Где учить родной язык

A A A

О проблемах и чаяниях татарской национально-культурной автономии Пензенской области рассказывает её председатель Бакир Акжигитов.

 

akjigitov


 Бакир Усманович, в Пензенской области общество татарской культуры существовало, наверное, с советских времён?
– Испокон веков представители каждого народа, где бы ни жили, где бы ни находились, стараются собираться вместе. А в Пензе татары – это коренные жители, по численности занимают 2 место. В Пензенской области живёт больше 100 тыс. татар, в основном в сельской местности.
На территории  области 52 татарских села. Установлены связи с каждым районом области, с каждым татарским селом, с каждой татарской школой. Во всех районах были созданы первичные ячейки активистов автономии.


– Как удаётся взаимодействовать?
– Народ этого очень хочет. Но много сложностей, о которых я не знал, пока занимался только предпринимательской деятельностью. У нас в автономии сложился очень дружный работоспособный коллектив Исполкома, где каждый активист координирует свое направление. Совет старейшин возглавляет Камиль Девликамов, вопросами образования заведует Абдуллина Гульназ, спорта – Рахматулин Адельша, культуры – Сафарова Гузяль, женсовет возглавляет Васильева Эльмира, вопросами народного татарского театра занимается Акжигитова Равиля, редактор наших газет и сайта – Акжигитов Абдул-Кадир, клуб краеведов возглавляет Зюзин Фаттих.
Татарская культурная автономия создана именно для содействия своему народу сохранить свой язык, культуру, традиции и религию. Хоть мы и говорим, что язык должен сохраниться, хоть и мы и проводим огромное количество мероприятий, но есть вопросы, которые автономия не может решить самостоятельно, без участия властных государственный структур.


– Вы имеете в виду изучение родного языка?
– Да. По крайней мере мы этим занимаемся, люди этого хотят. Практически во всех сельских районах (в 12) мы создали татарские общины. Они по-разному назывались: татарские культурные центры или районные культурные автономии. И через них работаем непосредственно с сёлами. В тех районах, где по 1-2 села, мы работаем с ними напрямую.
Оказывается, люди этого давно ждали и хотят общаться с нами по всем этим вопросам: язык, культура, традиции, религия. Нас встречают с радостью и вопросы задают не только о культуре: и про щебёнку, и про колодцы и прочее.
Если вы спросите в татарской деревне учителя или директора школы, знает ли он про татарскую культурную автономию, чем она занимается, вам ответят: знаем. Потому что мы встречаемся, общаемся.
Проблема в том, что в последние годы, к сожалению, нарастает тенденция уменьшения учебных часов по татарскому языку и литературе. Например, в Неверкинском районе, да и в самой Пензе, нет ни одной школы с преподаванием татарского языка.


– В советские времена только в республиках были национальные школы, где преподавание велось на национальном языке?
– Не только. Я сам в 1968 г. окончил восьмилетку в Белинском районе. У нас все предметы преподавались на татарском. Русский язык и литература, конечно, тоже были.


– А сейчас как?
– Раньше Пензенское педагогическое училище выпускало учителей татарского языка и литературы. Есть фотографии этих выпускников и тех, кто их готовил. Сейчас, к сожалению, этого нет. И часы, выделяемые на татарский язык и литературу в школе, сокращаются.


– Как определяется количество ставок учителей для преподавания татарского языка? По заявкам родителей, которые хотят обучать детей родному языку?
– Оказывается, деньги школам выделяются по количеству учеников. Хотя 100 учеников должны изучить такое же количество предметов, что и 1000.


– Получается, что в маленькой школе все учителя – совместители?
– Да. У них просто денег не хватает на содержание учителя татарского языка. Я не понимаю, зачем у нас хотят второй иностранный язык ввести в школах, когда родному языку научить не можем. Татары, мордва, чуваши – мы коренные жители Пензенской области.
Возьмите Австрию, Швейцарию – там же четыре государственных языка. А мы своего стесняемся что ли? Да и у нас в России есть на кого равняться. Ведь в некоторых регионах ситуация совсем другая.
Самару берите – за счёт государства содержатся татарские школы, где могут учиться национальному языку все национальности Поволжья: татары, евреи, немцы.
Я считаю, это правильно. Люди живут в своей стране, почему дети на родном языке не могут обучаться, на родном языке нет ни телевидения, ни радио, ни газет. Общественные организации если есть, то складываются и выпускают.


