Йон Хеллевиг, сомнительный и заблуждающийся

A A A

Эксперт «Улицы Московской» Анатолий Коротков вслух о своих сомнениях в связи с прочтением доклада Йона Хеллевига.

Хеллевиг известен своими публикациями в поддержку экономического курса Правительства России. Исследование «Путин 2000-2014 гг. Промежуточные итоги: диверсификация, модернизация и роль государства в Российской экономике» – один из последних трудов автора.  
Ни в какой степени не умаляя заслуг Йона Хеллевига в исследовании факторов развития российской экономики, позволю себе сделать несколько ремарок к некоторым тезисам, изложенным в этой статье.
По замыслу автора, целью статьи является аргументированное опровержение встречаемых в СМИ утверждений о том, что «Россия не провела необходимых мероприятий по диверсификации и модернизации своей экономики», что «Правительство полагается исключительно на нефтегазовую ренту, и у него нет понимания того, что необходимо  сделать гораздо больше».  
В качестве основных доводов подтверждающих, по мнению автора,  факт диверсификации экономики, приводятся статистические данные по изменению  доли доходов от экспорта природных ресурсов в ВВП страны. По данным автора, эта доля снизилась с 45,5% в 2000 г. до 18,7% в 2013 г. Этот положительный факт трактуется автором как подтверждение диверсификации российской экономики  и снижение ее зависимости от сырьевых экспортных доходов.    
Однако объем ВВП является достаточно условным показателем и не отражает степень развития экономики (мы помним, как СССР по величине ВВП занимал 2 место в мире, и как при этом выглядели полки наших магазинов).
helving korotkovНа мой взгляд,  не менее, а даже более значимым фактором является  доля доходов от экспорта природных ресурсов в структуре бюджета РФ. Именно бюджет является источником средств для значительной части населения страны и источником развития для экономических агентов (доля социальных расходов в структуре бюджета – 28,7%, доля расходов на поддержку экономики – 13,9% по данным Минфина на 01.01.2014 г.).  
Автор пишет об этом показателе следующим образом: «…доля прибыли от нефти и газа в государственном доходе   составляет отнюдь не 50%, как многие утверждают, а всего лишь 27,4%».
И вот тут, автор, мягко говоря, вводит читателей в заблуждение: во-первых, 27,4% – это не «всего лишь», а почти треть бюджета, во-вторых,  в доле 27,4% учитываются только два источника доходов, доходы от налога на добычу полезных ископаемых и экспортных пошлин на нефть газ и нефтепродукты.
Однако эти платежи не единственные налоги, которые  уплачивают предприятия топливно-энергетического комплекса в бюджет. Кроме них, предприятия перечисляют налоги на прибыль, на имущество, охрану окружающей среды, социальные налоги и проч.
Таким образом, по оценкам экспертов, доля доходов бюджета, зависящих от экспорта топливно-энергетических ресурсов, в 2014 г. достигает 48% (источник: http://www.vestifinance.ru/infographics/4003).
Автор в своей работе не проводит анализа динамики изменения данного показателя в периоде 2000-2013 гг., а это, на мой взгляд, является важнейшим показателем  диверсификации экономики.    
Доля доходов бюджета от экспорта топливно-энергетических ресурсов, рассчитанных по сумме налогов на добычу полезных ископаемых и экспортных пошлин,  составила в 2000 г. – 29%,   в 2013 г.  – 27,4% (источник Минфин). Поэтому говорить об успехах в диверсификации экономики, по моему мнению, рановато.  
Много внимания автор уделяет теме участия государства в экономике. Опровергая мнение о чрезмерной  степени влияния государства на российскую  экономику,  автор приводит несколько весьма неожиданных утверждений.
В частности, он пишет: «По мнению нашей фирмы, размер совокупной налоговой ставки – это важнейший параметр при рассмотрении степени экономической свободы и участия государства в экономике. Это особенно верно для России, учитывая её рекордно низкий плоский налог на доходы физических лиц в размере 13%, что позволяет людям самим решать, на что им тратить свои доходы».
Взаимосвязь между размером налоговых ставок и степенью участия государства в экономике далеко не очевидна. Например, в США работник выплачивает со своей заработной платы 17-45% налога,
но говорить о том, что степень
участия государства в экономике
США выше, чем в России, не приходится.
Говоря о состоянии российской экономики, автор констатирует множество фактов, подтверждающих ее развитие,  модернизацию и повышение эффективности. Однако о самом важном элементе развития, а именно о факторах роста экономики, в статье упоминается очень мало. В то же время, именно с этими факторами мы сейчас испытываем наибольшие трудности.
Стабильность факторов экономического роста  гарантирует стабильность роста экономики. Основным фактором роста экономики является инвестиционная активность, которая складывается из объема внешних и внутренних инвестиций, причем внутренние инвестиции должны рассматриваться как приоритетный источник роста вследствие их независимости от внешних конъюнктурных факторов.
Если мы посмотрим на очень важный показатель – долю внутренних  инвестиций в  ВВП страны  в динамике за период с 2000 г. по 2014 г. (источник:http://www.be5.biz/makroekonomika/capital_formation/capital_formation_russia.html) и сравним с динамикой цен на энергоносители за этот же период, то увидим, что графики совпадают.
Это свидетельствует о наличии зависимости между доходами от экспорта нефти и величиной внутренних инвестиций в экономику России. К чести автора, в статье не оспаривается наличие такой зависимости: «…она (нефтяная отрасль)… субсидирует остальные отрасли экономики за счет доходов от экспорта и высоких налогов».  
Другими словами, рост российской экономики зависит от цены на энергоносители: высокие цены – рост экономики, низкие цены – стагнация. Кстати, динамика доли внутренних инвестиции в ВВП в других развивающихся странах
(в Китае и в Индии, например) не демонстрирует подобной зависимости.   
Доля  внутренних инвестиций в России в течение 2000-2013 гг. уступала среднемировому уровню в большинстве периодов. Для сравнения: доля совокупных инвестиций в ВВП за 2012 г.  Россия – 20%, Китай – 40%, Индия – 36%.  В чем причина низкой инвестиционной привлекательности России, об этом в статье умалчивается.
В завершение автор делает абсолютно парадоксальный вывод: «Россия субсидирует свою экономику в целом и промышленное производство в частности, а также личную свободу за счёт доходов от продажи нефти и газа. Это полностью противоречит типичному утверждению, что Россия, дескать, «полагается на нефтегазовую ренту» и ничего не делает для диверсификации своей экономики».
С первым утверждением я полностью согласен,  второе – оставляем на совести автора.  


