Самое читаемое в номере

Компромат: от радости до отвращения

A A A

С 11 по 15 июля на сайте «Улицы Московской» проходил опрос, посвященный теме компромата. Результаты представляет Дарья Мануйлова, внештатный автор «УМ» и выпускница социологического факультета Высшей школы экономики.

Приступая к анализу результатов онлайн-опроса, предлагаю порассуждать о компромате как о социальном явлении, а также о том, какой спецификой он обладает и какую роль играет в российском обществе.
Начнем с очевидной отправной точки: в чем состоит цель компромата? Обнародовать правду? Очернить неугодных? Избавиться от конкурентов? Восстановить справедливость? Породить сплетни?
Вариантов мотивации много, но результат один: чья-то репутация будет запятнана, а может, и разрушена вовсе. Справедливо или нет – вопрос спорный, все же человеческий фактор в подобных делах очень велик.
Но в рамках нашего умственного эксперимента мы вольны разграничить компромат и клевету, задвинув последнюю в дальний ящик. Давайте так и поступим.
Итак, мы имеем дело с достоверным компрометирующим материалом.
Почему он так для нас важен? Почему и как компромат работает? Почему публика реагирует на него так, как реагирует?
Все дело в разрушительной для человеческой психики силе секретов и не менее могущественном чувстве стыда, которое следует за их раскрытием.
Феномен компромата своим существованием обязан чувству стыда, в природе несвойственному человеческой психике, но необходимому для функционирования общества.
Не заблуждайтесь, речь не о том, что объект компромата стыдится своих поступков: он может не видеть в них ничего предосудительного, а может гордиться ими – нас это не интересует. Для нас важно только то, как на его поступки реагирует общество и какие механизмы оно использует для регуляции ситуации.
Когда включается механизм стыда, от публики ожидается, что она разочаруется в «герое» и почувствует себя вправе отозвать дарованные ему репутационные привилегии. От «героя» ожидается, что он склонит голову перед мнением большинства и, раскаявшись, безропотно примет последствия. Древнейший способ социальной регуляции: племя наказывает того, кто действует вопреки его интересам.
Перенесемся в наши дни, к самому современному воплощению механизма стыда – культуре отмены. Понятие, наводящее ужас на многих в современной России. Что забавно, так это то, что воспитанные в Советском Союзе люди, кажется, отлично знакомы с культурой отмены, ведь работает она точно так же, как и выговоры за аморалку на партсобраниях (помножить на Интернет и социальные сети). Новые реалии, старый рецепт: давление большинства, клеймо и социальная изоляция.
Еще более забавно, что партсобрания, по сути своей, были советской пародией на демократический механизм, возможностью для гражданского общества проявить свою волю. Как и в древности, это казалось логичным: за проступком следуют последствия, решения по которым выносят заинтересованные лица – члены общины, сообщества, коллектива.
Все сводится к формуле: распространяется компромат – рушится репутация – несется ответственность. Заметьте, что потеря репутации при этом лишь промежуточный результат. Вся соль и ценность компромата как социального механизма заключается в том, что тайное становится явным, иллюзия рассеивается и общество может переиграть партию с учетом новой информации. Разве не так?
Вопрос с подвохом.
В современной России отсутствует институт репутации. Задумайтесь, как часто после разразившегося репутационного скандала властное лицо теряло доступ к профессии или несло реальные убытки?
В нашей культурной традиции закодировано двоемыслие: мы можем знать о человеке что-то неприглядное, что-то, что возмущает или расстраивает нас, но никак не проявлять это внешне или, по крайней мере, на уровне должностных обязательств. Мы можем знать, что чиновник такой-то бьет жену, страдает алкоголизмом, посещает вечеринки во время локдауна, но не требовать его увольнения, не привлекать к ответственности.
Можно ли говорить о разрушении репутации в подобном культурном контексте?
Более того, даже если бы мы – как сообщество – захотели отстранить человека от должности, удалось ли бы нам это?
Существуют ли механизмы, с помощью которых представители гражданского общества могут воздействовать на политиков и управленцев? Работают ли они?
Наиболее очевидные проступки властных фигур, которые (периодически) караются реальными последствиями, – это казнокрадство, превышение должностных полномочий.
Но и это происходит не с подачи сообщества, не в результате гражданского волеизъявления, а силами правоохранительных органов и силовых структур. Простых смертных, как правило, просто ставят перед фактом: он украл – мы его наказали. Среднестатистические члены общины в этом процессе не участвуют: у них отсутствует власть над политиками.
В связи с чем на данном историческом промежутке компромат – это не важный социальный механизм и инструмент, помогающий привлечь забывшихся к ответу, а беззубый рудимент, близкий по весу и значению к бульварным сплетням. Особенно когда речь идет о провинциальных городах, где реальная политическая конкуренция, как правило, отсутствует.
Учитывая сказанное, предлагаю ознакомиться с результатами опроса на сайте «Улицы Московской».
Абсолютное большинство респондентов (число заполнивших анкету – 75) знакомо с теми или иными компрометирующими материалами в отношении местных и федеральных политиков, обнародованных в последние 3–5 лет.
Вопрос: «Приходилось ли Вам в течение 3–5 последних лет знакомиться через печатные и электронные средства массовой информации, через социальные сети и мессенджер Telegram, через слухи с компрометирующими материалами в отношении политиков или руководителей федерального или областного уровня?»

