×

Предупреждение

JUser: :_load: Не удалось загрузить пользователя с ID: 428

Журналистика кончилась, забудьте!?

A A A

confrence aВ выпуске от 4 июля 2014 г. «Улица Московская» начала рассказывать о том, как проходила международная конференция «Возможности и методы вовлечения регионального гражданского общества в решение социальных проблем региона». В заключительный день конференции, 4 июля, основной темой обсуждения стало развитие гражданского общества в регионах и роль СМИ в этом процессе.

Песни и кошки
Заключительный день конференции был самым коротким по времени обсуждения: его работа заканчивалась уже в обед. Однако и дискуссии в этот день по расписанию начинались чуть раньше обычного – в 9:30. Тем не менее, основная масса участников, в том числе и все иностранцы, подошли только к 10 часам.
Возможно, накануне гости слишком увлеклись, допоздна знакомясь с пензенскими достопримечательностями. Или же иностранцев просто неверно сориентировали на 10:00. Так или иначе, к 9:30 из участников пришли только модератор сессии Александр Никонов и политолог Анатолий Бодров, у которого было запланировано выступление. Начинать панельную дискуссию вовремя, но вдвоем, они  не решились.
confrenceВ 10 часов пришли иностранцы, бодрые и веселые. Выступления одного из них, шведа Торда Бьёрка, стало своеобразной наградой за ожидание. Бьёкр начал свой доклад с песни феминистического содержания, которую он исполнил на шведском языке. Напевая, иностранный гость весело размахивал флажком своей страны. Затем Бьёрк пояснил, что это был своего рода оптимистический гимн феминисток: «Да, мы хотим, да, мы можем, да, мы будем!»
Чуть позже стало понятно, почему у шведа оказался столь развит навык привлечения внимания аудитории. Оказалось, что Торд  Бьёрк работает учителем, а на подобного рода конференции он приезжает лишь в свободное от работы время.
Голос у гостя из Швеции был весьма колоритный, запоминающийся, немного дребезжащий. Такой голос очень пригодился бы при озвучке голливудских фильмов эпического характера.
Из тезисов Торда Бьёрка. Докладчик говорил о том, что рассматривать термин «гражданское общество» как существительное не очень правильно, ведь это то, что мы делаем. В своем выступлении Бьёрк уделял особое внимание мотивации людей.
Но особенно сильно участникам конференции запомнились примеры гражданского участия, которые приводил швед. Например, когда руководством Норвегии было принято решение о снижении финансирования муниципалитетов, в одном из городков – Вардё – на забастовку вышло само правительство города. Еще пример: в ответ на сокращение видов специализированной медицинской помощи в одной из больниц оттуда уволилось 60 акушерок. В обоих случаях протестующим удалось одержать победу, добиться отмены решения вышестоящих властей.
Конечно, российским участникам конференции больше всего понравился пример с забастовкой правительства. Они привыкли к тому, что наши чиновники действуют по принципу: «Партия сказала: надо! Комсомол ответил: есть!».
По-видимому, участники дискуссии представили себе наше региональное правительство, выступающее против своего непосредственного начальства. И это фантастическое зрелище повергло их в сладкий шок.
Второй выступающий, Анатолий Бодров, предложил свою схему генезиса гражданских сообществ в регионе.  Он выдвинул следующий тезис: создание сообщества возможно только при наличии некой острой проблемы. Если государство плохо, неэффективно решает эту проблему, для ее преодоления объединяются обычные люди.
confrence2Продемонстрировать логику своего рассуждения Анатолий Бодров решил буквально «на кошках», то есть на примере пензенского общества защиты бездомных животных. Схема была предложена такая: первичное знакомство «по интересам» в социальных сетях, потом посиделки «в реале», затем выдвижение лидеров, знаковых фигур, после – регистрация сообщества и образование НКО.
Если рассматривать эту схему «на кошках», то все действительно примерно укладывалось в предложенную схему. Впрочем, позднее Бодрова поправили: на самом деле данное сообщество возникало все-таки немного не так.
Еще одно утверждение Анатолия Бодрова: государство сегодня является основной консолидирующей силой для гражданского общества. Объединение сообществ происходит, когда власть замечает гражданскую активность и начинает ее поддерживать.
Закат городского сообщества, по мнению Анатолия Бодрова, тоже связан с государством. Когда оно начинает эффективно решать проблему, отпадает и необходимость в соответствующей НКО.
Почему кончилась журналистика
Тему «Роль СМИ в формировании гражданского общества» организаторы конференции решили оставить напоследок. Первым по данному вопросу выступил легенда пензенской журналистики Александр Кислов.
На протяжении многих лет мы выстраивали гражданское общество, теперь же мы движемся в обратном направлении,  заявил Кислов. Впрочем, пока что независимые СМИ существуют, а государственные confrence3телеканалы и газеты транслируют  и печатают не только пропаганду.
