О патриотизме … с надеждой на просветление…

A A A

В связи с публикацией в выпуске от 16 января статьи философа и публициста Игоря Чубайса «Почему в России нет патриотизма?» в редакцию поступил комментарий доктора философских наук, профессора ПГУ Андрея Мясникова.

Часть 1. Критическая
Как и многие российские обществоведы, доктор философских наук Игорь Чубайс активно ищет причины наших современных политических недоразумений, многочисленных государственных «ляпов» и разнообразных экономических «косяков». Короче говоря, хочет понять Россию своим умом.
Цель эта достойная, а для профессионального социального философа это почти дело чести. Мне эта цель тоже небезразлична, поэтому я вчитался в эту статью и даю свой комментарий.
myasnikovС чем я согласен.  
Во-первых, с главным выводом: «нам нужен русский Нюрнберг над создателями СССР и теми, кто вел его к катастрофе». Во-вторых,  с тем, что «патриотизм – это глубокое гражданское чувство, которое необходимо формировать и развивать и ни при каких условиях не доверять власти». И, в-третьих, согласен с мыслью, что «нам ни к чему «единый учебник фальсифицированной истории»».
Я согласен с этими общими  установками или лозунгами, но, как говорят по-русски,   это только «вершки», а «корешки» где? Ведь задача философа как раз в том, чтобы обнажить, раскрыть «корешки» – суть проблем, их происхождение и сложную взаимосвязь со всей органикой жизни.
Так вот, когда я соглашаюсь с мыслью И. Чубайса о том, что нам нужен публичный суд над советской общественной системой, то вижу, что пока он не возможен. Почему?
Потому что не определены ни критерии, по которым будет оцениваться наше советское прошлое, ни судьи. В тексте статьи я не нашёл ни одного критерия, той нормы закона, по которой должен идти этот важнейший процесс, чтобы быть справедливым, честным и полезным для развития нашего общества.
Конечно, каждый человек может и должен судить по-своему историю своей страны, и наш автор пытается это делать, но это остаётся его сугубо частным делом, в том числе способом привлечь внимание читающей публики к своей скромной персоне.
Также я соглашаюсь с мыслью о том, что патриотизм нужен, но чтобы это «глубокое гражданское чувство» не использовалось произвольно и во вред самому обществу, мы должны ясно понимать его значение, т. е. мыслить его вполне рационально и конкретно.
Когда же Чубайс даёт очень эмоциональные и ограниченные определения патриотизма, типа «это сознание ответственности за преступления, совершенные от имени твоего народа», то он сам же открывает дорогу для разных узких толкований и хитрых технологий манипулирования этим «глубоким чувством».
Что же такое патриотизм? Этот вопрос имеет многовековую историю, которую философ обязан знать, чтобы предлагать  обществу  своё определение, претендующее на общую значимость и общую полезность.
К сожалению, в тексте статьи я не увидел рационального подхода к определению патриотизма.
У меня даже возникло впечатление, что  И. Чубайс уже давно совершил свой самосуд над советской Россией и теперь лишь озвучивает в разных СМИ фрагменты своего «приговора». Поэтому вопрос о патриотизме на самом деле остаётся открытым.
И далее, с чем я согласен – с ненужностью «единого учебника фальсифицированной истории». Автор опять же очень эмоционален, почти как домохозяйка, которая до слёз переживает за душещипательный сюжет из любовного киносериала.
Современный социальный философ должен знать, что любой учебник по истории – это одна из интерпретаций прошлого, которая не может претендовать на окончательную истину.
Поэтому говорить о фальсифицированной истории, значит, допускать, что есть какая-то нефальсифицированная (настоящая) история, которая кем-то скрывается. Конечно, в этом есть доля правды, так как от россиян до сих пор скрывают очень много официальных документов XX в. Но даже при полном  рассекречивании  этих документов история всё равно будет «писаться» по-разному, так же, как по-разному мы встретили наступление Нового 2015 г.


