ПГУ сегодня: рассказывает Александр Гуляков

A A A

Ректор Пензенского государственного университета Александр Гуляков в интервью «Улице Московской» рассказал о развитии вуза, сохранении традиций и научных прорывах.
Более 8 лет он возглавляет университет. ПГУ сегодня – это 21300 студентов, около 2300 сотрудников, из них около 1300 – профессорско-преподавательский состав.

– Александр Дмитриевич, оцените, пожалуйста, уровень ПГУ сегодня.
– Наш университет не имеет статуса опорного или национального исследовательского, но по факту ПГУ по праву является флагманом в подготовке кадров для Пензенской области.
Медицинский институт единственный в регионе готовит специалистов для здравоохранения. Математика и естественные науки, образование и педагогические науки, гуманитарные науки и науки об обществе, инженерное дело и технические науки – выпускники Пензенского госуниверситета готовы почти в полной мере удовлетворить профессиональные потребности экономики региона. Исключение, пожалуй, строительство и сельское хозяйство. Но и в эти сферы мы «включаемся» на стыке наук.
Сейчас обучение ведется по более чем 200 программам бакалавриата, специалитета, магистратуры, аспирантуры и ординатуры. При этом каждый год мы открываем новые актуальные специальности. К примеру, мы стали первым вузом в регионе, где в 2022-2023 годах будут открыты программы по прикладному искусственному интеллекту в информатике и вычислительной технике.
– Какие традиции технического вуза ПГУ унаследовал? Какие традиции пришли в ПГУ после присоединения педагогического института? Какие сформировались с развитием в составе ПГУ медицинского института?
– ПГУ – классический университет. Сегодня в нашем университете девять институтов, военный учебный центр, многопрофильный колледж, три филиала в районах области. Так сложилось, что базовым подразделением все же является политехнический институт. С него пошла история вуза.
7 лет назад мы начали менять структуру, преобразовывая факультеты в институты, и политех, как до сих пор по традиции его нередко называют, получил второе рождение. Здесь обучается наибольшее количество студентов – около
5 тысяч, и главное – это мощные научно-педагогические и научные школы.
Научно-педагогическая школа определяет высокий уровень подготовки и кадров, и научных разработок, научная школа занимается чистой наукой.
Школы технического профиля – одни из мощных, они славятся далеко за пределами региона. Активно развивается, и при этом сохраняет заложенные традиции, научно-педагогическая школа педагогического института. С появлением в структуре образовательных подразделений одновременно зарождается и научное направление. Так было и с медицинским, и с юридическим, и с институтом экономики и управления.
Всего в вузе сейчас развивается около 50 научных направлений. Свою школу создает лидер – мощный преподаватель, интеллектуал, который собирает вокруг себя учеников и ведет научные разработки. Школы с годами трансформируются, развиваются.
Наша задача – сделать так, чтобы, когда уходит лидер, не прекращала существование школа. Преемственность кадров в науке очень важна…
– Какие есть школы в ПГУ?
– Назову несколько наиболее мощных. В Политехническом институте научно-педагогические школы представлены именами профессоров Смирнова Ю. Г., Кревчика В. Д., Бершадского А. М., Печерской Е. А., Зверовщикова А. Е., Зефирова С. Л.
В медицинском институте можно выделить НПШ Олейникова В. Э., Калмина О. В., Митрошина А. Н., Рахматул-лова Ф. К.
В педагогическом институте – Дубровской Т. В., Титова С. В., в юридическом – Гошуляка В. В., Саломатина
А. Ю., в институте экономики и управления – Воробьева В. П., Семерковой Л. Н.
– Как Вы видите соотношение в ПГУ учебного процесса и науки?
– Мы давно перешагнули тот рубеж, когда основной задачей вуза была подготовка кадров – образовательная деятельность.
Раньше были профильные ведомственные научно-исследовательские институты, которые занимались прикладными научными вопросами.
В Пензе пережить девяностые-нулевые смогли не все НИИ. Эту нишу нужно было закрывать. Кто это будет делать? Именно тогда в качестве второй важнейшей функции любого университета определили занятия наукой, что мы и делаем последние 20 лет очень плотно.
