Самое читаемое в номере

Вадим Макаренко в поисках древней русской истории

A A A

«Улица Московская» предлагает авторский анонс книги «В поисках древней русской истории», которую Вадим Макаренко, автор этой книги и внештатный автор нашего издания, любезно прислал нам.


По сути, это изложение нескольких десятков ключевых тем по «Новой географии Древнего мира», которые позволяют привязать основные события мировой истории, в том числе и русской истории, к району, где они реально происходили, – к Ближнему Востоку и Восточной Африке.
book«Новая география Древнего мира» – глобальная концепция истории Древнего мира. Она позволяет поставить исторические события на реальные географические основания, т. е. сказать где, что и когда происходило. Это абсолютно новый подход, но подход, уже проверенный, поскольку это уже не первая книга!
Могу уверенно сказать, что мне удалось понять связь русской и курдской истории. В книге в числе прочего сказано о тех государствах, которые существовали на территории, которую сейчас называют Большим Курдистаном. Это в дальнейшем изменит подходы к изучению истории этого огромного, сегодня меняющегося края. Здесь существовали в XIII-XV вв. два больших государства – Аккоюнлу и Каракоюнлу.
Сейчас их пытаются представить как туркменские, а некоторые новые страны необоснованно претендуют на их наследство, были ни чем иным, как огромными христианско-мусульманскими государствами, где христианство и ислам были практически не разделимы. Белый баран – «жертвенный агнец», который был на знамени Аккоюнлу – это общее достояние авраамических религий.
В традиционной политизированной русской истории эти государства называют Московским и Тверским княжествами, хотя трудно даже представить себе, ради чего могли так ожесточенно враждовать Москва и Тверь на территории современной России. Это были государства со столицами не на нынешней территории России, а в Муше (это была Москва) и Тебризе (это была Тверь) на нынешних Армянском и Иранском нагорьях.
После брака на Софье Палеолог, который был совершен в Анатолии, Хасан Узун (Иван Великий), глава Аккоюнлу (Московского царства), попытался сразиться с османами и вернуть себе Константинополь, поскольку после брака на Софье Палеолог, именно он – Хасан Узун – был прямым наследником этого царского града.
Но нужна была победа! Ради этого и был заключен этот политический брак, бессмысленный для Софьи Палеолог, если бы речь шла о территории Московского княжества, как оно представлено сейчас в традиционной истории.
Но столкновение с Мехмедом II Фатихом закончилось не в пользу Хасана Узуна, он проиграл битву при Отлукбели (в русской истории так называемое «стояние на Угре»). Он был вынужден пойти на мировую с набравшим необычайную силу Мехмедом II, который уже напрямую угрожал Ватикану.
После срыва планов реванша у Софьи Палеолог не осталось никакой личной династической перспективы в Анатолии, в Аккоюнлу, да и у ее супруга были подорваны позиции в старом царстве, поскольку сразу после брака его старшие сыновья отъехали в османам. Возможно, что заключение мира с османами предполагало отход Хасана Узуна от власти.
В связи с этим Хасан Узун оставляет свое царство младшему сыну (Ивану Ивановичу), а сам с Софьей Палеолог уезжает на север Евразии. Там он уже под именем Ивана III Великого на базе своего колоссального опыта создает новое государство.
Это новое государство, получившие имя Московского царства, за чью судьбу никто бы тогда не мог поручиться, неожиданно для всего света стало великой империей, далеко затмившей все прошлые достижения русского мира. Еще предстоит описать все детали этого русского исхода на север, но именно он стал основой будущего генезиса нового русского государства.
Для тех, кто изучает Византию, будет очень полезным анализ 9 гл. из сочинения Константина Багрянородного, который позволяет идентифицировать Танаис как Евфрат, в этом случае все элементы описания встают на свое место.
