Самое читаемое в номере

Послевоенная Пенза – II

A A A

Юрий Кузьмиров, родившийся и проживший всю жизнь в центре Пензы, справа от подвесного моста, рассказывает о том, как дети и подростки послевоенной Пензы проводили свое свободное время.

Детство наше целыми днями проходило на улице. Зимой любимым занятием было кататься на санках. К санкам отношение было особенное.
Санки были разные: деревянные, металлические, со спинкой, со складной спинкой, плетеные (в них, как в коляске, возили детишек), чугунки (на чугунных полозьях).
Чугунки – санки тяжелые, как правило, большие, на которые садилось по два – три человека. Они дальше съезжали с горы и тем считались лучше. Чугунки были лишь у одного моего товарища.
Как только выпадал снег, замерзала река, все стремились на берег, где и устраивали катанья. Позже горку заливали водой, и здесь начиналось веселье.
Скатывались на фанерках, картонках, устраивали кучу–малу, съезжали кучей, наваливаясь друг на друга. Еще скатывались вагончиком. На вершине горы усаживались друг за другом и пытались, не разрывая цепочку, съехать с горы.  
В отдельном ряду стояли санки, которые сегодня называют Чук и Гек. Особенность их в том, что раньше делались они из дерева – две доски сколачивались в виде буквы «Т» перекладиной назад. К ним крепились коньки.
Их нужно было три штуки: два крепились сзади и один впереди. Крепление переднего конька обеспечивало возможность управления. На ледяной поверхности Чуку и Геку не было равных: с горы несешься – дух захватывает.
 Была ещё каталка. Брался металлический пруток диаметром 10 и более мм, длиной 3-4 метра и более, сгибался в виде дуги, чтобы расстояние между концами было 0,5-0,75 метра. Держаться надо было двумя руками за дугу, левую ногу kuzmirov

ставить на пруток, правой отталкиваться (как на самокате).
Набрав скорость, ставили вторую ногу и катились. Можно было управлять каталкой за счет прижимания левого или правого конца к центру, разгоняться двумя ногами, кататься как по дороге, так и с горы.  
На месте Камней любви и домов по улице Славы (улица Сборная) был стадион «Динамо», где мы катались зимой по льду на снегурках. Первые коньки – снегурки. Нос загнутый, как правило, их не точили. Крепились они к валенкам с помощью веревки, которая закручивалась палочкой.
Другие коньки крепились к обуви с твердой подошвой специальным крепежом, коньки съемные. Были еще коньки с прямыми полозьями, таким пацаны все завидовали. О коньках с ботинками не было и речи.
Ближе к юности играли мячиком или шайбой. Почти у каждого были клюшки, чаще самодельные. Клюшки делали сами из веток дерева, закругленные. Играли в русский хоккей с мячом.
Хоккей с шайбой, клюшка другой формы появились позже, их тоже делали сами. Заводская клюшка была несбыточной мечтой, её берегли. На реке по собственной инициативе очищали от снега лед и целыми днями гоняли мяч, позже шайбу. При необходимости заливали лед ведрами, воду брали из проруби.
Приходишь домой – ног не чуешь. Снял коньки, а впечатление, что они на ногах – иди и катайся.
kuzmirov2

Часто проруби на реке заносило снегом, и иногда мы, скатываясь с горы, проваливались одной ногой в прорубь. Тогда быстрей домой, сменил обувь и опять на улицу. Но никто не простужался.
Лыжи доставались детворе от взрослых, и они были очень большими. У некоторых были самодельные, сделанные из досок. Крепления – ремень поперек лыж. Но и на них катались с гор с чудачеством и восторгом. Обычным образом, пассажир за спиной, впереди. Один из моих друзей виртуозно катался на одной – прообраз современного сноуборда. Пользовались мы,  как его сегодня называют, коньковым шагом.
Белье зимой взрослые полоскали в проруби. Баня № 2, что была на нашей улице и на пересечении с улицей Либерсона,  извест-ная на весь город баня на «Козьем болоте». Взрослые  всей округи брали горячую воду, которая лилась из трубы бани под берег.  Каждую субботу или воскресенье мы со своими отцами отстаивали многочасовую очередь, чтобы помыться в ней.
Нас веселил дурачок Сёма – местная достопримечательность Пензы. Он читал быстро, заикаясь, вузовский учебник истории КПСС, а потом просил денежку, собирая её в бумажный кулёчек, не беря в руку, так как он считал себя чистоплотным.
Славилась баня своими парными, которые топили дровами из помывочного отдела. Бывало, иные из нас, любопытные до всего, бегали подсмотреть в окна бани или с потолка за голыми женщинами в женском отделе.  В парикмахерской этой бани нас стригли, корнали ручными машинками для волос, которые «кусались», и причёска была одна – «чёлка», позже бокс. Там же пили газировку с сиропом (4 коп.), разменивали у газировщицы все мятые медяки после игры в чику. Пили газировку и без сиропа за 1 коп. или с двойным сиропом.
Сколько себя помню, к  Новому году в каждом доме ставили ёлку – ель или сосну. Игрушки были самые разнообразные: из стекла, картона, ваты, гирлянды из флажков. Вместо электрических гирлянд крепились свечи. На макушку ёлки крепилась звезда или пика.  
В каникулы друзья приглашались в гости на ёлку. Приходили, как правило, в карнавальных костюмах, которые шили родители: зайчики и все такое. Водили хороводы, рассказывали стихотворения, играли в игры. Кто-то из взрослых одевался Дедом Морозом, дарил подарки, после чего был сладкий стол. Было очень весело.  Всегда проводились ёлки и дни рождения у Мезенова Саши.  
kuzmirov3

