Нестандартные предложения Гусельникова: взгляд из Пензы

A A A

Публикуя нестандартные предложения Григория Гусельникова, «Улица Московская» предварительно разослала полный его текст 50 читателям «УМ» – деловым людям, имеющим опыт выживания в 90-е годы, и также топ-менеджерам банков, работающих в Пензе. «УМ» попросила их ответить в свободной форме на два вопроса.
Первый: как вы оцениваете целесообразность или здравость предложений Гусельникова, есть ли в них прагматика?
Второй: возможна ли реализация хотя бы части из предлагаемых им мер на уровне региональной экономики у нас, в Пензе?
На момент подготовки настоящей публикации поступило 8 ответов: четыре на условиях публичного размещения и четыре – на условиях анонимности.


НА УСЛОВИЯХ АНОНИМНОСТИ
Предложения здравы и целесообразны. И они будут реализованы в России в той или иной форме. Но не для всех.
При существующем неравенстве условий ведения бизнеса и ограниченности финансовых возможностей нашего государства любая господдержка будет иметь вид поддержки «своего» для чиновников бизнеса. В силу этого предложения Гусельникова будут работать исключительно для ограниченного круга избранных.
Властью будет озвучена необходимость господдержки «ключевых» (читай – ближний круг) предприятий (вспомним поддержку Дерипаски в 2008 г.), и их убытки будут национализированы. Прибыль, конечно же, им оставят.
«Нестандартность» решений будет только в реализации конкретных схем. Будет заложен крепкий финансовый фундамент для поддержки действия обновленных норм конституции.
По Пензе – даже смешно. Что может предложить дотационный, по сути, регион в части поддержки своего бизнеса?
Ну разве что отчитаться в СМИ о поездке губернатора в Москву за помощью. А там – «в очередь, сукины дети, в очередь!»
* * *
НА УСЛОВИЯХ АНОНИМНОСТИ
Автор прав в том, что предложенные правительством меры иначе как полумерами не назовешь. Видно, что предприятия останавливаются, соответственно, не смогут платить. А денег в экономике и так нет. Ни одна из них не решает надвигающегося цунами неплатежей, банкротств и безработицы. Все, кто пережил кризисы 1998 и 2008 годов, отчётливо это понимают. И времени тоже нет.
Автор нащупал главную проблему, которую нужно лечить – ликвидность. Не допустить неплатежей. Создать избыточный спрос со стороны государства.
Нестандартное решение по облигациям – здравое. Потому что иначе непонятно, как преодолеть коррупционный барьер, созданный в России.
И очень вероятно, что это может сработать.
На уровне региона придется договариваться с ФНС (а это федералы) и с банками (которые тут же покажут на ЦБ). В общем, реализация на уровне региона маловероятна.
* * *
НА УСЛОВИЯХ АНОНИМНОСТИ
Влить ликвидность. Вопрос: кому и зачем?
Есть ли необходимость и возможность у экономики переработать влитые деньги? Надо смотреть по предприятиям.
Основным запросом наших предприятий, из тех, что я видел и слышал до всех приключений, был запрос сбыта и поиска новых контрагентов.
Насколько в кризис возникла потребность именно в деньгах?
Задача развития рынка ценных бумаг, как альтернатива банковским кредитам, ставилась Президентом уже давно.
Многие предприятия обзавелись внушительными пакетами и держателями этих пакетов.
Автор предлагает без промедления выпустить облигации всем предприятиям. Если с бюджетом все более менее ясно, бюджет наполняем не деньгами, а долговыми расписками (что-то напоминает деривативы в самом простом виде, времен Алана Гринспена) и при массовом банкротстве эмитентов наносим удар по бюджету.
Если, конечно, у налоговых органов не появляется функция холить и лелеять и не допускать провалов предприятий, чьи облигации в бюджете. Чтобы не допустить оттока денег из бюджета, долговые расписки перепродаются в ЦБ. И это уже их головная боль.
Теперь про первый вариант размещения облигаций. Какой инструмент заставит банки приобретать облигации?
Даже с условием их выкупа ЦБ по номиналу. Возможность прибыли для банков эфемерна, а ЦБ получает второй поток возможно неликвидных облигаций.
У автора задача угробить Центральный банк?
Согласен с автором по поводу госкорпораций. Многие наши производственники жаловались, что не получают даже по выполненным контрактам оплату в полном объёме и в срок.
Отсрочки платежей и их дифференциация предусмотрены во многих контрактах у госкорпораций. А это не самые бедные ребята в нашей стране. Это вопрос поднимался неоднократно.
