Патриотизм от проституции до конституции

A A A

В связи с публикацией в выпуске «Улицы Московской» от 16 января статьи Игоря Чубайса «Почему в России нет патриотизма?», свой ответ прислал постоянный читатель и внештатный автор «УМ» Геннадий Лукьянчиков.

Когда я слышу слово патриот, моя рука непроизвольно тянется к револьверу.
Я поменял слова в знаменитом высказывании развеянного по ветру фюрера, но смысл остался прежним. Патриотизм – слишком многозначное понятие. Оно спекулятивно заполняет всё ментальное пространство: от проституции до конституции.
lukyanchikovТезис первый. Любить надо не просто Родину, а Родину правильную. Родину, передовую во всех отношениях. С приматом общечеловеческих ценностей, с успешной экономикой и социальными лифтами.
Кому не повезло родиться на такой Родине, путь только один – революционный. Печальники судьбы должны всеми правдами и неправдами способствовать  превращению своей неправильной Родины в правильную.
Благая  цель – осчастливить дремучих варваров западным образом жизни – оправдывает любые средства и любые жертвы.
А теперь о жертвах подробнее. Древнейший институт человеческих жертвоприношений в новое время трансформировался в миф. Чем больше человеческой крови пролито за идею, тем эта идея правдивее. Но  миф не оправдался на практике. А на практике применяется гипнозо-кодировочный эффект, называемый «повязать кровью». Такой обряд инициации обязателен для банд: по-другому криминальное сообщество и не сможет сплотиться.
Но когда карательные экспедиции провозглашаются символом национального единства, а пролитая кровь – ядром национального возрождения, то необходимо определиться.
Что должно получиться в итоге? Родина, чистая и добрая, или Уродина, грязная и кровавая. Ритуальные жертвоприношения – это варварство и преступление.
А политические жертвоприношения  – торжество демократии. Гражданские войны во все века и времена – это бессмысленные кровопролития и массовые убийства. Народы стараются затушевать и стереть из своей исторической памяти подобные события. Хороша нация, у которой главное  достижение – уничтожение мирных жителей. Героям – слава!  
Любовь к правильной, но чужой Родине может дорого обойтись.  А чужая и правильная Родина, прежде всего, должна быть мягкой и пушистой. Ей такие подставы ни к чему. Вся геополитика держится на имидже.  И если начиналось это безобразие революционно-возвышенно, то закончится политическим кидаловом.
Тезис второй. Я, как гражданин старой формации, помню эксперимент советской власти по созданию человека нового типа. Абсолютного советского патриота.
Этой задаче была подчинена вся мощь государственной машины. Но верные коммунисты  и массовый советский патриотизм не спасли Советский Союз. Большая часть населения отнеслась к этому весьма индифферентно.
Молчание народа – это приговор. Молчание народа – знак согласия. Мы позитивно отнеслись к программе реформаторов и  постепенно вливались в  лоно европейской цивилизации. И, соответственно, нашей правильной Родиной подразумевалась Европа и её ценности.
Но как-то сразу не задалось.  Все точки над «и» расставили Чеченские войны. Безоговорочная поддержка Западом чеченских сепаратистов вызвала горькое недоумение. Непонятно, почему западной общественности так нравится наблюдать, как мы корячимся?
Шариат в центре России – это не национально-освободительная борьба за независимость. Это халифат от моря и до моря. Я помню отчёты наших должностных лиц о результатах этой борьбы. Теряем Дагестан, теряем Северный Кавказ и далее по списку…
Высокие гуманитарные принципы западной правозащитной деятельности и посконный патриотизм пехотного комбата разошлись как в море корабли. Слава богу, что народ и армия – едины. Хотя ситуация казалась неоднозначной. Больше западных свобод у чеченского народа не стало, но патриотизм восстановился.
А после крымской истории россияне с давно забытым воодушевлением поддержали действие своих неправильных властей. Наша старая  вражда  к правильным западным партнёрам разгорелась с новой силой. Это ввело в ступор либеральных оппозиционеров, в короткое время превратившихся в разновидность городских сумасшедших.
Оказывается, патриотизм – явление более материалистическое, чем считалось ранее. Оно формируется на исторически глубинных пластах и скрепах.  И его невозможно воспитать, назначить, отменить, спропагандировать.  
А истерики по поводу «зомбоящика» оставим в пользу бедных.  У людей, как высокоорганизованных животных, защита территории – один из основных инстинктов. Этим утверждением можно закрыть тему. Но пока не получится.
