Взвешенный Кривов

A A A

В день своего ухода с должности главы Администрации г. Пензы Юрий Кривов дал эксклюзивное интервью «Улице Московской». Оно состоялось в его кабинете через 30 минут после того, как депутаты утвердили
его добровольную отставку.Отвечая на вопросы, Юрий Кривов был откровенен, спокоен и произвёл впечатление взвешенного человека, который ни о чём не жалеет.

 Повоевали

Что побудило Вас написать заявление об уходе?
– С Иваном Александровичем <Белозерцевым>мы дважды на эту тему разговаривали, и он сказал, что мои компетенции нужны в областном правительстве.
С какими чувствами Вы шли на эту должность полтора года назад? И как долго планировали работать в ней?
– Со смешанными чувствами шёл, потому что знал – Пенза находилась в непростом финансовом положении. Да и сейчас стало не лучше.
Я понимал, что ряд людей из команды прежнего мэра… Мы с ними идеологически разные люди, у нас ценностные иерархии не совпадали. Поэтому я готовился к непростым решениям по расставанию с ними.
Я никому не пожелал бы тех эмоций, которые испытал в этих стенах, особенно в первые полгода работы. Это был перманентный стресс на фоне постоянного творчества. Потому что когда денег в бюджете нет, а проблем много, приходится проявлять творческий подход.
Тот же общественный транспорт. Нам противостояли очень подготовленные в юридическом отношении люди, которые эту ситуацию создали. Я спрашивал старую команду: «Что будем делать-то, друзья дорогие?»  Но кроме потупленного взгляда в пол и фразы: «Надо с Фоминым разговаривать», я ничего от них не услышал. Никаких рекомендаций по защите позиции муниципалитета.
Несколько раз собирали формальных вождей садоводческого движения, чтобы отстоять дачные перевозки. Но со многими из них работать тоже не получилось, потому что они в общем-то показали свою несостоятельность.
Это когда надо в митингах участвовать и выходить в партийных колоннах – тут они впереди всех. А когда надо организовывать людей, объяснять им ситуацию и делать какие-то шаги – тут их нет.
Поэтому историй много было. Все они проходили под постоянным огнём критики я очень много врагов нажил… Но в любом случае мы повоевали. И отстояли хотя бы что-то.

krivov3
Власть должна подавать сигналы
По какому принципу Вы набирали команду? И, как считаете, удалось ли Вам её создать?
– Пройдёт какое-то время, и только тогда я смогу ответить на вопрос: а было ли это командой?
Потому что люди очень разные. Кого-то приходилось назначать по принципу «из того, что есть», а в большинстве своём команду составили те, кто до этого здесь работал, но только обнаружил в себе новые качества и, на мой взгляд, постарался поставить их на службу городу и интересам большинства.
За это я благодарен им. Мы нашли взаимопонимание и стали потихоньку запускать те процессы и проводить ту политику, которую считали целесообразной, корректной и актуальной.
Можете выделить приоритетные моменты в этой политике?
– Во-первых, чтобы власть не была закрытой.
Во-вторых, чтобы мы все одинаково понимали, зачем приходим на работу каждый день.
В-третьих, чтобы горожане не воспринимали себя исключительно как реципиентов – получателей сверху каких-то благ, не подкреплённых собственным вложением.
Что из этого получилось? Какие выводы для себя сделали?
– В обществе есть понятие, что чиновник – он какой-то чужой. И это цена, которую мы платим сегодня за потерю общенациональной идеологии. Потому что если нет системы ценностей, разделяемой большинством, и если мы по-разному отвечаем на вопрос, что такое хорошо и что такое плохо…
Понятно, что совсем одинаково не бывает. Но в базе мы должны хотя бы одинаково понимать ту пьесу, в которой сейчас участвуем.
Если это не так, появляется иллюзия, что можно залатать эти прорехи юридизацией отношений. То есть отсутствие доверия компенсируется регламентацией. И когда есть прописанные правила, появляется иллюзия, будто всё будет работать.
А ничего не работает. Потому что вот этого чувства «мы» нет. Все готовы надзирать, контролировать, аудировать, экспертировать, исходя из принципа недоверия друг к другу и к чиновнику прежде всего.
Но гораздо большее удовольствие доставляет делать что-то с кем-то, получать союзников и партнёров. Я считаю, у нас это кое-где получалось. Примеры, может быть, маленькие, но уже здорово, что такие ростки есть. И горожане в принципе есть, которые готовы работать вместе.
Просто власть должна подавать сигналы, что они ей нужны. Когда люди это видят… Понятно, что есть колоссальная инерция, сложившиеся стереотипы, которые трудно ломать. Это как замёрзшего человека нельзя сразу вести в баню: надо отогревать постепенно, иначе с организмом что-то произойдёт. Так же и с обществом.
Александр Щербаков называл должность главы администрации расстрельной, потому что на ней концентрировались все недовольства: и населения, и власти. Как Вы на себе это ощутили?
– Иногда было грустно оттого, что мы все так не жалеем друг друга. У нас опять-таки нет ощущения цельности и единства. Нет ощущения, что мы все одной крови. Мы с готовностью переложим ответственность с себя на кого-то, завиноватим кого-то.
А невозможно разделить людей на хороших и нехороших: граница хорошего и плохого всегда проходит внутри каждого из нас.
Кроме того, иногда мы становимся заложниками ситуаций. И мотивы каких-то шагов лежат не всегда внутри нас.
Если бы в обществе было больше взаимопонимания, доверия, открытости, готовности проникнуться и посотрудничать… Готовности впрягаться… Это как раньше дрались район на район и впрягались. К сожалению, таких людей сейчас дефицит.
Но если говорить про команду, то у меня большая благодарность ко всем коллегам, которые работали со мной полтора года. Прежде всего, к замам.