Становится ясно, что загадочные «моноксилы», которые переводчики и историки странным образом поняли как лодки-однодревки, – это просто бревна, а росы занимались рубкой леса и его сплавом по порогам и по мелководьям в безлесные районы Месопотамии. Там лес продавали и возвращались домой. И никаких однодревок!
Маршрут плотов шел от Киева, или, как называет его Константин, Самбатаса (это  древний городок Самосат в Турции, там сейчас построена плотина им. Ататюрка, частично затопившая этот важнейший археологический район).
В районе Самосат лес, поступавший с притоков Евфрата молевым сплавом, собирали и формировали из него плоты, которые затем сплавляли через пороги (подробно описаны в книге с привязкой к порогам Евфрата) мимо городов Береджик, Джераблус (Переяславль), и далее он шел вниз по Евфрату (Танаису). Это как раз и описано у Константина Багрянородного, но до сих пор было не понято историками.
Плоты пересекали Эль-Хаммар (буквально: Черное море, пресное огромное озеро, часть которого до сих пор сохранилась южнее Эн-Нассирии в Ираке) и шли до нынешней Басры, где и стоял настоящий изначальный Византий.
Именно город на этом месте – на Шатт эль-Арабе – крестоносцы захватили в
1204 г., а его нынешняя реплика – Константинополь (Стамбул) стал новым центром только в 1261 г., да и то условно, поскольку город уже не был столицей громадной империи, основную роль в которой играли в этот период Аккоюнлу и Каракоюлу.
Крестовые походы были, по крайней мере с первого по четвертый включительно, массовым исходом населения, включая женщин и детей, из бывших государств, на которые распалась Западная Римская империя. Люди, которых в этой катастрофической ситуации возглавила церковь, покидали Восточную Африку из-за изменения климата, который стал настолько знойным, что стало невозможно вести сельское хозяйство: все горело на корню, и просто все горело от пожаров.
Тем более что в VIII-X вв. в Африке стояла ужасная жара, что спровоцировало почти поголовное бегство европеоидного населения из Африки: из районов Судана, Сомали, Кении (некоторый аналог этих событий мы наблюдаем и сейчас в увеличении вынужденной миграции населения из Африки и с Ближнего Востока из-за засухи, которая началась в 2011 г. в Африке и на Ближнем Востоке).
Если правильно понять район, где происходили события средневековой русской истории, то несложно осознать, что ладьи Олега были оборудованы не колесами, а келеками (практически бурдюками, набитыми соломой) тысячелетиями на Ближнем Востоке использовалось это оборудование для уменьшения осадки судов и плотов при передвижении по мелководью на речных акваториях, где низкая осадка судна позволяла пройти пороги и перекаты, а если нужно то и ближе подойти к крепости, что и сделал Олег при нападении на Византий, который стоял на косе (на пологом речном берегу).
А вот на морской берег в районе нынешнего Стамбула с воды таким образом не поднимешься, да и на море такие приспособления для судов бесполезны.
Другая тема – «Слово о полку Игореве». Олджас Сулейменов начал революцию в понимании «Слова….». Спасибо ему. Но, чтобы закончить это дело, нужно понять, что в «Слове о полку Игореве» описана междоусобная битва при Мелазгирте (Манцикерте), 1071 год, тысячелетие которой, не понимая сути событий, а следуя за европейской историографией, полностью исказившей историю Византии, приписав ей всю ромейскую историю, собираются праздновать турки.
Князь Игорь – это Роман IV Диоген, «византийский император», которая была и «русской Тмутараканью». В русской истории он проходит под именем Роман Святославович.
Мне удалось понять географию этого события и уточнить его время – это была битва под Мелазгиртом в 1071 г, которая в русской истории упоминается как битва на Нежатиной ниве (1078) под Черниговом (т. е. под Мелазгиртом, поскольку в основе этого топонима лежит корень «малаз/мелаз», т. е. с древне-греческого, черный, то Мелазгирт и Чернигов – это слова-кальки).