Да, приходилось

96%

Нет, не приходилось

2,7%

Затрудняюсь ответить

1,3%

Чувства по этому поводу у наших читателей смешанные: радость, разочарование и брезгливость. Около трети респондентов отметили, что не испытывали вообще никаких чувств после знакомства с компроматом.

Рейтинг эмоцийот знакомства с компроматом
По результатам ответов на вопрос: «Если приходилось, то какие эмоции Вы испытывали?»

1

Чувство разочарования в человеке, к которому я испытывал симпатию

 29,3%

2

Чувство радости от того, что справедливость восторжествовала

 25,3%

3

Никаких таких чувств не испытывал

 24%

4

Чувство брезгливости от копания в чужом белье

 18,4%

5

Чувство злорадства, что плохой человек получил по заслугам

 10,7%

6

Чувство неприязни к сплетникам

 9,3%

7

Чувство нервозности: вдруг обо мне тоже расскажут что-нибудь нехорошее

 1,3%

При этом никто не выбрал ответ «Чувство морального превосходства от того, что кому-то хуже, чем мне» и 5,3% затруднились с ответом.
Вместе с тем ряд респондентов дали свои ответы, которые говорят о разнообразии чувств, которые наши читатели испытывают при знакомстве с компроматом. Приводим эти ответы.
• «Тихое офигевание от того, что творят люди».
• «Поскольку не считаю подобную информацию априори достоверной, то и никакого своего отношения к ней просто не испытываю. Просто перелистываю страницу».
• «Отвращение к тем, кто прибегает к таким способам борьбы со своими оппонентами. Значит, у них нет достоверных фактов, а зачернить образ хотелось бы. Если есть факты, без всякого компромата действуют силовики».
• «В очередной раз чувство разочарования от того, что коррупция растет, а власти не предпринимают должных мер».
• «Если компромат – правда, то чувство непонимания таких поступков».
• «Полностью зависит от доверия к источнику. Если доверяю, то разочарование».
• «Стыд за свое государство».
• «Лишнее подтверждение того, что российское общество неизлечимо больно, а система власти прогнила до основания».
• «Это было ожидаемо, так как личности, о которых данная информация «всплывала», не могли бы занять свои посты, не будь они сплошь коррумпированны и скомпрометированы заранее».
И все же подавляющее большинство респондентов уверены, что жители Пензенской области доверяют компромату в отношении политиков.
«Как Вы думаете, независимо от Вашего личного предпочтения, большинство жителей Пензенской области склонны доверять компрометирующим материалам в отношении политиков (руководителей) или нет?»