При этом Кислов оговорился, что независимых СМИ все-таки не бывает: они так или иначе зависят от хозяина, от инвестора и от редакционного коллектива.
Общественное мнение в России – штука ветреная, и формируется оно скорее эмоциями, чем движением разума. Именно поэтому, отметил Александр Кислов, у нас в стране так эффективна пропаганда.
Вспоминая советские времена, докладчик заметил: тогда в прессе была и аналитика, и критика. Вообще, правило было только одно: «Не бить по «штабам». Но в противовес этого ограничения существовал и большой плюс: коммунисты обеспечивали очень серьезную действенность статей и репортажей.
Журналист, после статьи которого могли реально снять с должности провинившегося чиновника, чувствовал, что от него многое зависит. В нынешних СМИ этого нет.
Теперь журналист может написать все, что угодно, но никакого эффекта это, скорее всего, не произведет. Профессия журналиста сегодня не вызывает былого уважения, да и платят им мало. Государству же сильные профессиональные СМИ не очень-то и нужны.
«Журналистика кончилась, забудьте», – на такой ноте завершал свое выступление Александр Кислов.
Представитель ГТРК «Пенза» Дина Черемушкина добавила еще немного пессимизма в ход дискуссии. Цензуры нет, отметила она, зато есть внутренняя цензура. Есть «священные коровы», которых лучше не трогать.
Работать сложно. Особого давления со стороны власти нет. Но есть внутреннее ощущение собственной невостребованности. Тема гражданского общества успела набить оскомину. И тоже невостребована.
В самом гражданском обществе, продолжала Черемушкина, тоже ничего особенного не происходит. Она привела в пример людей, которые звонят в прямой эфир ее радиопередач. На основании этих звонков Дина Черемушкина делает вывод: уровень патернализма в обществе зашкаливает. Люди лишь требуют: «Дайте!»
Что касается влияния СМИ, то наибольшей его долей обладают интернет и телевидение. Причем телевидение влияет на «советских людей», а интернет – на «постсоветских» (соответственно, на взрослых и молодежь).
Завершала свою речь Дина Черемушкина еще одним оригинальным утверждением: запроса на аналитику сегодня нет никакого, ни от власти, ни от общества.
Никаких серьезных возражений на это выступление не последовало. Никто не решился сказать Черемушкиной, что, помимо людей, звонящих ей на телефон, есть еще и люди, реально проявляющие гражданскую активность. И это две разных категории людей.
Никто не возражал и против тезиса о невостребованности аналитики, хотя именно сейчас, в ситуации информационной войны вокруг Украины, запрос на качественную аналитику просто громадный.
Зато по итогам первых двух выступлений сессии можно было сделать ясный вывод: журналистика кончилась именно потому, что многие нынешние журналисты ощущают себя бессильными, а свою работу считают ненужной.
На конференции выступил и редактор «Улицы Московской» Валентин Мануйлов. Он полагает, что СМИ будут выполнять свою роль в России только тогда, когда государство перестанет оказывать поддержку телеканалам и газетам, даже центральным.
confrence4Тогда они будут вынуждены перейти от пропаганды и обслуживания интересов властей к сбору информации и объективному освещению событий. Именно после отмены всех дотаций проявится истинная картина: какие СМИ нужны народу, а какие совсем даже не нужны. Люди сами решат, что им смотреть, читать и слушать.
Еще одно явление современной России, о котором упомянул Мануйлов, – это «спираль молчания». Люди в нашей стране предпочитают помалкивать, но при этом мнение свое имеют. И если в России вдруг случится серьезный кризис, все подспудные настроения общества выплывут наружу.
В этот момент, полагает Мануйлов, возрастет и спрос на журналистику. 

Прочитано 1631 раз

Уважаемый читатель!

Наверное, если вы дочитали эту публикацию до конца, она вам понравилась. Очень на это рассчитываем.
Верим в то, что сравнительно малочисленная аудитория «Улицы Московской» вместе с тем еще и верная аудитория. Верная принципам открытого и свободного общества.
Открытое общество, одним из элементов которого является справедливая и сбалансированная журналистика «Улицы Московской», может существовать исключительно на основе взаимной ответственности и взаимных обязательств.
Мы бросаем вызов власти и призываем ее к ответственности.
Мы ставим под сомнение справедливость существующего положения вещей и готовим наших читателей к тому, что все еще изменится.
Мы рассказываем о вещах, о которых власть хотела бы умолчать, и даем шанс обиженным донести свою правду.
Но мы нуждаемся в вашей поддержке.
И если вы готовы потратить посильные вам средства для поддержания свободного слова, независимых журналистских расследований, мы потратим ваши средства на эти цели.

Заранее благодарен, Валентин Мануйлов

donate3

Поиск по сайту