Согласен также, что профицит бюджета – это не самоцель государства, управляемый дефицит иногда полезнее. Если, конечно, мы не занимаемся предпродажной подготовкой.
Что можно сделать конкретно в нашей родной области для поддержки экономики?
Вроде все рецепты известны. Обуз-дать ресурсников, заколотить глухим окном декларативность и мантропение по поводу «развития в области субъектов МСП» и для начала просто не мешать бизнесу.
Работа с инвесторами должна измениться. Многие из инвесторов сейчас окуклятся, но есть и такие которые воспримут кризис как время возможностей. Вот таких надо искать и заманивать.
* * *
НА УСЛОВИЯХ АНОНИМНОСТИ
Здесь ряд несвязанных «мыслей из-под маски» мелкого банковского служащего о текущей ситуации.
Сейчас делать выводы преждевременно, но необходимо представлять, как будет выглядеть твой бизнес/твоя работа/твои клиенты, когда все это закончится?
Какие из отраслей первыми отскочат на уровень выручки 2019 г., а какие буду в затяжном штопоре?
1. Отличия от предыдущих кризисов: этот – нефинансовый, вызван резким сокращением потребления, а значит, бьет напрямую по производителю. Масштабы текущего кризиса оценить сложно, хотя уже понятно, что 2020 г. будет гораздо хуже 2009 г. (тогда мировой ВВП сократился на 2,3%).
2. В отличие от ситуации 2008 г., сейчас ликвидность в банках избыточная, если захотите забрать вклад – you’re welcome! Никаких очередей у банкоматов не будет, тем более с 2014 г. было достаточно много сделано для увеличения безналичного оборота. Инфраструктура для обслуживания карт достаточно устойчива.
3. Покупать/продавать валюту уже поздно или еще слишком рано. Есть желание получить курсовые убытки на крайне волатильном рынке? Тогда вам в обменный пункт.
4. По банкам серьезно ударит просрочка сегмента «малый бизнес», рост которой неминуем в апреле-июне. Пока что внятных действий ЦБ по купированию ситуации нет, банки по-прежнему обязаны будут формировать резервы по плохим кредитам.
5. Меры господдержки. Здесь по-прежнему будет игра в одни ворота: госбанки и крупные государственные компании будут докапитализированы за счет ФНБ или других бюджетных (квазибюджетных) источников, тогда как частные банки вновь потеряют часть клиентов. Другого механизма ЦБ и Правительство просто не в состоянии реализовать. Вспоминая «Идиота»
Ф. М. Достоевского: топим печь ассигнациями. Да, и тезис о налоге на доходы по вкладам в текущей ситуации только подтверждает весь сюрреализм.
6. Самые пострадавшие отрасли в регионе: мелкая непродуктовая розничная торговля, пассажирские и грузовые перевозки, сфера услуг (вся). В сфере производства средний бизнес также будет вынужден стоять, т. к. нет импортных комплектующих – с одной стороны, а с другой стороны, крупные заказчики будут сокращать потребление (инвестиционные программы – это первое, что идет под нож в кризис).
Вероятный сценарий для таких производителей – отправить персонал на «2/3» уже с мая-июня. Для дорожников и строителей также будет настоящий шок. Впрочем, им не привыкать: в кризис у них быстро падают продажи, иногда до нуля, затем – медленное восстановление. И так каждые 5-6 лет.
Вместе со строителями и автопроизводителями тихо умрут лизинговые компании, если финансирующие банки не смогут реструктурировать (отсрочить) их кредиты. Арендодатели, т. е. собственники коммерческой недвижимости и в особенности те, которые имеют кредиты на постройку своих объектов, также в зоне риска.
7. Оценивая отраслевую структуру экономики Пензенской области, ориентировочный объем «проблемных» отраслей можно оценить в 60% по доле в ВРП и до 70% по количеству занятых. Забавно, если официальная «статистика» в очередной раз будет изобиловать цифрами роста индексов промышленного производства или инвестиций в основной капитал.
8. Более устойчивыми компаниями (кроме крупных торговых сетей) будут местные пищевики и поддерживающие их производства (поставщики сырья, производители упаковки). Много говорят о том, что главными бенефициарами этого времени является IT-сфера, включая интернет-магазины, фудтех, дистанционные сервисы. Соглашусь с этим с одной ремаркой: все-таки доля этих услуг в денежном выражении и по количеству занятых очень невелика. Самые большие надежды на сельское хозяйство. В 2019 г. объем производства сельскохозяйственной продукции в области составил почти 103 млрд руб.