Как это получается, насколько качественно – другой вопрос. Требования к вузам растут с каждым днем – развитие науки, объемы исследований, молодежная наука. Мы стараемся, но нужны приличные деньги.
Запад ведет эту работу за счет частных инвестиций. У нас таких практически нет, поэтому все возлагается на государство. Отсюда гранты, национальные проекты.
Мы только в этом году выиграли 35 грантов в сфере науки. Есть гранты более десяти миллионов.
Профессор Смирнов, например, выиграл грант на 12 млн рублей. Объем финансирования научных исследований ПГУ в 2021 году составил более 105 миллионов рублей – это превышает показатели предыдущего года.
– Какое место занимает ПГУ в рейтинге вузов России и ПФО? Какова динамика мест ПГУ в рейтинге за время Вашего ректорства?
– Во многом это условные вещи. Но рейтинги – это вешки, на которые мы ориентируемся.
Есть Национальный рейтинг университетов. В нем мы с 2013 г. начали активно участвовать и тогда заняли место 46-50 из 105 вузов. При этом в России вузов около 700.
В 2021 г. в этом рейтинге принял участие 341 университет. Сам факт нашего участия в любом рейтинге говорит о том, что нам есть что предъявить. В 2021 г. у нас 68-69 место из 341, это 7 место среди 15 классических университетов ПФО.
Среди пензенских вузов ПГУ – единственный, который входит в международные рейтинги.
В рейтинге QSECA (рейтинг лучших университетов Восточной Европы и Центральной Азии) позиция ПГУ в 2021 г. – 251-300 место из 400 вузов, это 6 место среди вузов ПФО.
– Какова в ПГУ доля иностранных студентов?
– У нас самая высокая доля иностранных студентов в округе – почти 14% от общего числа обучающихся.
Иностранные студенты – преимущественно медики, далее идут специалисты по изучению русского языка – филологи, в последнее время активизировался спрос на специалистов по IT.
У нас обучаются юноши и девушки почти из 50 стран мира. Сейчас соотношение студентов ближнего и дальнего зарубежья уже третий год в пользу дальнего – 60% на 40%. Страны Ближнего Востока и Азии, Китая и африканских государств – география очень широкая.
Впервые в 2020-2021 годах к нам приехали учиться ребята из Колумбии, Ганы, ЮАР, Кипра, Габона.
Думали, что из-за пандемии в этом году не наберем иностранцев, но получилось даже больше на 100 человек, чем в прошлом году.
У нас широкие международные научные связи, мы сотрудничаем с 33 странами. Наиболее активно работа ведется с Германией, Китаем, Болгарией, Румынией, Польшей, Швецией, Францией, Португалией.
В 2021 г. ПГУ впервые вошел в Мос-ковский международный рейтинг вузов «Три миссии университета», заняв 1401 позицию из 1650 лучших вузов мира из 97 стран и 73 место из 112 российских вузов, вошедших в рейтинг.
– Можно ли сравнивать ПГУ с каким-либо зарубежным университетом по численности студентов и качественному составу преподавателей, по материально-технической базе, по доле студентов-иностранцев, по местам трудоустройства выпускников?
– Факт участия в рейтингах подтверждает, что мы вполне выдерживаем сравнение с другими. Есть Университет имени Овидия в г. Констанце (Румыния), показатели у нас сходятся.
У нас высокая доля преподавателей с ученой степенью – 75-76% кандидатов и докторов наук. Среди зарубежных вузов это очень ценится. Неплохо оцениваются наши показатели по иностранным студентам, по международным связям.
Мы плотно сотрудничаем с городом Фленсбургом на севере Германии. Сотрудничаем по трем направлениям.
По медицине – ежегодно 8-10 наших студентов бесплатно в течение трех месяцев обучаем в их клиниках.
Представители Фленсбурга приезжали к нам и знакомились с университетами и медициной региона. Провели несколько публичных лекций. Удивились, что мы читаем 40% учебных программ для иностранных студентов на английском языке.
Кроме классического во Фленсбурге есть политехнический университет, и мы уже обмениваемся студентами технических специальностей. В этой сфере к нам тоже проявляют большой интерес. Наш университет первым из российских вузов вошел в европейскую программу Erasmus+ благодаря связям с Фленсбургом.
В части науки немцы проявляют огромный интерес к нашим разработкам в области возобновляемой энергетики. Этой темой активно занимается кафедра «Электроэнергетика и электротехника» (В. Н. Ашанин).
Студентов из Индии с первого курса обучаем на английском языке. Параллельно они изучают русский язык. На мой вопрос, почему они к нам идут, получил ответ, что их устраивает соотношение между ценой и качеством образования.