– Вы полагаете, что это должно быть не только на общественные деньги, но должна быть какая-то государственная программа поддержки?
– Конечно. Создание культурных автономий – это же государственная политика.


– Из бюджета выделяются какие-то деньги на функционирование национально-культурных автономий?
– Никаких, ни одной копейки не видели. Хотя автономия во всех мероприятиях участвует, которые организует Правительство Пензенской  области, Министерство физической культуры и спорта Пензенской области, Министерство образования Пензенской области.
У нас налажены тесные культурные связи с Республикой Татарстан: постоянно на Пензенской земле проходят гастроли татарских эстрадных и театральных коллективов.
Это очень важно. Если у людей нет возможности изучать свой язык, смотреть, читать и слушать СМИ на своём языке, они чувствуют себя ущемлёнными. Песен на телевидении нет же ни татарских, ни еврейских, ни чувашских, ни мордовских.
Но когда этого нет, человек не может быть свободным. И тогда такой человек с каким настроением работает?
Свободный человек и дом лучше строит, и продукцию лучше выпускает. Если, не дай бог, надо воевать, он лучше защищать свою страну будет.


– Бакир Усманович, Татарстан рядом с нами – у них статус национальной республики, и телевидение своё, и радио, и прочее.
– Да, конечно, с Республикой Татарстан у нас крепкие связи. Большую помощь в нашей работе оказывает нам и Федеральная культурная автономия татар, Всемирный конгресс татар, Министерство культуры и Министерство образования Республики Татарстан. Совсем недавно на базе нашей автономии в Пензе открыт филиал Казанского Института Каюма Насыри.
За активную работу нашей автономии Республикой Татарстан нам выделен был комфортабельный автобус, по нашему ходатайству президентом Республики Татарстан на строительство новой Соборной мечети в г. Пензе выделено 10 миллионов рублей.
В Татарстане национальный вопрос решают. Там, например, есть культурный центр – Дом дружбы народов – большое пятиэтажное здание. Деньги из республиканского бюджета выделяют всем национальным автономиям.


– У них нефть.
– Ну, может быть. Но возьмите соседний Ульяновск, там в центре города татарской автономии выделено большое двухэтажное здание с парковкой, 22 человека штатных сотрудников на зарплате за счёт бюджета, газету выпускают. И все остальные национально-культурные автономии так же.
В Оренбурге в центре города находятся культурные центры практически всех национальностей. Так же в Саратове и Самаре обстоят дела.
Пенза пока в этом вопросе отстает. Было у татарской автономии одно здание – исторический памятник – усадьба Тенишевых, мы хотели там культурный центр сделать.


– Я как раз хотела задать вам вопрос об усадьбе.
– Когда дорогу расширяли, мэром города был Пашков, губернатором – Бочкарёв. Уговорили нас: мол, мы вам другое здание взамен выделим в другом месте, это отремонтируем... Снесли усадьбу, хотя она культурную ценность имела, и забыли. И надежды, что восстановят, пока нет. И до сих пор культурного центра нет.


– Где-то же есть офис национально-культурной автономии?
– Нет. Вот здесь у меня  (ТЦ «КаГау» на ул. Гагарина) собираемся. На свои деньги я секретаря держу, газету выпускаем на свои деньги. Позвонить по телефону, факс отправить, с сёлами общаться, хочешь-не хочешь, деньги нужны. Если я уйду, опять работа заглохнет.