Тезис третий. Всякая Родина существует в виде государства. А государство – это аппарат насилия. Правильная Родина – это правильное государство с фоново приемлемым аппаратом принуждения.
Но человек, раб страстей порочных, любое принуждение рассматривает как неприемлемое. Ему подавай свободу. Возникает конфликт интересов.
 Но и любому неправильному государству  нужны лояльные подданные и преданные защитники.  
Чтобы эти защитники не испытывали политических и моральных сомнений, придумана специальная клятва, называемая присягой.  Присягнувшие обязаны выполнить приказ начальника беспрекословно, а в боевой обстановке и ценой жизни.
Но даже правильные государства отдают преступные приказы. Или в результате интриг и политической целесообразности успешную боевую операцию могут объявить преступной. Отважные герои при этом становятся стрелочниками и примерно наказываются.  
Исполнителю конкретных бессудных приговоров надо понимать, что казни мирного населения, пытки,  изнасилования, расстрел пленных нельзя оправдать ссылками на присягу, выполнение приказа, воинский долг. Как только дело получает огласку, начальство открещивается от всего: знать не знали и ведать не ведали. Это правила игры такие: ничего личного.
Тезис четвёртый. Нам пора избавится от лицемерного мифа о правильной Родине и  неправильном государстве,  её поработившем. Это лукавое оправдание для экстремистов, профессиональных революционеров и примазавшихся к ним экспроприаторов.
Враг государства может быть героем, пламенным революционером и патриотом высшей пробы. А враг Родины – уже враг народа. Враг, подлежащий уничтожению.
Но государство здесь вторично. Это инструмент Родины, который она создаёт для себя и под себя. Не бывает правильной Родины с неправильным государством.
И оппозиционер, с программой революционных преобразований, выглядит в наше время не очень адекватно. Мы знаем, что значит разрушить и переформатировать государство  по социалистическому сценарию. Знаем, как по капиталистическому.
Но что значит переформатировать Родину – не знает никто. Даже Ленин не знал. Нобелевские лауреаты тоже не знают.  А через некоторое время государство у нас опять принимает исходную форму.
Исторически эти события подчиняются древнему правилу. Враг моего врага – мой друг. У Родины могут быть геополитические противники. А тут появляются революционеры, которые провозглашают свержение деспотического режима. И цели противников и революционеров тактически совпадают. Стратегически – нет.
Революционные романтики искренне желают процветания своей Родине. Геополитические противники стараются нагадить по максимуму. Поэтому геополитические противники  явно и тайно оказывают любую  поддержку революционерам.
Если революционеры, захватив власть, начинают восстанавливать мощь порушенного государства, то былой дружбе наступает конец. Геополитические противники будут  поддерживать уже контрреволюционные силы, раздувая пожар гражданской войны.  Мудрые революционеры понимают расклад сил и стараются не пачкать свои белые одежды. Как это произошло у большевиков с опломбированным вагоном.
Публичный восторг от забугорных печенек  компрометирует не только революционеров, но и их завиральные идеи.  Патриотизм – дело тонкое и интимное.
 Но и Родина может попасть в такой оборот, что революция неизбежна. У русского патриота Столыпина вышли некоторые разногласия с русским патриотом царём Николаем II. Эти разногласия переросли в скрытую  вражду между придворными группировками.  Преодолеть кризис вызвались также русские патриоты: дворцовый комендант Дедюлин, начальник дворцовой охранки Спиридович, товарищ министра внутренних дел Курлов.
 В результате премьер-министр России П. А. Столыпин был устранён физически исключительно по патриотическим соображениям. Суровые были нравы. Мафиозные разборки заменяли политическую деятельность. И куда было податься бедному русскому патриоту? Если иммунная система организма пожирает саму себя, то летальный исход  гарантирован.
Тезис пятый. Классика жанра: «Вовремя предать, это не предать, а предвидеть».
Страшные времена порождают страшные метаморфозы. И обязательно патриотические.
Генерал Власов сдался в плен. Нашей присягой это не предусмотрено, это воинское преступление. Тем более для советского генерала, у которого всегда есть возможность застрелиться. Генерал вдруг осознал, что всю жизнь служил преступному сталинскому режиму. Он решил искупить вину и помочь немецкому народу в его  миссии по спасению Европы от жидо-коммунистической угрозы.