Шесть лет мы их обучаем, они сдают государственный экзамен, проходят аккредитацию – подтверждают диплом (в формате тестирования отвечают на 100 вопросов по медицине – это проверка Минздрава; личная аккредитация считается пройденной, если выпускник под двумя видеокамерами ответил не менее чем на 75 вопросов).
Если говорить об иностранных выпускниках-медиках из Индии, то уже у себя на родине в течение первого года они должны пройти нострификацию своего диплома – личную аккредитацию по требованиям индийского министерства здравоохранения. Средний процент прохождения нострификации выпускниками из российских медицинских образовательных учреждений – 32-34%. Из наших выпускников 64% с первого раза подтверждают свой уровень знаний.
Мы получили письмо из посольства Индии о том, что наши студенты показали лучшие знания по сравнению с московскими, самарскими – процент подтверждения оказался выше всех по России. Сказывается в том числе, я считаю, что мы преподаем на английском языке.
Кстати, в медицинском институте сложилась традиция. На выпускной приезжают родители. Участвуют в мероприятиях, связанных с получением диплома, мы общаемся.
Этим летом приезжали четыре родителя: два главных врача городских больниц в Индии, сотрудник министерства здравоохранения Индии и хирург. Сказали, что с 1 курса следили за уровнем знаний своих детей и полностью удовлетворены качеством этих знаний. Один из родителей отметил, что со своей дочерью с 3 курса разговаривал как с коллегой.
Срабатывает и сарафанное радио: идет слух, что в Пензе хорошо. В том числе и с точки зрения безопасности. В Пензе иностранным студентам спокойно и комфортно.
Кроме того, в Индии годовое обучение на врача стоит в переводе на рубли примерно 800 тыс. У нас – 280-300 тыс. рублей на англоязычных программах. Мы предоставляем общежитие, стоимость проживания очень и очень бюджетная. Общежитий у нас 7, без малого 4000 мест.
– Какова доля среди профессорско-преподавательского состава практиков – людей, которые не только владеют книжными знаниями, но и знают профессию изнутри?
– По требованиям ФГОС мы обязаны привлекать в качестве преподавателей практиков, значение по этому показателю в зависимости от образовательной программы лежит в пределах от 5% до 10%.
На сегодняшний день в целом по университету доля преподавателей-
практиков превышает 12% от общего числа профессорско-преподавательского состава. Преподаватели-практики участвуют в реализации абсолютно всех образовательных программ высшего образования.
Совместительство у нас приветствуется. Государственные экзаменационные комиссии по всем предметам и специальностям возглавляют люди со стороны – практики.
У нас создано 8 базовых кафедр на современных промышленных предприятиях: «Рубин», ЦеСИС, НИИФИ и др. Эти кафедры на половину состоят из наших преподавателей и на половину –
из инженеров и специалистов предприятий.
Это целесообразно, потому что технарей надо готовить на оборудовании, которое мы не в состоянии обновлять с необходимой регулярностью и в полном объеме. Каждые 3-4 года оборудование устаревает.
Закупаем новое оборудование для пединститута – кабинет учителя физики, кабинет учителя химии, кабинет учителя биологии. Каждый из таких комплектов стоит около 400 тыс. рублей.
– ПГУ за последние годы подготовил много кандидатов наук. Где они работают? Остались в ПГУ и передают свои знания студентам? Или ученая степень для них – просто повышение статуса на основном месте работы?
– Более половины выпускников аспирантуры ПГУ, получивших степень кандидатов наук, остаются работать в университете. С 2017 по 2021 год в диссоветах ПГУ (у нас их 10) защитились 98 человек. В 2021 г. – 17. Из них 15 человек защитили кандидатские, а 2 – докторские диссертации. Наших сотрудников – 13, остальные из других городов и промышленных предприятий.
За последние годы количество защит и желающих поступать в аспирантуру, к сожалению, сокращается. Интерес к аспирантуре падает по нескольким причинам. Первая – материальная. Стипендия у аспиранта чуть повыше, чем у студентов, – 11 тыс. рублей. Раньше после защиты кандидатской у сотрудника университета сразу ощутимо повышалась заработная плата. Сейчас за это доплачивают, но не столько.