В 2020 г. меньше быть не должно, однако может помешать зависимость от импорта в птицеводстве и растениеводстве.
9. В очередной раз кризис обнажил структурные проблемы экономики. Очевидно, что выводы из уроков 2008 и 2014 годов не были сделаны, т. е. от слова «совсем». Ничего, кроме растерянного блеяния про то, что «ситуация под контролем», мы не слышим. Цитата
У. Баффета, которая как никогда соответствует текущей ситуации: «Лишь с началом отлива вы можете выяснить, кто купается голышом».
P.S.: Помните программу «Стратегия 2020»? 25 миллионов новых высокопроизводительных рабочих мест к 2020 году.
* * *
Валерий ПЛАХУТА, депутат Законодательного Собрания Пензенской области.
Соглашусь с позицией автора публикации, что, решая нестандартные задачи, нельзя опираться на прошлый опыт и оставаться в плену имеющихся знаний и компетенций (в этом смысле background автора обнадеживает!).
Насколько прагматично в период сжатия экономики распылить накопленный государством ресурс путем выдачи любому банку под залог любого кредита или актива?
Возможно ли просто напечатать долговые инструменты, которые будут использованы для разрешения сложившейся ситуации?
Представляется вполне очевидным, что политическое руководство в кризисной экономике (мобилизационной по сути своей) и коммерческие банки решают несколько различных задач. Понятно, кстати, что человек (автор статьи), у которого в руках молоток, видит проблемы гвоздями.
В случае реализации предложенной Гусельниковым идеи очень скоро создавшийся бюджетный дефицит (точнее, разрыв кассовой наличности!) будет огромным, что при существующей экономической модели (значительная доля государственного сектора) может оказаться определяющим фактором жизнедеятельности системы.
Удержать ситуацию в создавшихся условиях способно только ужесточение контроля (ставок, инфляции, курса рубля) с дальнейшей концентрацией инструмента (финансовых учреждений) в руках антикризисного управляющего.
Теперь относительно Пензенской области и авторских концепций – речь ведь идет о макроэкономике?
Большое сомнение в том, что дотационный регион способен самостоятельно преодолевать кризисные явления, являющиеся вызовом для всей мировой экономики.
* * *
Евгений МАНУЙЛОВ, издатель, опыт самостоятельного ведения бизнеса с 1992 г.
Прекрасный текст. Прекрасные мысли. Но совершенно не реализуемые.
Во-первых, на такие меры наши власти не способны. Они будут действовать в привычной им манере полумер и полунамеков, и даже эти полумеры не будут реализованы, потому что завязнут в шестеренках бюрократической машинки.
Единственное, что может сподвигнуть к каким-то решительным действиям наших первых лиц, это реальная угроза революции. Но наша власть абсолютно уверена в том, что силовики и всевозможные квазипатриотические силы способны задушить любой протест. И отчасти это правда.
Во-вторых, даже если этот фантастический сон волшебным образом реализуется, то он столкнется с жестокой действительностью. А она такова: последние два десятилетия мы видим, как капиталы выводятся за рубеж. Кто-то по-честному зарабатывает, кто-то по-честному ворует. Но вывозят все.
Почему автор думает, что в этот раз будет как-то иначе?
Ну накачайте экономику ликвидностью, и в течение года она вся уплывет.
У нас налицо кризис доверия. Кризис доверия к персонам во власти, к стране, к политической системе в целом, к будущему.
И в этой связи самое главное, что нужно делать, – накачивать бренд Россия верой в будущее, верой в то, что власть способна действовать адекватно, разумно, однозначно.
Верой в то, что власть способна учиться на своих и чужих ошибках, что она способна оперативно меняться, что она по-честному может сменяться.
Верой в то, что власть не боится вести с обществом прямой, открытый и конструктивный диалог без хамства и лицемерия. Тогда утраченное доверие еще можно будет снова заслужить.
При этом, конечно, нужно понимать, что «гибридные» тролли хоть и отрабатывают свой хлеб старательно, но проблему доверия не решают, потому что помогают врать и оболванивать. Рано или поздно вранье вскрывается и пропасть растет.
Короче, денег нужно давать параллельно с верой.