Намерение более чем похвальное, если бы не одно «но».
Во-первых, западные жидо-масоны решили сокрушить немецкий фашизм руками советских жидо-большевиков и уже поделили Европу на зоны влияния.
Во-вторых, Гитлер принципиально не допускал союзнических отношений с расово неполноценными народами и создания у них какой-либо государственности. Только колонизация, оптимизация численности туземного населения и рабство.
Присягать в этой ситуации фюреру – «высшее проявление патриотизма». Вся  возня с Русской Освободительной Армией не имела ни военного, ни политического значения. Только сугубо пропагандистское.
Зато как палачи и каратели её подразделения покрыли себя неувядаемой славой.  Бросив фронт и предав уже фашистов, Власов умудрился опять попасть в плен к нашим. Что он нёс на суде! Как он каялся! Мария Магдалина отдыхает. Понятно, что предъявлять гамбургский счёт и высокие понятия типа офицерской чести не к месту.
Но хоть какой-то «пардон» должен присутствовать. И если эту облезлую, сексуально озабоченную обезьяну, повешенную по приговору суда за измену Родине, пытаются  возвести на пьедестал как символ национально-освободительной борьбы со сталинской тиранией, то возникает масса вопросов. Что это было? И кому это нужно?
Но один успешный эксперимент антисоветского самоуправления немцы себе позволили. Это знаменитая Локотская республика. В районном центре Локоть и окрестностях с населением более 500 тыс. человек  действовало местное русское самоуправление. Русское самоуправление имело собственные вооружённые силы, проводившие успешные антипартизанские акции и поддерживающие новый порядок. Были распущены колхозы и разрешено частное предпринимательство.  
Лояльность населения к этой власти, пока немцы наступали, была высокой,  и накал партизанской войны принял особо жестокий характер, открывший новый этап Гражданской войны. Именно в Локотской тюрьме служила палачом Тонька-пулемётчица.
Если бы немцы не проводили геноцид на оккупированной территории и не морили голодом миллионы пленных, то действительно массовый коллаборационизм мог непредсказуемо осложнить положение Советского Союза. Но нацисты не занимались благотворительностью.
Гитлер начал войну с  СССР для завоевания жизненного пространства и права немецких обывателей стать  рабовладельцами. При другой мотивации 41 год вообще бы не состоялся.
Руководил Локотской республикой Бронислав Каминский.  Личность примечательная. Уже в Польше в 1944 г. получил из рук Гимлера звание генерала СС.  А его вооружённые силы преобразованы в 1 Русскую дивизию СС (29 гренадёрскую дивизию СС).
Но немцы никогда не доверяли своим туземным формированиям. В качестве карателей они зарекомендовали себя хорошо, но против регулярных частей Красной Армии были небоеспособны. А при возможности переходили на нашу сторону целыми подразделениями.  Особо болезненным оказался переход на сторону партизан в августе 1943 г.  1 русской бригады СС  «Дружина» во главе с командиром В. Гилем (Родионовым).
Бригада располагалась в Белоруссии и также отличилась в антипартизанских акциях. Немецкое командование не могло себе представить, что после всех зверств, которые сотворили «родионовцы» на белорусской земле,  партизаны их помилуют. Но Советская власть помиловала. А бывший подполковник Красной Армии, военнопленный и командир бригады «Дружина» был полностью амнистирован, награждён орденом Красной Звезды и оставлен в командовании.
Теперь этот партизанский отряд назывался 1 Антифашистской партизанской бригадой. А личный состав был приведён к советской партизанской присяге.  Эта партизанская бригада была одной из самых боеспособных, бойцы кровью искупали вину за былые преступления.  
В июне 1944 г. белорусским партизанам пришлось совсем худо. Все их партизанские зоны оказались в прифронтовой полосе, и немцы начали методично зачищать свои тылы. Партизаны попали в несколько котлов и подверглись полному уничтожению вместе с мирным населением.
Вот в этих боях и сошлись в рукопашную эсэсовцы Каминского и партизаны Гиля (Родионова). С обеих сторон героически сражались ренегаты. Одни наши, другие нацистские. Очередной зигзаг незаконченной Гражданской войны.
Прорываясь из окружения, В. Гиль был смертельно ранен и похоронен в лесу. Такой конец оказался наиболее достойным для него. После войны судьбе Гиля не позавидуешь. Не известно, насколько искренне Москва простила его, но белорусские партизаны не простили. Такое не прощают.