Наша задача – удержать молодых людей в науке и поддержать их материально. Есть немало возможностей заработать в науке – это стипендии Президента, Правительства РФ, гранты. Вторая болевая точка – для выпускника аспирантуры нужно найти место на кафедре.
Я четвертый год веду активную политику омоложения кафедр. Это воспринималось первое время в штыки. Но процесс сдвинулся. Сейчас у нас средний возраст по педагогическому составу – 49 лет.
Иногда приглашаю заведующего кафедрой, который руководит уже 15-20 лет, и спрашиваю, подготовил ли он себе замену, сколько сотрудников защитилось, обеспечивается ли объем научной работы – публикации, цитирование, в порядке ли методическая документация.
Если у возрастных заведующих достаточно авторитета, но уже не хватает сил, чтобы заниматься административной работой и документационным обеспечением, предлагаю не выдвигаться на заведование. При этом мы очень дорожим такими опытными кадрами, они остаются преподавать на кафедре, кто-то переходит в статус профессоров-консультантов.
Омоложение идет, но не так быстро, как хотелось бы. Не вижу у молодежи сильного внутреннего желания оставаться в науке и преподавании. Заработные платы здесь не очень высокие. Хотя сейчас зарплата профессора у нас в среднем составляет 60 тыс. рублей, доцента – около 50 тыс.
В общественном сознании не столь престижной считается профессия учителя и преподавателя. Но мы работаем, стараемся мотивировать молодежь. Считаю, что главный мотив в этом плане – раннее вовлечение в научную деятельность. Когда студент почувствовал доход при получении гранта – это уже мотивация. А поскольку он в науку уже вошел, то подсказываем ему, что знаниями надо делиться, предлагаем четверть ставки преподавателя.
Чтобы у преподавателей были нормальные условия для занятия наукой, мы создали в 2014 г. в структуре нашего университета Научно-исследовательский институт фундаментальных и прикладных исследований – наш внутренний НИИ.
Туда зачисляются в статусе научных сотрудников те преподаватели, которые выиграли грант с серьезной разработкой. Создаем условия, чтобы они не погрязли в «горловых» часах, лекциях, а приходили сюда и занимались наукой.
Помогаем с переводами для научных зарубежных публикаций, формировать пакет документации для заявления на грант или отчет о финансовом сопровождении. Сейчас у нас в НИИ работают 25 человек.
Мы выстраиваем многоуровневую систему. Ставлю преподавателю задачу присмотреться к студентам на предмет склонности к научно-исследовательской работе. Если со 2-3 курса студенты начинают себя проявлять, преподаватель должен им предложить магистратуру. Сейчас уделяется большое внимание молодежной науке, у нас 108 молодежных студенческих кружков.
Проявил себя в магистратуре, интерес к науке есть – тогда аспирантура. И он остается. В первую очередь благодаря интересу к науке, а потом мы его втягиваем в образовательный процесс.
Но это индивидуальные траектории, массового движения нет.
Сколько докторов и кандидатов наук имеют публикации, которые идут в зачет в плане индекса цитирования?
– В 2020 г. число авторов публикаций в соответствии с Российским индексом научного цитирования (РИНЦ) – 1214.
– Преимущественно технические?
– Да, медицина и технические. Чуть меньше – педагогика и гуманитарные науки.
Число авторов статей в журналах Web of Science и Scopus – 166.
Но есть затруднения: публикации в иностранных журналах платные и дорогие. Университет взял на себя обязательство частично или полностью компенсировать расходы по таким публикациям.
У этого процесса есть и другая сторона. Раньше информация по техническим вопросам другими государствами добывалась за счет экономического шпионажа. Сейчас придумали зарубежную базу цитирования, и наши всё, что можно и нельзя, туда стремятся разместить и еще платят деньги.
Уже много вопросов всплывало, когда делали публикацию по технической теме, а она на грани если не секрета, то информации для служебного пользования.
Зарубежные базы не очень интересуют гуманитарные темы, а в основном техника, медицина, немножко – экономика. При этом зарубежные публикации влияют на рейтинг преподавателей.
В этом году 30 наших ученых выезжали на международные конференции в Великобританию, Италию, Испанию, Португалию, Австрию, Чехию. Выступали на английском языке.