Итак, с чем я не могу согласиться.
1. С эмоциональной категоричностью
И. Чубайса, которая ярко выражается в таких терминах как «совкизм-западнизм» и др.
Это чисто публицистическо-агитационный стиль, который далёк от серьёзной философской науки. Философия в России только 20 лет находится без идеологического диктата, и нужно оберегать её от прежних привычек примитивного деления всего на противоборствующие «измы», на «наше» и «не наше».
2. Я не согласен с желанием автора дать схематичное изложение истории России, в котором советский период называется «Русской Катастрофой, историей отставания и угасания». По моему мнению,  это эмоцонально-идеологическое упрощение прошлого,
т. е. субъективная авторская позиция, которая, конечно, имеет право на существование, но не имеет научного  и общеполезного значения. Возникает ощущение, что Игорь Чубайс начал проповедовать свои личные взгляды, и не только на уровне федеральных СМИ (например, на «Эхо Москвы»), но и на региональном. Не удивлюсь, если скоро он появится в бывшей газете «Красный гудок» какого-нибудь нижнетагильского завода. Но это уже его личное дело как гражданина демократического государства.
Кроме того, я отмечу, что мы живём в очень интересное, переходное время, которое сотрясается экономическими, политическими, моральными и религиозными кризисами, а также экологическими и техногенными катастрофами. И если кто-то хочет побыстрее уйти от этих сложных реалий и забыться, то может немедленно погрузиться в волны мировой и отечественной истории, где можно найти всё, что угодно и на любой вкус.
Но учёным-обществоведам нужно оставаться «на берегу», хотя есть большой соблазн «поплавать вместе со всеми». Иначе, когда «вылезешь из этих вод», будет трудно сразу ответить на детский вопрос:
– Дядь, а что такое патриотизм?
А самое главное – автор статьи даже не делает попытки ответить на поставленный перед собой вопрос «Почему в России нет патриотизма?», ссылаясь на то, что у него, мол, такой провокационный замысел. Да, в общем-то и понятно, почему не отвечает, ведь само понятие патриотизма не определено. О чём тогда речь, Игорь Борисович?


Часть 2. Конструктивная
От современной философской науки многие россияне почти перестали ждать чего-то позитивного и полезного, и это серьёзная проблема самих философов.
Пример с публицистической статьёй Игоря Чубайса показывает, что многие философы  стали  проповедниками своих «идей», не заботясь об их доказательности и общественной полезности. Такой путь проповедника очень удобен, так как ни к чему не обязывает, ведь он же говорит то, во что верит, и ему самому хорошо от этого.
Но сможет ли он убедить других и договориться с теми, кто против его убеждений? А договориться можно только на рациональных основаниях, к которым обращается философская наука.
Как  я могу договориться с И. Чубайсом? Очень просто. Я поддерживаю его главную идею о необходимости переосмысления военно-казарменного патриотизма и перехода к так называемому «гражданскому патриотизму».
Под «гражданским патриотизмом» я буду понимать ответственность всех граждан за происходящее в своей стране, основанную на естественной любви-привязанности  к своей Родине и на разумном уважении к согражданам и своему государству (Отечеству).
Конечно, это начальное определение требует ещё детальных разъяснений и некоторых дополнений, но, на мой взгляд, оно имеет действительно конструктивный характер и будет способствовать становлению в России гражданской нации.
Более того, я думаю, что современным российским обществоведам нужно задуматься о новом типе моральной ответственности – гражданско-солидарной ответственности, которая будет дополнять личную моральную  и правовую ответственность граждан России и не будет сводиться к традиционной (механической, не свободной) коллективной ответственности. Но это уже тема для отдельного разговора.
Андрей Мясников,
доктор философских наук,
профессор ПГУ, председатель
Пензенского отделения РФО

Прочитано 1349 раз

Уважаемый читатель!

Наверное, если вы дочитали эту публикацию до конца, она вам понравилась. Очень на это рассчитываем.
Верим в то, что сравнительно малочисленная аудитория «Улицы Московской» вместе с тем еще и верная аудитория. Верная принципам открытого и свободного общества.
Открытое общество, одним из элементов которого является справедливая и сбалансированная журналистика «Улицы Московской», может существовать исключительно на основе взаимной ответственности и взаимных обязательств.
Мы бросаем вызов власти и призываем ее к ответственности.
Мы ставим под сомнение справедливость существующего положения вещей и готовим наших читателей к тому, что все еще изменится.
Мы рассказываем о вещах, о которых власть хотела бы умолчать, и даем шанс обиженным донести свою правду.
Но мы нуждаемся в вашей поддержке.
И если вы готовы потратить посильные вам средства для поддержания свободного слова, независимых журналистских расследований, мы потратим ваши средства на эти цели.

Заранее благодарен, Валентин Мануйлов

donate3

Поиск по сайту