krivov2
Расширение нормы
Чем гордитесь?
– Тем, что у части людей, я надеюсь, появилось чувство доверия к власти и надежда на то, что город – это мы и есть.
Пенза стала тренировочной базой Чемпионата мира по футболу. Я считаю, это правильный драйвер, и мы в эту воронку можем вовлечь много чего интересного.
Мы поставили на правильные рельсы программу переселения людей из аварийного и ветхого жилья.
Много времени мы посвятили расчистке этих авгиевых конюшен в Управлении муниципального имущества. Всю прошлую осень там работало Управление финансов, Контрольно-счётная палата, потом все остальные пришли – проверять-то все любят.
И сегодня, я считаю, постановка претензионно-исковой работы, позиция в судах, работа по подготовке к продаже земельных участков, аренда земли – эта работа приобретает очертания должного. Как это должно быть построено в нормальном муниципалитете.
Наконец-то механизм заработал на защиту интересов города, а не интересов отдельных людей.
Знаете анекдот-обещание депутата?
Если выберете меня, я сделаю жизнь людей счастливой. И в скобочках: список людей уточняется.
Какие ошибки видите в своей деятельности?
– Можно было бы действовать в чём-то порешительнее.
Но в тот момент были ограничения, или мне казалось, что есть к этому ограничения. Ведь многих вещей явно не видишь – это к вопросу о закулисье. Но какими-то интуициями вынужден улавливать это ощущение и просчитывать последствия от твоего шага.
Наверное, надо было какие-то шаги, как я сегодня понимаю, сделать. Понятно, что это была бы конфликтогенная история, но в чём-то надо было быть более решительным.
Кто-то это называет осторожностью, кто-то – мудростью… В моём случае я считаю это нерешительностью.
Чему научили Вас эти полтора года работы?
– Один коллега недавно спросил меня: «Как дела? Нормально?»
Я ответил: «Нормально. Только границы нормы всё шире и шире».


После меня
Есть ли у Вас на примете 2-3 кандидатуры, которых Вы могли бы порекомендовать на эту должность? Можете озвучить эти имена?
– Выбор будет делать губернатор, и у него есть свои соображения на этот счёт. Я не готов сегодня озвучить какой-то конкретной кандидатуры.
Парадокс-то в чём?
Вроде бы человек достоин, начинаешь с ним говорить, а он отказывается, понимая всю глубину ответственности и условия, в которых придётся работать. В том числе размер оплаты труда.
Не надо думать, будто в администрации много платят. Я в зарплате потерял примерно 50% от того, что получал в правительстве области.
А поскольку других источников дохода нет, и никаких бизнесов не имею, то это вообще кажется ненормальным. С 7.30 до 22.30 находишься на работе, никто из близких тебя не видит. Кто пойдёт-то?
Поэтому здесь надо взвешивать все pro и contra, все мотивации возможных кандидатов. Ведь не секрет, что у кого-то может появиться соблазн сюда придти только за тем, чтобы кое-какие проектики реализовать.
И понятно, что одна из задач, которую я тут лично решал, – борьба с коррупционными проявлениями. И мне показалось, что мы какую-то часть пути прошли.
Если брать от 100%, то это какая часть?
– Думаю, что треть.

Фото А. Назарова

Прочитано 1731 раз

Уважаемый читатель!

Наверное, если вы дочитали эту публикацию до конца, она вам понравилась. Очень на это рассчитываем.
Верим в то, что сравнительно малочисленная аудитория «Улицы Московской» вместе с тем еще и верная аудитория. Верная принципам открытого и свободного общества.
Открытое общество, одним из элементов которого является справедливая и сбалансированная журналистика «Улицы Московской», может существовать исключительно на основе взаимной ответственности и взаимных обязательств.
Мы бросаем вызов власти и призываем ее к ответственности.
Мы ставим под сомнение справедливость существующего положения вещей и готовим наших читателей к тому, что все еще изменится.
Мы рассказываем о вещах, о которых власть хотела бы умолчать, и даем шанс обиженным донести свою правду.
Но мы нуждаемся в вашей поддержке.
И если вы готовы потратить посильные вам средства для поддержания свободного слова, независимых журналистских расследований, мы потратим ваши средства на эти цели.

Заранее благодарен, Валентин Мануйлов

donate3

Поиск по сайту