Сегодня в обществе напрочь отсутствуют примеры бескорыстного служения Родине со стороны чиновничьей и олигархической элиты. Все, что публикуют подконтрольные Кремлю СМИ, это примеры разоблачения грандиозной коррупции, неправедно нажитого богатства и бе-зумных с точки зрения обывателя трат на «развлечения».
От того, что какой-то богач выкупил за границей за бешеные деньги какую-то виолончель, в моем родном селе не появится новое оборудование в поликлинике.
От того, что какой-то олигарх купил для своего футбольного клуба пару иностранных «звезд», денег на постройку современной детской больницы не прибавится.
Меня поразил список итальянских знаменитостей и корпораций, которые в разгар эпидемии сделали серьезные пожертвования больницам, исследовательским центрам, профсоюзам медработников. В списке и дружбан нашего гаранта присутствует – Сильвио Берлускони.
Ау, эй, кто там рулит информационной политикой, позаботьтесь о положительных примерах тоже. Они важны для создания доверия.
* * *
Сергей КОЧЕРГИН, директор Пензенского регионального филиала АО «Россельхозбанк» в 2008-2019 годах, ныне бизнес-консультант.
Полностью согласен с тем, что сейчас необходимо наполнять экономику и социальную сферу деньгами.
Ситуация действительно сильно отличается от прошлых кризисных ситуаций. Тогда бизнесу было сложно, но ты хотя бы теоретически мог найти себя на другом направлении. Да – с потерями, да – на гораздо худших условиях, но мог.
Сейчас для многих это невозможно в принципе, просто технически невозможно. Поэтому я считаю, что, говоря простым языком, бизнесу и людям надо дать денег. Не отсрочку кредитных платежей и сниженную ставку налогов, а реальных денег.
Как в средние века, когда во время эпидемий и закрытия городов на карантин на площадь вывозили бочку с едой и нуждающиеся могли хотя бы поесть. Это, конечно, отдаленная аналогия, но, на мой взгляд, суть передает верно.
Ведь, к примеру, снижение налоговой ставки на ФОТ означает, что деньги на уплату зарплаты и налогов с нее у предприятия есть, только их теперь понадобится чуть меньше.
Но у многих бизнесов денег на это НЕТ В ПРИНЦИПЕ! Их просто взять неоткуда. И у меня нет иллюзий насчет того, что банки будут охотно кредитовать закрывшихся предпринимателей, это противоречит самой сути банковской деятельности.
Что касается механизмов ввода денег в экономику, то, наверное, они могут быть разными, и задача правительства – выбрать наиболее корректные.
Лично мне нравится предложенная идея с облигациями или другими долговыми инструментами, которые можно гарантированно использовать в качестве средства платежей в бюджет или залогового обеспечения. Но это, наверное, подойдет больше для крупных и средних предприятий и займет немало времени.
Для малого бизнеса я предложил бы возможность получения прямых бюджетных дотаций на выплату заработной платы сотрудникам. ПФР легко подтвердит по запросу размер официально выплачиваемой на предприятии заработной платы. Это будет базой для получения бюджетной дотации. Например, в размере 3-месячного ФОТ.
Чтобы справедливо разделить нагрузку, можно предусмотреть, что часть средств выделяется безвозмездно, а часть получатель должен вернуть в течение определенного промежутка времени. Мне кажется, такой механизм можно внедрить очень быстро.
Подготовил Валентин МАНУЙЛОВ

Прочитано 647 раз

Уважаемый читатель!

Наверное, если вы дочитали эту публикацию до конца, она вам понравилась. Очень на это рассчитываем.
Верим в то, что сравнительно малочисленная аудитория «Улицы Московской» вместе с тем еще и верная аудитория. Верная принципам открытого и свободного общества.
Открытое общество, одним из элементов которого является справедливая и сбалансированная журналистика «Улицы Московской», может существовать исключительно на основе взаимной ответственности и взаимных обязательств.
Мы бросаем вызов власти и призываем ее к ответственности.
Мы ставим под сомнение справедливость существующего положения вещей и готовим наших читателей к тому, что все еще изменится.
Мы рассказываем о вещах, о которых власть хотела бы умолчать, и даем шанс обиженным донести свою правду.
Но мы нуждаемся в вашей поддержке.
И если вы готовы потратить посильные вам средства для поддержания свободного слова, независимых журналистских расследований, мы потратим ваши средства на эти цели.

Заранее благодарен, Валентин Мануйлов

donate3

Поиск по сайту