Среди откликов, пришедших в редакцию в ответ на просьбу дать комментарий анализу Йона Хеллевига, пришел и такой. Автор, сам производственник, на условиях анонимности констатирует.
Статья явно нацелена на критиков власти. К сожалению, вижу много натяжек.
Не могу проверить большинство приведенных цифр, возможно даже, они правдивы, но вижу проблемы не в цифрах.
Например, там приводится информация, что доходы бюджета от нефти меньше, чем от зарплатных налогов.
Вероятно, в цифрах это правда, только вот зарплатные налоги вообще платятся во внебюджетные фонды и тратятся целевым образом на пенсии и страховую медицину. Из них нельзя чинить дороги, платить зарплату бюджетникам и так далее.
Потом о бурном развитии наших технологий. Практически в стране не производится оборудование для этих технологий, все оборудование импортное.
Электроника – основной кирпич в современных технологиях. Так у нас нет собственной элементной базы. Все, что у нас производится с электронной начинкой, – на импортной комплектации.
Достаточно ввести эмбарго на электронные компоненты, и  у нас встанет все, начиная от производства военной техники (ну автоматы Калашникова еще могут производить, что-то сложнее – уже нет) до приборов безопасности для железной дороги.
Информационные технологии – все на импортных средствах разработки. В стране несколько крупных IT-компаний, но и они завязаны на западные разработки и лицензии. Программисты массово уезжают.
Станкостроения практически нет, вся автомобильная промышленность любо делает тазы с гайками, либо занимается отверточной сборкой (практически все автопроизводители, пришедшие в Россию).
Если у нас еще начали делать кузова автомобилей (по импортной оснастке), то двигатели не делают вообще.
Вся наука деградирует со страшной силой, люди уезжают за рубеж, диссертации пишутся на заказ либо компилируются из разных источников.
Медицина процентов на 70 на импортном оборудовании и лекарствах.

 

Прочитано 5134 раз

Уважаемый читатель!

Наверное, если вы дочитали эту публикацию до конца, она вам понравилась. Очень на это рассчитываем.
Верим в то, что сравнительно малочисленная аудитория «Улицы Московской» вместе с тем еще и верная аудитория. Верная принципам открытого и свободного общества.
Открытое общество, одним из элементов которого является справедливая и сбалансированная журналистика «Улицы Московской», может существовать исключительно на основе взаимной ответственности и взаимных обязательств.
Мы бросаем вызов власти и призываем ее к ответственности.
Мы ставим под сомнение справедливость существующего положения вещей и готовим наших читателей к тому, что все еще изменится.
Мы рассказываем о вещах, о которых власть хотела бы умолчать, и даем шанс обиженным донести свою правду.
Но мы нуждаемся в вашей поддержке.
И если вы готовы потратить посильные вам средства для поддержания свободного слова, независимых журналистских расследований, мы потратим ваши средства на эти цели.

Заранее благодарен, Валентин Мануйлов

donate3

Поиск по сайту