 А генерал Каминский продолжил свой боевой путь. В Польше сводный полк его дивизии был брошен на подавление Варшавского восстания.  И начался такой беспредел, что опупели сами немцы. Каминцы не столько воевали с повстанцами, сколько грабили и насиловали. Но это не Минск, а Варшава.
В 1944 г. уже необходимо было соблюдать политес. Немцы понимали, что война проиграна. Но попытки одёрнуть этих доморощенных эсэсовцев ни к чему не привели. Пришлось принимать кардинальные меры. И Каминского казнили, инсценировав партизанскую засаду.
Существует несколько версий его гибели. Так как Гимлер не давал санкции, то приказ о ликвидации Каминского отдал командующий корпусной боевой группой, подавлявшей Варшавское восстание, обергруппенфюрер СС  Эрик фон дем Бах (Зелевски).  В принципе, можно порадоваться торжеству справедливости. Собаке – собачья смерть.
Но по логике вещей, эта самая собака –  идеальный вариант русского патриота.  Бескомпромиссный антисталинист и антикоммунист, с оружием в руках восставший против сталинского режима. Сам поляк. И при этом беспощадный враг поляков, уничтожавший их десятками тысяч. Потом «героическая» гибель  в застенках СС.  Не биография, а мемориальная доска на постамент.
Не тем героям мы памятники ставим. Жаль, что Тонька-пулемётчица не дожила. Настигла её суровая кара советского народа. А то поделилась бы с современной молодёжью «боевым» прошлым.  
Не смешно? И мне не смешно. Политический цинизм творит чудеса. Мифотворчество может любую жабу превратить в Елену Прекрасную и наоборот. Слава богу, что наша правда объективно задокументирована и подтверждена авторитетом Нюрнбергского трибунала.
Тезис шестой. Заключительный. Любой успешный политик опирается на осознанно поддерживающий его электорат. Осознанность достигается тогда, когда цели и задачи политика совпадают с глубинными скрепами исторической традиции, преломлёнными через сложность психологических и мировоззренческих перевоплощений.
На поверхности это проявляется в актуальной на данное время форме. Раньше это были религиозные конфликты, потом – идеологические, сейчас – цивилизационные.
Политики постоянно мониторят, пытаясь угадать настроение масс и воспользоваться их поддержкой. Наши либералы очень ошиблись, приняв антикоммунистический порыв 1991 г. за проявление этих скреп. Но народ выступил тогда не против коммунизма, а против коммунистических вождей. Против их привилегий, фарисейства, тупости, импотенции.
Но новые вожди оказались вообще мутантами, сбежавшими с «острова доктора Моро».  Харизматик Ельцин – полная размазня и алкоголик. Воплощение великих идей нельзя доверять ничтожным личностям. Сегодня попытки использовать антикоммунизм как патриотический тренд бесполезны.
Заклинания духов Гражданской войны приводят к дурацким метаморфозам, где идейные, идеологические и политические пристрастия не играют никакой роли. В том огне брода не было.
Последние тучные годы расслабили нашего обывателя. Судьба не берёт нас на излом и не ставит массово  перед жёстким выбором. Наши проявления любви к Родине носят необременительный, формальный и показушный характер.
Но политиков не должна умилять застойная благостность. Они должны точно знать, что происходит внутри. Чего можно ожидать от этой толпы? Чего она хочет на самом деле?
Ошибиться уже нельзя. Очередного «блудняка» можем не пережить.

Прочитано 1287 раз

Уважаемый читатель!

Наверное, если вы дочитали эту публикацию до конца, она вам понравилась. Очень на это рассчитываем.
Верим в то, что сравнительно малочисленная аудитория «Улицы Московской» вместе с тем еще и верная аудитория. Верная принципам открытого и свободного общества.
Открытое общество, одним из элементов которого является справедливая и сбалансированная журналистика «Улицы Московской», может существовать исключительно на основе взаимной ответственности и взаимных обязательств.
Мы бросаем вызов власти и призываем ее к ответственности.
Мы ставим под сомнение справедливость существующего положения вещей и готовим наших читателей к тому, что все еще изменится.
Мы рассказываем о вещах, о которых власть хотела бы умолчать, и даем шанс обиженным донести свою правду.
Но мы нуждаемся в вашей поддержке.
И если вы готовы потратить посильные вам средства для поддержания свободного слова, независимых журналистских расследований, мы потратим ваши средства на эти цели.

Заранее благодарен, Валентин Мануйлов

donate3

Поиск по сайту