Детвора соревновалась:  кто посетит больше ёлок. Родителям, бабушкам и дедушкам на работе выдавались пригласительные билеты на посещение елки, где обязательно вручались подарки: новогодний кулек с конфетами, печеньем, шоколадкой, вафлями, мандарином, яблоком, грецкими орехами.
Любимым занятием было строить снежные крепости. Их  обустраивали, соединяли подснежными ходами, заготавливали снаряды в виде снежков и устраивали настоящие бои с захватом крепости противника. Были ребята, которые довольно метко бросали снежки. Смех, крик, восторг, плач от боли. Бывали и синяки, но не помню случая, чтобы кто-то пожаловался родителям и они пришли бы разбираться с обидчиком.
Любили прыгать в снег с крыш сараев. Прыгаешь, летишь,  сердце в пятки, крик, визг, проваливаешься с головой в снежный сугроб, с большим трудом выбираешься весь в снегу. И снова быстрее на крышу, чтобы вновь почувствовать это удивительное чувство полёта.  Это как летом, когда прыгаешь в реку с крутого берега. Снега выпадало много, и когда он был липким, мы в каждом дворе лепили баб с морковкой вместо носа и глазами- угольками.  
Лёд на реке в ту пору был очень толстым, более метра, чистый, голубой. Там, где сейчас подвесной мост (раньше на его месте стоял Татарский мост),  чуть выше по течению, заготавливали лед. Зачем? Холодильников в магазинах  в то время не было. Холод приходилось консервировать.
Бригады мужиков заготавливала «холод». Откалывали ломом большие, по квадратному метру, куски льда и баграми поднимали из воды. Работа опасная. Были случаи, когда заготовители соскальзывали в воду. Мы, пацаны, забирались в ледяные помещения и смотрели, как в аквариуме, на замёрзших в голубом льду рыбок.
Глыбы льда складировали на месте, где сегодня расположен торговый центр «Пассаж». В то время на его месте был рынок,  а рядом в красном старинном здании  был мясной пассаж. В его подвалах хранилось мясо, для него и запасался лед.  
Также лёд развозили в погреба по всем магазинам и складам. Для  сохранения льда его засыпали толстым слоем древесных опилок. Лед использовался и при продаже летом мороженого, которое хранилось в металлических тубах, помещенных в ледяные крошки.
Продавали мороженое на вес в вафельных или картонных  стаканчиках. Было оно недорогое и вкусное. Порой просили продать вкусные, хрустящие вафельные стаканчики.
Продолжение следует.

Прочитано 2169 раз

Уважаемый читатель!

Наверное, если вы дочитали эту публикацию до конца, она вам понравилась. Очень на это рассчитываем.
Верим в то, что сравнительно малочисленная аудитория «Улицы Московской» вместе с тем еще и верная аудитория. Верная принципам открытого и свободного общества.
Открытое общество, одним из элементов которого является справедливая и сбалансированная журналистика «Улицы Московской», может существовать исключительно на основе взаимной ответственности и взаимных обязательств.
Мы бросаем вызов власти и призываем ее к ответственности.
Мы ставим под сомнение справедливость существующего положения вещей и готовим наших читателей к тому, что все еще изменится.
Мы рассказываем о вещах, о которых власть хотела бы умолчать, и даем шанс обиженным донести свою правду.
Но мы нуждаемся в вашей поддержке.
И если вы готовы потратить посильные вам средства для поддержания свободного слова, независимых журналистских расследований, мы потратим ваши средства на эти цели.

Заранее благодарен, Валентин Мануйлов

donate3

Поиск по сайту