы, не способ достижения личных целей. Что они пришли в больницу, где есть большой опыт коллективного труда и общения. И что они – единица этого коллектива».
Может быть, совсем скоро, года через два, единицей большого коллектива станет еще один член семьи Натальи Тимофеевой – ее сын Даниил, студент 3 курса Пензен-ского медицинского института.
«Я буду только рада этому, – говорит она. – Он выбрал терапевтический профиль, значит, я смогу ему помочь, направить».
* * *
Валентина Бредова, бабушка будущего доктора, тоже чувствует личную ответственность за подготовку внука. «Где перечень манипуляций, которые вы должны научиться делать на практике? – говорит она Даниилу. – Ты мне зачетку с пятерками не показывай. Сдавать манипуляции будешь лично мне. Потому что как врач ты должен знать сестринскую работу от А до Я».
Главная медсестра 6-й больницы Валентина Бредова оставила свой пост в 2012 г.
За свой труд Валентина Ивановна неоднократно награждалась многочисленными почетными грамотами и благодарностями: обкома, горкома, облздрава, профкома, Законодательного Собрания, Пензенской
городской Думы. У нее их внушительная стопка.
Она заслуженный работник здравоохранения, в числе первых получила медаль «За развитие здравоохранения г. Пензы».
Но своим главным достижением Валентина Бредова считает вклад в становление и работу 6-й больницы им. Захарьина.
«Мама – удивительный человек, – говорит Наталья Тимофеева. – Волевой, стойкий, сильный. У нее несгибаемый стержень. Ее как руководителя создал коллектив.
Благодаря этим людям мамина сила обрела еще и мудрость. Она столько всего прошла! 30 лет руководила огромным коллективом. И всех смогла сплотить, удержать. За это люди ее любят и помнят».
Работа в государственном здравоохранении никогда не была и вряд ли когда будет легкой. Но, как известно, безопасность, порядок и уют в доме зависят, прежде всего, от его хозяев.
В октябре 2015 г. пост главного врача больницы им. Захарьина занял Дмитрий Зиновьев.
Он человек опытный, грамотный, умный. Энергии и оптимизма ему не занимать. Поэтому, уверена Наталья Тимофеева, у больницы в будущем все будет хорошо.
И многопрофильная больница № 6 еще долгие годы будет котироваться среди врачей и пациентов своим профессионализмом.

Прочитано 966 раз

Уважаемый читатель!

Наверное, если вы дочитали эту публикацию до конца, она вам понравилась. Очень на это рассчитываем.
Верим в то, что сравнительно малочисленная аудитория «Улицы Московской» вместе с тем еще и верная аудитория. Верная принципам открытого и свободного общества.
Открытое общество, одним из элементов которого является справедливая и сбалансированная журналистика «Улицы Московской», может существовать исключительно на основе взаимной ответственности и взаимных обязательств.
Мы бросаем вызов власти и призываем ее к ответственности.
Мы ставим под сомнение справедливость существующего положения вещей и готовим наших читателей к тому, что все еще изменится.
Мы рассказываем о вещах, о которых власть хотела бы умолчать, и даем шанс обиженным донести свою правду.
Но мы нуждаемся в вашей поддержке.
И если вы готовы потратить посильные вам средства для поддержания свободного слова, независимых журналистских расследований, мы потратим ваши средства на эти цели.

Заранее благодарен, Валентин Мануйлов

donate3

Поиск по сайту