Самое читаемое в номере

Сторонники и противники создания регионального опорного ВУЗа: возможен ли диалог между сторонами?

A A A

Настоящий текст поступил в «Улицу Московскую» еще в конце июля, но мы решили опубликовать его в конце августа, накануне начала нового учебного года.


В споре, как известно, рождается истина. Но для ведения конструктивного диалога стороны должны слушать и, самое главное, слышать друг друга. Что, к сожалению, удается далеко не всегда.
Этим летом в «Улице Московской» был опубликован ряд статей, содержащих аргументированную критику идеи создания опорного вуза в Пензе. А недавно в эфире телеканала «Россия 24» было показано интервью с одним из основных сторонников создания «опорника» в нашем регионе, ректором ПГУ Александром Гуляковым.
В нем, помимо обсуждения прочих тем, содержалась своеобразная реакция на эту критику, из чего можно заключить, что Александр Дмитриевич все же знаком с основными аргументами критиков идеи создания опорных вузов.
Однако реакция была именно своеобразной, поскольку сложилось впечатление, что какие-то аргументы глава ПГУ не услышал, какие-то проигнорировал, а какие-то попросту не понял. Начнем с последних.
«Мне приводят такой контраргумент – упраздняя вузы или объединяя их в единый вуз, мы нарушаем права наших потенциальных абитуриентов на право получения той или иной специальности. А как мы нарушаем эти права?» – поделился своим удивлением с интервьюером Александр Дмитриевич.
Схема нарушения прав абитуриента в случае создания опорного вуза весьма проста и не претерпела никаких изменений с июня этого года, когда она была подробно рассмотрена на страницах «Улицы Московской» в статье «Региональный опорный вуз – благо или будущая угроза для региона?». Однако, если сторонникам «опорников» не до конца понятна суть данной схемы, повторим ее еще раз, более сжато и максимально доступно.
Итак, в настоящее время выпускники школ имеют право подавать заявление о поступлении в 5 различных вузов на 3 специальности в каждом, то есть абитуриент может выбирать из 15 специальностей. При слиянии всех университетов в единый «опорник» выбор абитуриента автоматически сократится до 3 специальностей.
Таким образом, создание опорного университета приведет к тому, что абитуриент, желающий получить образование в своем регионе, не сможет воспользоваться своими законными правами в полном объеме.
Кроме того, слияние всех пензенских университетов в единый «опорник» приведет к исчезновению конкуренции среди учебных заведений. ПГУ станет монополистом в сфере высшего образования в регионе, что может негативно отразиться на качестве образования (как известно, монополисты далеко не всегда озабочены качеством выполняемых работ). Также создание образовательной монополии в регионе негативно отразится и на других аспектах студенческой жизни.
Недавно министр физической культуры и спорта Пензенской области Григорий Кабельский отметил, что слияние ПГУ и ПГПУ отрицательно сказалось на развитии студенческого спорта в нашей губернии, поскольку после объединения вузов их команды перестали конкурировать друг с другом.
В случае же создания «опорника» потребность конкурировать хоть с кем-то у пензенских студентов-спортсменов исчезнет в принципе. Возникает вопрос: кто же будет защищать честь нашей страны на универсиадах? Но это вопрос завтрашнего дня.

pgu


А пока перспектива превращения в образовательную монополию не может не радовать руководителей ПГУ.
Во-первых, все денежные потоки будут замыкаться на руководстве «опорника».
Во-вторых, исчезнет нужда в борьбе за абитуриентов, которые что-то уж слишком капризными стали в последнее время: кто-то не находит в ПГУ необходимых специальностей; кто-то выбирает более привлекательные альтернативы в других вузах, а кому-то просто-напросто лень ехать до бывшего политеха, и он выбирает варианты поближе к дому.
А тут еще и конкуренты отбивают абитуриентов, привлекая их развитием уникальных для нашего региона направлений. Например, в ПГУАС был создан инжиниринговый центр, посещая который школьники, студенты и аспиранты могут стать специалистами в сфере беспилотных технологий, которые в настоящий момент высоко востребованы на рынке труда.
Сохранится ли этот важный для Пензенской области проект, если ПГУ поглотит ПГУАС? Вряд ли. Зачем финансировать весьма затратный проект одного из новоприобретенных структурных подразделений, если потребность в создании конкурентных преимуществ отпадет за ненадобностью?
Все абитуриенты, желающие остаться в Пензе, и так придут в ПГУ. А что-то не понравится – уезжай из региона, другого не дано. Этакие выборы без выбора, которые, как ни крути, нарушают права абитуриентов.
В-третьих, после поглощения всех пензенских вузов руководству ПГУ наконец-то можно будет не краснеть за рейтинговые показатели. Как известно, все познается в сравнении, и пока результаты сравнения с конкурентами не льстят ПГУ.
Так, в мартовском рейтинге «50 ведущих вузов ПФО», который был составлен «Вестником Поволжья» исходя из показателей, характеризующих качество обучения, ПГУ занял лишь 41 место, значительно уступив своим «землякам» – ПензГТУ и ПГУАСу, занявшим в рейтинге 23 и 33 места соответственно.
Стоит также отметить, что ПГУ вошел в пятерку вузов, сильнее всех сдавших свои позиции в течение года – разница с показателями предыдущего года составила 26 пунктов. Если руководство ПГУ считает подобное «лидерство» достижением, то становится понятно, откуда берутся корни разговоров о «синергетическом эффекте» и «поступательном развитии».
Очередным этапом этой странной программы «развития», вероятно, должна стать реорганизация ПГУ в опорный вуз. Впрочем, составление программ развития, в которых не происходит самого развития, для ПГУ уже не ново: достаточно вспомнить, как года 4 назад ПГУ собирался получить статус национального исследовательского университета (НИУ).
Сейчас об этой программе даже и не вспоминают, хотя в 2012 г. перспектива создания НИУ была единственной отдушиной для тех немногих преподавателей ПГПУ, которые пытались найти в неминуемом поглощении своего вуза хоть какие-то плюсы.

