Самое читаемое в номере

Уголовное дело – чересчурная мера

A A A

В связи с публикацией 17 июня в электронной версии «Улицы Московской» материала «Сомнительная история» нам на электронную почту поступил ряд откликов. «УМ» посчитала целесообразным опубликовать их в развитие темы, ибо, по нашим сведениям, сомнительная история продолжается.
Даем отклики в той последовательности, в которой они к нам поступили. Ряд откликов – на условиях анонимности, другие – на условиях упоминания их автора.

Валерий Куликов, адвокат
«Я, например, с мнением автора согласен. Если говорить о самом событии, то оно может рассматриваться не более как детская шалость, которая заключалась в задержании дыхания. Эта игра среди детей была всегда и во все времена, и никто на это не обращал внимания, и внимание правоохранительных органов это не привлекало.
Ну а если бы дети играли в парашютистов и прыгали с высоты? Могли бы получить травму головы, разбить нос, поломать ноги! И что, надо проводить следственную проверку?
Что касается юридической стороны этого вопроса. Реакция правоохранительных органов странная. Ни одна из сторон с заявлением не обращалась. То есть нет заявителя и нет ответчика. Третья сторона максимум была очевидцем произошедшего, которую никто не просил о правовой или иной помощи.
Поэтому реакция произошла на шумовой эффект».

Наталья Саванкова, журналист
«Этот и другие громкие случаи показывают, что наши дети не умеют пользоваться интернетом. Не понимают степени ответственности за размещенный контент.
Подростковая среда всегда была рисковой. Как говорят мои 40-летние сверстники, сегодняшние взрослые – это дети, которым повезло выжить, потому что за нами никто не следил: ни школа, ни родители, ни тем более Следственный Комитет. Последний занимался теми, кому не повезло...
Но это жизнь. Мы и так ограждаем детей от всего, чем сами грешим – от алкоголя, сигарет, кальянов, вайпов, снюсов...
Мы закрываем на лето детей в лагере за забором, с кучей справок и рекомендаций, под присмотром взрослых, сдавших тесты на ПЦР. И вот беда, опять недосмотрели. Это как с диагнозом – здоровых нет, есть недообследованные.
Меня в этой истории удивил другой момент: зачем девочки трусливо скакали вокруг шамана и храбреца с телефонами и снимали все на видео? Зачем? Это не просто хроника, снимающих телефонов было много.
Не снимаю ответственности с тех, кто играл: выглядело это устрашающе. Я тоже в детстве ездила в лагерь и уехала в первый же родительский день, потому что мне было там неинтересно, скучно и временами тревожно.
Мои дети-подростки в этом году отказались наотрез ехать в лагерь, куда я хотела отправить их по кэшбэку – двух по цене одного. После видео я обрадовалась, что не купила путевки. Потому что не хочу, чтобы лицо моего ребенка мелькало в разделе «популярное видео». Хорошими делами прославиться нельзя».

Оксана Светличная, торговый представитель, мать четырех детей
«Мы даже в школе в классе ухитрялись это сделать.
И да, это было при всеобщем согласии. И в санатории одну девочку несколько раз «усыпили», потом добудиться не могли. Проснулась только утром.
И мы это делали, не чтобы проверить кого-то, а так, дурачились. Вопросы потом «спящему» человеку задавали.
Сейчас со стороны матери не могу сформулировать отношение. Действительно, кажется, что ничего страшного. Конечно, не хотела бы, чтобы мои дети это практиковали.
Но я бы не хотела, чтобы и по заброшкам (недостроенным домам) лазили. А они там. Как и 95% нормальных подростков».

Психолог на условиях анонимности
«Случай для детей этого возраста очень обычный. Они проверяют степень своих возможностей. Для данного возраста такое поведение – закономерность: проверка своих возможностей, границ в своём поведении, попытка вести себя как взрослые, но поступать как дети.
Да, могут не рассчитать силы, да, могут испугаться и вовремя не оказать помощь, если что-то пойдёт не так.
Но задача взрослых - помочь детям осознать серьёзность игры, провести беседу с разными специалистами отдельно, если увидели такое видео. Так сказать, подглядели в щёлочку за детьми.
А вот заведение уголовного дела позитивно ли скажется на дальнейшем поведении? Будет ли от этого яснее понимание девочек о том, что опасно, а что нет?
Уголовное дело - это своего рода угол для наказаний по-взрослому. А что сделали взрослые, чтобы отдыхающие дети были заняты событиями лагеря и наполнялись здоровьем? Что сделали воспитатели и родители, когда увидели ролик?
Конечно, они испугались. И стали пугать девочек. Только требовать можно, если доступно объяснишь. Это скажет любой грамотный руководитель.
А детям нужен воспитатель, чтобы объяснил, побеседовал, понял, направил их.
Можно наказать дома. Но не перед общественностью. Агрессия рождает агрессию. Доброта и понимание рождают понимание и уважение взрослых».

Подготовил Валентин Мануйлов

Прочитано 917 раз

Уважаемый читатель!

Наверное, если вы дочитали эту публикацию до конца, она вам понравилась. Очень на это рассчитываем.
Верим в то, что сравнительно малочисленная аудитория «Улицы Московской» вместе с тем еще и верная аудитория. Верная принципам открытого и свободного общества.
Открытое общество, одним из элементов которого является справедливая и сбалансированная журналистика «Улицы Московской», может существовать исключительно на основе взаимной ответственности и взаимных обязательств.
Мы бросаем вызов власти и призываем ее к ответственности.
Мы ставим под сомнение справедливость существующего положения вещей и готовим наших читателей к тому, что все еще изменится.
Мы рассказываем о вещах, о которых власть хотела бы умолчать, и даем шанс обиженным донести свою правду.
Но мы нуждаемся в вашей поддержке.
И если вы готовы потратить посильные вам средства для поддержания свободного слова, независимых журналистских расследований, мы потратим ваши средства на эти цели.

Заранее благодарен, Валентин Мануйлов

donate3

Поиск по сайту