Да, склонны доверять

 79,5%

Нет, не склонны доверять

 12,3%

Затрудняюсь ответить

 8,2%

Среди источников распространения компромата, которым, по мнению опрошенных, публика поверит с наибольшей вероятностью, самыми популярными оказались центральное телевидение, слухи, социальные сети, Телеграм и центральные газеты.

Рейтинг доверия к источникам информации о компромате
По результатам ответов на вопрос: «Как Вы думаете, какому источнику распространения компромата люди поверят скорее всего?»

1

Передаче центрального телевидения

 49,3%

2

Слухам, передаваемым из уст в уста

 36%

2

Сообщению в мессенджере Telegram

 36%

2

Сообщению в социальных сетях

 36%

5

Публикации в центральной газете

 34,7%

6

Публикации в местной газете

 25,3%

7

Передаче местного телевидения

 17,3%

8

Листовке на столбе или заборе

 4%

9

Сообщению местного радио

 1,3%

Всего 6,7% респондентов при ответе на этот вопрос затруднились с ответом.
Если информация окажется убедительной, сомнения о политике будут преследовать людей еще долгое время.
«Как Вы думаете, если политик или руководитель, на которого был вылит компромат, попытается оправдаться, ему поверят или скорее всего уже нет?»

Возможно, поверят, но сомнения останутся

 37,3%

Скорее всего уже не поверят

 30,7%

Будет зависеть от того, насколько убедительно будет оправдываться

 24%

Затрудняюсь ответить

 6,8%

Да, поверят

 1,3%

Респонденты склонны полагать, что раскрытие компромата подрывает доверие не только к самой властной фигуре, но и к власти, к которой он принадлежит.

Компромат дискредитирует не только политика (руководителя), против которого направлен, но и власть в целом

 84%

Компромат унижает политика (руководителя), против которого он направлен, но авторитет власти при этом не снижается

 8%

Затрудняюсь ответить

 2,7%

Интересно, что некоторые респонденты видят в компромате диаметрально противоположные вещи: для кого-то это лишь слухи и «грязь», а для кого-то – прямое доказательство непорядочности политиков.
• «Дыма без огня – НЕ БЫВАЕТ!!!»
• «Компромат» – это, как правило, бездоказательные обвинения и оскорбления».
• «Компромат лишь подтверждает, что политика не для порядочных людей».
• «Компромат говорит, что место решили зачистить для своих».
Вырисовывается печальная, но уже привычная картина, описать которую можно классическим «все всё понимают, но…». Это «но» – вызов, на который российскому обществу только предстоит ответить.
В конечном итоге компромат не только дискредитирует публичного человека. Компромат – это проверка для каждого из нас. Он ставит общество перед важным вопросом: каковы наши ценности? Что мы готовы сделать, чтобы отстоять их? С чем готовы мириться? И что это говорит о нас? Ведь если мы не реагируем на преступления властных лиц, мы сами невольно становимся их соучастниками.
Дарья МАНУЙЛОВА

Прочитано 684 раз

Уважаемый читатель!

Наверное, если вы дочитали эту публикацию до конца, она вам понравилась. Очень на это рассчитываем.
Верим в то, что сравнительно малочисленная аудитория «Улицы Московской» вместе с тем еще и верная аудитория. Верная принципам открытого и свободного общества.
Открытое общество, одним из элементов которого является справедливая и сбалансированная журналистика «Улицы Московской», может существовать исключительно на основе взаимной ответственности и взаимных обязательств.
Мы бросаем вызов власти и призываем ее к ответственности.
Мы ставим под сомнение справедливость существующего положения вещей и готовим наших читателей к тому, что все еще изменится.
Мы рассказываем о вещах, о которых власть хотела бы умолчать, и даем шанс обиженным донести свою правду.
Но мы нуждаемся в вашей поддержке.
И если вы готовы потратить посильные вам средства для поддержания свободного слова, независимых журналистских расследований, мы потратим ваши средства на эти цели.

Заранее благодарен, Валентин Мануйлов

donate3

Поиск по сайту