pgu2


Теперь же ПГУ обещает другим пензенским вузам статус опорного университета, забывая при этом, что данный статус объединенный вуз еще должен будет выиграть в конкурсе, что, судя по проседанию показателей качества образования у предполагаемой базы будущего «опорника», вряд ли произойдет.
В итоге ПГУ просто добьется необходимого исключительно его руководству «синергетического эффекта» от поглощения остальных пензенских вузов, лишив регион всякой надежды даже на эфемерные бонусы, которые были обещаны за создание «опорника».
А бонусы действительно эфемерные. Изначально в числе главных плюсов создания опорного университета сторонники проекта называли финансовую поддержку от государства в виде 200 млн рублей, выплачиваемых «опорнику» ежегодно на протяжении трех лет. Мало того, что по меркам финансирования пензенских вузов сумма небольшая (для справки: запланированный бюджет ПГУ на 2016 г. составил 1,5 млрд рублей), не играющая особой роли в развитии университета, так ее еще надо получить. И, учтя опыт уже созданных «опорников», даже сторонники проекта начали сомневаться в размере ожидаемых дотаций.
«Сейчас Москва гарантирует: если университет присоединяется к опорному базовому [университету], то ему в течение трех лет дают на выравнивание по 100 млн рублей каждый год. И под эти деньги можно спокойно осуществить процесс укрупнения и объединения. Причем уровень заработной платы преподавателей не теряется, а есть шанс даже повысить», – поведал интервьюеру Александр Гуляков.
Необходимо отметить, что размер ожидаемой госпомощи уже на этапе планирования слияния вузов был снижен ровно в два раза, что весьма наглядно иллюстрирует ощутимую даже сторонниками проекта эфемерность будущей финансовой поддержки. Ну нет сейчас у государства денег, чтобы исполнять взятые на себя обязательства в полной мере.
Даже господин Гуляков в ходе интервью несколько раз заметил: «Сейчас государство считает деньги. В условиях кризиса каждая копеечка на счету».
Кроме того, внимательный читатель наверняка заметил ошибку в рассуждениях Александра Дмитриевича, пропустившего между процессом поглощения других университетов и получением заветных 100 миллионов один принципиально важный этап – признание объединенного вуза опорным.
Объединение университетов не означает автоматического получения финансовой поддержки государства, ее подразумевает лишь получение статуса опорного вуза. А получить этот статус удается не всем: пример объединенного ВолГУ и ВГСПУ является самым ярким тому подтверждением.
Что же будет, если объединение произойдет, но вуз не получит статус опорного, а вместе с тем лишится ожидаемой финансовой поддержки, столь необходимой для «выравнивания» и даже небольшого «повышения» зарплат преподавателей «опорника»? Можно сделать определенные прогнозы, исходя из воспоминаний Александра Гулякова о поглощении ПГПУ.
«Например, в 2012 году педагогический [университет] присоединили к политехническому [ПГУ] даже без финансовой поддержки. Уровень заработной платы у преподавателей педагогического был несколько ниже, чем у политехнического. По закону, мы должны выравнять уровень заработной платы. А как это делать? Дополнительных лишних денег Москва нам не дала. Мы сделали очень просто – путем математического отъема. Значит, часть денег у преподавателей политехнического взяли и прибавили часть денег преподавателям педагогического», – поделился со зрителями Александр Дмитриевич.
Однако, как мы знаем, «метод математического отъема» имел очень неприятные побочные явления в виде сокращения количества преподавателей и увеличения нагрузки на оставшихся, которая после поглощения ПГПУ достигла обозначенного законом максимума.
Таким образом, есть основания предполагать, что в случае если объединенный вуз не признают опорным, то ситуация, произошедшая после поглощения ПГПУ, повторится и все прелести побочек «математического отъема» испытают на себе преподаватели поглощенных вузов. Хотят ли они этого? Вряд ли. Хотя господин Гуляков располагает иной информацией на сей счет.
 «Я вот зондировал эту ситуацию, преподавательский состав всех вузов понимает, что это политика, понимает, что они тут не проиграют. Кто сопротивляется? Руководящий состав. Но здесь, я думаю, должен проявляться государственный подход», – считает ректор ПГУ.
Также Александр Дмитриевич подчеркнул, что создание «опорника» является не его «хотелкой», а «требованием государственной политики».