– Я и не подозревала, что у наших соседей так. В Пензе когда-нибудь было по-другому?
– Эти вопросы у нас каждый раз поднимаются, каждый раз смету с нас просят, мы смету готовим. В конечном итоге – ничего.
Давали нам в 2012 г. аварийное здание на Московской, 121, рядом с «Русской кухней». На свои деньги мы его отремонтировали, усилили фундамент. Начали там заниматься музеем, библиотеку делать, даже воскресную школу удалось организовать за счет собственных средств. Больше 5 млн руб. туда вложили. А нам сказали: всё, освободите помещение. Вам его безвозмездно давали, уходите. В 2015 г. нам пришлось съехать, в прошлом году здание снесли.
Мы пытались судиться – проиграли. Суд сказал, что государство может забрать, поскольку безвозмездно предоставляло, а затраты – так мы должны были его содержать.


– Вы говорили, что музей, библиотеку начали обустраивать, а сейчас где это всё?
– Вот у меня здесь, как смогли, рассовали. Манекены в национальных костюмах рядом с вешалкой стоят. Самые красивые мы в краеведческий музей отдали.


– Получается, вы два года без помещения? И что вам отвечают? Вы официально обращались, писали письма?
– Письма не писали, но на встречах поднимали этот вопрос. Губернатор обещал его решить.
Нам нужен участок в центре города, недалеко от железнодорожного и автовокзала, чтобы люди из сёл могли пешком дойти. Дали бы землю, мы сами построили бы культурный центр. Нам пока говорят: надо смотреть, есть ли законная возможность выделить вам землю или помещение, вы же не религиозная организация.
Религиозным можно безвозмездно выделять, а у нас общественная. Говорят: покупайте на аукционе. Но и землю, и строительство мы просто не осилим, нам большое помещение надо.
Тем более что, в соответствии с действующим законодательством, такое вполне возможно. Так, Федеральный закон «О национально-культурной автономии» разрешает передавать государственное и муниципальное имущество в собственность или в аренду, а Земельный кодекс предусматривает возможность предоставления земельного участка без торгов в случае, если речь идет о размещении объектов социально-культурного назначения. А именно таким объектом и будет наш Татарский культурный центр. Так мы планируем.
Вот, сейчас, например, активно ведется работа по реконструкции набережной. Предлагают на обсуждение общественности различные варианты.
А я считаю, что было бы замечательно, если бы в центре города, вдоль набережной, смогли бы разместить мы культурные центры всех автономий области, дома дружбы и единения. И праздники вместе отмечать, и к культуре и традициям других национальностей приобщаться. От этого мы все только лучше станем, духовно богаче.


 Вы говорили в начале, что цель национально-культурной автономии – сохранить язык, культуру и религию. По моим наблюдениям, религиозное направление, что православие, что ислам, присутствует в масс-медиа. А о светском – о музыке, литературе, искусстве – меньше слышно.
– Именно так. Недавно президент Татарстана на встрече с имамами, муфтиями об этом же говорил: мечетей построено много и ещё строится. Это хорошо.
А где же язык? Где культура? У татар огромное количество поэтов, писателей. Почему государство в сторону религии подалось? Всё-таки XXI век. Религия – то, что в душе человека. Помолились и разошлись по домам. Зачем политикой заниматься? Я не говорю, что религия не нужна. Но культура, язык – на первом месте у любой нации.