Грант или зарубежная публикация дают много баллов для университетского рейтинга. По итогам рейтинга мы выплачиваем премии ученым. Сейчас есть пять преподавателей, которые по итогам года по балльно-рейтинговой системе заработали более миллиона рублей. Еще человек тридцать – по 400-600 тыс. рублей. Далее идут те, у кого 200, 100 тысяч.
К великому сожалению, это лишь четверть от общей массы сотрудников – тех, кто занимается наукой. Остальные ограничиваются лишь преподаванием.
– Студенты медицинского института и будущие программисты сильно мотивированы на учебу. А другие студенты в какой степени мотивированы на знания и на профессию?
– Те, которые идут в педагогический институт, там прослеживается мотивация, желание работать учителем. Не у всех, но тем не менее.
Когда я стал ректором в 2013 г., стал анализировать, сколько выпускников педагогического института работают по специальности. Выяснилось, что 15-20%. Сейчас 65% выпускников пединститута работают по специальности. Происходит омоложение учительского корпуса.
Надо не стонать, а предлагать. Сейчас надо, как штучный товар, отбирать хороших школьников и направлять в педагогический институт, готовить из них хороших учителей.
Основные претензии к школьникам, поступающим в вуз, – слабая подготовка по физике, математике, химии. Одна из причин как раз – уровень подготовки учителей. Раньше математику в школах вели отличники и хорошисты.
Но сейчас неохотно идут абитуриенты на специальность учителя физики и математики. Однажды, несколько лет назад, на 25 бюджетных мест у нас было подано всего три заявления.
Лет 10-15 назад ВОЗ признавала, что физикой и математикой, как, например, музыкой или шахматами, могут заниматься 6-8% населения земного шара. Сейчас говорят, что еще меньше – 3-4%.
Надо повышать престиж профессии математика. Если бы меня спросили, что нужно делать, сказал бы, что нужно самых лучших ребятишек – школьников-выпускников с мозгами физиков и математиков – отобрать и любой ценой делать так, чтобы они пришли на физмат.
Гарантирую, что тогда лет через пять эта цепь разорвется и пойдут хорошие ребята с хорошей подготовкой.
Бывало, в сентябре ко мне приходили профессора и говорили, что не могут перейти к разделу высшей математики, потому что школьной программы студенты не знают. И я три месяца доплачиваю преподавателям – оплачиваю школьные недоработки. Иначе пойдут задолженности за первый курс, за второй, а на третьем – отчисление. Так высшая школа работает на ликвидацию школьных недоработок.
– Сколько выпускников остаются в Пензе и здесь находят работу?
– Три четверти из трудоустроенных выпускников остаются в Пензе. Треть уезжает, чаще в Москву и Санкт-Петербург, но также и в Сочи, Астрахань, Волгоград, Казань, Краснодар, Нижний Новгород, Ярославль.
15-20 наших выпускников ежегодно уезжают работать за границу. Это к вопросу о знании иностранного языка. Уже лет 10 прослеживается внутренняя мотивация у студентов различных профилей к знанию английского языка. Иногда для профессионального роста, а иногда просто чтобы съездить в туристические поездки. Я уж не говорю о специалистах-лингвистах. Лингвистическое направление у нас одно из мощнейших.
Интервью подготовили
Валентин МАНУЙЛОВ
и Екатерина КОМОВСКАЯ

Прочитано 637 раз

Уважаемый читатель!

Наверное, если вы дочитали эту публикацию до конца, она вам понравилась. Очень на это рассчитываем.
Верим в то, что сравнительно малочисленная аудитория «Улицы Московской» вместе с тем еще и верная аудитория. Верная принципам открытого и свободного общества.
Открытое общество, одним из элементов которого является справедливая и сбалансированная журналистика «Улицы Московской», может существовать исключительно на основе взаимной ответственности и взаимных обязательств.
Мы бросаем вызов власти и призываем ее к ответственности.
Мы ставим под сомнение справедливость существующего положения вещей и готовим наших читателей к тому, что все еще изменится.
Мы рассказываем о вещах, о которых власть хотела бы умолчать, и даем шанс обиженным донести свою правду.
Но мы нуждаемся в вашей поддержке.
И если вы готовы потратить посильные вам средства для поддержания свободного слова, независимых журналистских расследований, мы потратим ваши средства на эти цели.

Заранее благодарен, Валентин Мануйлов

donate3

Поиск по сайту