Однако основное требование государственной политики, озвученное министром образования Дмитрием Ливановым, заключается в том, что образование опорных университетов путем слияния вузов – процесс сугубо добровольный. Поэтому коллектив поглощаемого университета, в том числе и его руководящий состав, имеет полное право быть как за, так и против присоединения.
Более того, стоит задаться вопросом: а действительно ли только руководство профильных вузов Пензы выступает против создания «опорника»?
Доподлинно неизвестно, каким образом Александр Дмитриевич «зондировал» ситуацию, поэтому данный аргумент вряд ли можно считать достаточно весомым.
Мы же обратимся к более официальным данным. Так опрос, проведенный недавно «Парето-центром» на тему создания в Пензе опорного вуза, показал, что большинство респондентов, а именно 59%, высказались против создания «опорника».
Неужели более половины опрошенных занимают руководящие посты в строительном университете? Вряд ли.
Просто значительная часть респондентов, сославшись на неудачный опыт поглощения ПГПУ, не желает новых пертурбаций в сфере высшего образования. (Более подробная информация о результатах опроса размещена на портале «Пенза-Онлайн» http://penza-online.ru/obshchestvo/index.php?ELEMENT_ID=3637).
Также весьма показательными были ответы на вопрос «Кто должен возглавить опорный университет в случае его создания?» Выяснилось, что две трети сторонников создания «опорника» не желают видеть господина Гулякова ректором объединенного вуза.
Особо стоит отметить, что ни один респондент из ПензГТУ и ПГУАС не проголосовал за кандидатуру Александра Дмитриевича в качестве потенциального ректора «опорника», что является весьма красноречивым подтверждением непопулярности ректора ПГУ в среде преподавателей и студентов других вузов.
Из этого можно сделать вывод, что создание «опорника» с сохранением за господином Гуляковым кресла ректора возможно только принудительным методом. Для этого потребуется поглотить университет, не дожидаясь получения согласия его работников, сыграть на страхе преподавателей перед сокращением, студентов – перед отчислением, а также уволить руководство поглощенных вузов, которое, без сомнения, будет отстаивать интересы своих подопечных до конца. Других вариантов нет.
Кстати, руководителей профильных вузов Александр Дмитриевич уже сейчас собирается «оптимизировать» в интересах «государственной политики».
«Государство сейчас оптимизирует систему. У каждого вуза своя бухгалтерия, у каждого вуза свой аппарат кадровый, хозяйственная служба и так далее. А не лучше ли оптимизировать их, ввести в один состав, в один университет и упразднить вот эти службы? Это же будет удешевлять существенно функционирование университета», – считает Александр Дмитриевич.
Но «дешево» не значит «хорошо». В настоящий момент руководство небольших профильных вузов прекрасно ориентируется в своем «хозяйстве»: знает в лицо большую часть своих преподавателей и студентов, знает их чаянья, знает, что нужно изменить или исправить в своем университете, и имеет возможность это сделать, поскольку самостоятельно распоряжается бюджетом университета.
Сокращение руководящего аппарата, несомненно, позволит сэкономить некую сумму, однако потери от превращения объединенного вуза в слабоуправляемую махину от образования будут существенно более значительными.
Кроме того, в случае создания «опорника» все финансовые потоки замкнутся на ПГУ, что скорее всего вызовет определенную дискриминацию в отношении присоединенных университетов при перераспределении этих потоков. А студенты и преподаватели поглощенных вузов узнают, что значит чувствовать себя чужими в своем же доме. Точно так же, как это узнали выходцы из поглощенного ПГПУ.
Также критики «опорников» не раз говорили о всевозможных негативных последствиях вследствие реорганизации структурных подразделений поглощенных университетов. Однако Александр Дмитриевич, похоже, не разделяет опасений своих оппонентов.
«Если технологический университет, строительный университет, сельскохозяйственная академия присоединятся к ПГУ в качестве институтов, они что, исчезнут? Они не исчезают, они видоизменяются. Просто они войдут на правах структурного подразделения в качестве института в наш ПГУ», – считает Александр Гуляков.
Позволим себе не согласиться. Возможно, для Александра Дмитриевича разница между самостоятельным университетом и структурным подразделением в виде института и не вполне очевидна, но тем не менее она есть, причем существенная. Специализация институтов более узкая и зачастую находится в пределах одной научной сферы. Университет же включает в себя множество направлений подготовки.