– Мне кажется, Вы подняли довольно болезненную тему: что происходит в сёлах. В Пензе, наверное, возможностей больше, или тоже есть проблемы с возможностью изучать родной язык?
– В городе была воскресная школа, мы на свои деньги держали учителя. Она располагалась в здании на ул. Московской. Сейчас школа закрыта. Государственного образовательного учреждения с преподаванием татарского языка, хотя бы факультативно, в г. Пензе пока нет.
В Пензенской области из 52 стопроцентно татарских сёл только в 22 преподают татарский язык. И то скоро останется только 1 час в неделю. Хотя учителями, учебниками и книгами готов обеспечить Татарстан.
Мы в позапрошлом году получили из Татарстана более 10 тыс. книг, в том числе художественную литературу. Обновили школьные и сельские библиотеки почти в 30 сёлах. В сёлах же  библиотеки десятилетиями не обновлялись.
Татарстан очень серьёзно занимается помощью в изучении языка, даёт аппаратуру для организации онлайн-обучения. Мы сейчас этим начинаем заниматься, чтобы хотя бы 2-4 часа в неделю учить желающих татарскому языку.
Казанский федеральный университет и другие вузы Татарстана готовы обучать наших учителей и даже доплачивать 10 тыс. в месяц за преподавание языка в школе. Но люди не едут в села, потому что нет перспективы: количество уроков татарского языка в школе сокращается.
В Неверкинском районе 9 больших татарских сёл – ни в одном преподавания языка нет. Родители возмущаются. Мы же так докатимся до уровня Прибалтийских государств, где своему родному языку людям других национальностей практически невозможно научиться.


– Ребёнок, который дома говорит на татарском, приходит в школу, где всё на русском, а родной язык два раза в неделю?
– Вообще нет ни одного часа.


– Как такое могло случиться?
– Не все зависит от местных руководителей, многие вопросы надо поднимать и на региональном, и на федеральном уровнях. Хотя и на местах что-то можно попытаться сделать. В Конституции написано, что каждый имеет право учить родной язык.


– В Пензенской области существует официальная внятная политика по  национальному вопросу?
– В Правительстве Пензенской области создан Департамент внутренней политики.


– А на федеральном уровне существует какой-либо документ?
– Все разрозненно. Сейчас только начали отдел специальный создавать.


– Что же, в каждом субъекте Российской Федерации вопрос сейчас о взаимодействии с национально-культурными автономиями решают по-своему? В нашем же регионе, кроме татар, и мордва, и чуваши, и евреи, и немцы, и армяне... У них есть помещения?
– Мы все друг друга хорошо знаем, общаемся, дружим. Сейчас из Средней Азии много людей приехало, они тоже свои общины создали. Размещаются все по-разному. Кому-то повезло, с давних пор помещение было, остальные – как придётся.
Когда есть национальные культурные центры, и власти проще работать. Мне кажется, это только на пользу государству и Пензенской области.
Пользуясь случаем, хочу сообщить всем жителям области о важном мероприятии, которое состоится в этом году благодаря поддержке губернатора Пензенской области Белозерцева – Всероссийском сельском сабантуе. С прежним руководством области нам этот вопрос согласовать не удалось.
В селе Средняя Елюзань Городищенского района Пензенской области 15-16 июля 2017 г. пройдет праздник общероссийского масштаба. Я приглашаю на Всероссийский  сельский сабантуй от имени татарской автономии всех жителей города и области.
Надеюсь, что такой общий большой праздник широкого масштаба будет способствовать сплочению нашего народа и увеличению престижа профессий, связанных с сельским хозяйством.
Проявление внимание к сельскому труду и оказание помощи селу – залог благополучия и нашего региона, и всей страны в целом.

Прочитано 837 раз

Уважаемый читатель!

Наверное, если вы дочитали эту публикацию до конца, она вам понравилась. Очень на это рассчитываем.
Верим в то, что сравнительно малочисленная аудитория «Улицы Московской» вместе с тем еще и верная аудитория. Верная принципам открытого и свободного общества.
Открытое общество, одним из элементов которого является справедливая и сбалансированная журналистика «Улицы Московской», может существовать исключительно на основе взаимной ответственности и взаимных обязательств.
Мы бросаем вызов власти и призываем ее к ответственности.
Мы ставим под сомнение справедливость существующего положения вещей и готовим наших читателей к тому, что все еще изменится.
Мы рассказываем о вещах, о которых власть хотела бы умолчать, и даем шанс обиженным донести свою правду.
Но мы нуждаемся в вашей поддержке.
И если вы готовы потратить посильные вам средства для поддержания свободного слова, независимых журналистских расследований, мы потратим ваши средства на эти цели.

Заранее благодарен, Валентин Мануйлов

donate3

Поиск по сайту