К тому, чтобы разрешить эту загадку, был близок Алексей Леонидович Никитин: он фактически понял, что главный герой – Роман Святославович Красный: «методом исключения Никитин приходит к выводу, что главным героем этого произведения был Роман Святославич Красный, которого автор Слова заменил князем Игорем, точно так же, как Святослава Ярославича — Святославом Всеволодовичем, и т. д.» http://feb-web.ru/feb/slovenc/es/es3/es3-3111.htm
Я довершаю этот путь, объясняя, что слова Игорь и Красный, или Диоген, т. е. Багрянородный, – это синонимы. Игорь, как и титул Багрянородный – это не личное имя, это статус, которым наделяли ребенка, родившегося, когда его отец занимал царский престол.
Об Олджасе Сулейменове помнят, поскольку у него была скрытая, но, безусловно, заслуженная казахская поддержка: он показал, что казахи, курды, огузы, т. е. тюрки в целом, – это часть русской истории. И сейчас эта поддержка на его стороне, а А. Л. Никитина практически забыли, а во время дискуссии не поддержали. Сегодня его прозорливость нужно признать и поставить в один ряд с Сулейменовым по смелости и, конечно, очень высоко по квалификации.
Фигуры Василия Болгаробойца ( = Владимир Красное Солнышко), Константина Мономаха ( =Мстислав Удалого), Романа IV Диогена ( = Романа Святославича Красного, или Игоря) становятся понятными, как и их связь с русской историей, я называю их русские имена, но иной предстает структура Ромейской империи, которую, предельно упрощая, называют Византийской империей.
Византия, или княжество Тмутараканское, была лишь малой частью огромной империи, которая включала Иран и Среднюю Азию, выходила к Персидскому заливу и контролировала Йемен  (= Сицилию).
В книге поднято еще много тем, касающихся истории Византии, которой наследует Русь вначале на Ближнем Востоке, а затем и взяв на себя это право в Новой Москве.
Многим будет интересен анализ геополитики древнего мира, поскольку без новой географии не понять ни пунических войн, ни войн Рима вообще. Никто не задается вопросом, почему римляне разгромили вторично и окончательно Карфаген в 146 году до нашей эры, но захватывают Египет только в 47 году до н. э.
Почему 100 лет не покоряли Египет, где было столько золота и пшеницы, а воевали в Персии и на Армянском нагорье?
Сегодня Россия вновь возвращается на Ближний Восток, куда она долго и безуспешно стремилась, в этот регион в каком-то новом, сегодня, может быть, в не до конца осознанном качестве.
Только возврат к подлинной истории поможет уяснить природу многих порывов России на восток и ее восточной политики в XVII-XIX вв. Думаю, что мне удалось понять природу российской тяги на Ближний Восток. Там была российская прародина!
Моя книга – это мини-энциклопедия по новому видению истории Центральной Евразии – от Индийского до Ледовитого океана. Она важна для всех народов, которые живут в России, Средней Азии, на Ближнем Востоке и в Северной Африке. Рад, что книга начала свой путь к читателям.
Вадим Макаренко

Прочитано 1700 раз

Уважаемый читатель!

Наверное, если вы дочитали эту публикацию до конца, она вам понравилась. Очень на это рассчитываем.
Верим в то, что сравнительно малочисленная аудитория «Улицы Московской» вместе с тем еще и верная аудитория. Верная принципам открытого и свободного общества.
Открытое общество, одним из элементов которого является справедливая и сбалансированная журналистика «Улицы Московской», может существовать исключительно на основе взаимной ответственности и взаимных обязательств.
Мы бросаем вызов власти и призываем ее к ответственности.
Мы ставим под сомнение справедливость существующего положения вещей и готовим наших читателей к тому, что все еще изменится.
Мы рассказываем о вещах, о которых власть хотела бы умолчать, и даем шанс обиженным донести свою правду.
Но мы нуждаемся в вашей поддержке.
И если вы готовы потратить посильные вам средства для поддержания свободного слова, независимых журналистских расследований, мы потратим ваши средства на эти цели.

Заранее благодарен, Валентин Мануйлов

donate3

Поиск по сайту