Так чем же опасна реорганизация университета в институт?
Значительным сужением области научной деятельности. Самый близкий и весьма красноречивый пример – реструктуризация ПГПУ. В бытность ПГПУ автономным вузом в его состав входили 10 специализированных факультетов, а после его реорганизации в один из институтов ПГУ осталось лишь 3 объединенных факультета, в которых кафедры были объединены самым причудливым образом. Так, внутри одного факультета географы породнились с математиками, а в рамках другого произошло объединение историков и журналистов. Вероятно, «отделение мух от котлет», по мнению руководства ПГУ, не могло дать необходимого «синергетического эффекта».
Подобная реорганизация уже не замедлила принести свои плоды – кадровый голод в сфере образования в нашем регионе лишь усугубился. Если реструктуризация профильных вузов состоится, пострадают и другие стратегически важные для экономики Пензенской области сферы. К примеру, строительство или сельское хозяйство.
Если объединение факультетов ПГПУ выглядело просто комичным (по принципу: «Как можно соединить математиков и географов?» – «Да какая разница: и те и другие – преподаватели»), то в случае с ПГУАС реорганизация может дойти до абсурда, уж слишком узкие специализации у его подразделений.
Как можно объединить, к примеру, архитекторов и автодорожников, да еще без потери качества образования? Ответ на этот риторический, как может показаться на первый взгляд, вопрос мы рискуем увидеть собственными глазами в случае поглощения ПГУАС.
Также стоит заострить внимание на следующем моменте. На сегодняшний день в состав ПГУАС, помимо факультетов, входят 4 института, которые после поглощения ПГУАС потеряют свой статус.
Институт – это ведь не матрешка, в нем не может находиться еще несколько институтов. Следовательно, если ПГУАС станет институтом при ПГУ, то Пензенская область приобретет один институт, но потеряет четыре. Печальная перспектива, о которой забывают сторонники создания опорных вузов.
В итоге получается достаточно удручающая ситуация. Критика проекта по созданию «опорников» прозвучала, реакция сторонников проекта последовала, а диалога не получилось. Возможно, потому, что одна из сторон просто не хочет его начинать? «Я не хотел бы дискуссию открывать», – с этих слов Александра Дмитриевича началась часть его интервью, посвященная созданию опорного вуза.
Да, сторонники «опорников» действительно не очень любят вступать в словесные баталии. Быть может, потому, что чувствуют зыбкость своих аргументов, похожих скорее на предположения, и понимают, что их оппоненты оперируют реальными фактами возникновения негативных последствий при реализации местных образовательных реформ, таких как поглощение ПГПУ и создание ПМПК, а также учитывают негативный опыт создания опорных вузов в других регионах.
А быть может, потому, что уверены: требование «государственной политики» будет претворено в жизнь вне зависимости от мнения народа.
Хочется верить, что власти Пензенской области не позволят допустить решения такого стратегически важного для нашего региона вопроса, как создание опорного университета, в одностороннем порядке и мнение общественности все-таки будет услышано, понято и учтено.
Никита Есафьев

Прочитано 1129 раз

Уважаемый читатель!

Наверное, если вы дочитали эту публикацию до конца, она вам понравилась. Очень на это рассчитываем.
Верим в то, что сравнительно малочисленная аудитория «Улицы Московской» вместе с тем еще и верная аудитория. Верная принципам открытого и свободного общества.
Открытое общество, одним из элементов которого является справедливая и сбалансированная журналистика «Улицы Московской», может существовать исключительно на основе взаимной ответственности и взаимных обязательств.
Мы бросаем вызов власти и призываем ее к ответственности.
Мы ставим под сомнение справедливость существующего положения вещей и готовим наших читателей к тому, что все еще изменится.
Мы рассказываем о вещах, о которых власть хотела бы умолчать, и даем шанс обиженным донести свою правду.
Но мы нуждаемся в вашей поддержке.
И если вы готовы потратить посильные вам средства для поддержания свободного слова, независимых журналистских расследований, мы потратим ваши средства на эти цели.

Заранее благодарен, Валентин Мануйлов

donate3

Поиск по сайту