Три новых альбома Александра Назарова

A A A

Пензенский фотограф Александр Назаров выпустил три новых альбома. Все они изданы минимальным символическим тиражом – для архива и для своих близких. В продажу не поступят.
«Был материал, появилась возможность издать альбомы, – рассказывает Назаров. – Сам научился делать оригинал-макеты, потому что для такого маленького проекта привлекать еще и дизайнера нецелесообразно.
Сын меня спрашивал: а ты не торопишься с книжками, сколько еще у тебя поездок за границу и полетов впереди, зачем подводить итоги? Но это если и итог, то только промежуточный. Я считаю, если у тебя есть идеи – их нужно не копить, реализовывать сейчас, не откладывая. Пусть лучше потом появятся новые проекты».

«ВЛАДЫКА СЕРАФИМ»
nazarov1

Альбом, посвященный архиепископу Серафиму (Тихонову), управлявшему Пензенской епархией в 1978–2000 гг., был готов уже несколько лет назад. Но с изданием не складывалось.
«В память о владыке я счел своим долгом все-таки издать такую книгу, пусть и несколько экземпляров, – говорит Александр Назаров. – Потому что встреча с ним, а потом с архимандритом Варсонофием (ныне митрополит Санкт-Петербургский) изменили мою жизнь. Если бы не они – я бы в жизни пошел бы по другому пути.
В 80-х годах я участвовал во многих фотовыставках, получил уже десятки наград. И мне стало скучно заниматься этим – ведь когда наград много, это уже превращается в спорт и стимула для творческого роста нет. Два-три года ездил по области, отснял огромный материал для «Пензенской энциклопедии» и свода памятников истории и культуры. Так и появился интерес к съемкам в Пензенской области.
Церковь была для меня запретным, непонятным, таинственным миром.
Приближалось празднование тысячелетия Крещения Руси в 1988 г., и я попросил уполномоченного по делам религии А. С. Васягина познакомить меня с владыкой Серафимом.
И когда в Пензе началось празднование, получив благословение владыки, я начал снимать. Было тяжело: службу я не знал – что снимать?.. Но все три дня я работал, ночью печатал фотографии и утром владыке Серафиму их отдавал. А когда праздник прошел, владыка ко мне по-доброму отнесся, у меня появилась возможность с ним ездить по епархии.
Он ко мне всегда относился хорошо. Однажды приезжал ко мне в гости – книжки жене подарил, посмотрел, как мы живем. Когда я к нему приходил на прием, то он всегда спрашивал, как дела, спрашивал про сына.
Потом в 1997 г. в преддверии 200-летия Пензенской епархии он меня спросил: сделаешь к юбилею выставку? И два года я набирал материал».
Теперь эти снимки составили основу альбома. Здесь есть и «парадные» кадры со служб и официальных мероприятий – прежде всего тысячелетия Крещения Руси и 200-летия Пензенской епархии. Есть и многочисленные поездки по городу и области: архиепископ Серафим на руинах Покровской церкви Пензы и Троице-Сканова монастыря, в поле близ села Лесной Вьяс – благодаря этим кадрам мы видим владыку таким, каким он был в повседневной жизни.
А еще можем вспомнить, с чего начиналось тридцать лет назад возрождение церковной жизни, как восставали из небытия храмы и монастыри, ставшие теперь вновь украшением Сурского края.

«НЕСЛУЧАЙНЫЕ ВСТРЕЧИ»
«Неслучайные встречи» – альбом, который Александр Назаров посвятил своим землякам. В нем – свыше ста снимков 2001–2020 годов.
Кадры сделаны в самых разных местах и случаях – завод и сельский автобус, городской праздник и пристанище бездомных, спортивные соревнования и крестный ход, базар и центральные улицы города.
nazarov2Есть и кадры, характерные для 2020 года: люди в масках на улице и в автобусе, дезинфекция города, опустевший центральный рынок.
«Началась пандемия – ну как ее не снять? – риторически спрашивает Назаров. – Если ничего не снимать, то ничего и не останется. Потому что можно будет написать тысячи строк, но они не заменят фотографии».
nazarov3Фотография, даже любительская, из семейного альбома, со временем приобретает историческую ценность – уверен мастер. Ведь всё меняется у нас на глазах: мода, традиции, даже государственные праздники. Когда-то именно эта мысль вдохновила его на съемки пензенского быта.
«Я работал тогда в «Жилстрое» и сделал фотовыставку «Семейный альбом»: собрал для нее около 400 фотографий, увидел на них, к примеру, как люди сидели в летнем парке на траве (сейчас уже так не принято), много других вещей, которые потом исчезли.
И начал снимать быт, потому что хотел остановить время. Партийные органы упрекали: ты делаешь антисоветские фотографии – это про снимки барахолки.
А сейчас мы понимаем, что это – уже ушедшая эпоха».
Многие из фотографий альбома сняты на смартфон. Назаров сделал их, когда гулял по Пензе: рабочий по озеленению, бабушка-цветочница, уличный музыкант, компания выпивох или молодежь в день города…
«Фотоаппарат не всегда с собой берешь, а телефон всегда под рукой. Разговорился с дядькой-рабочим – и вот его портрет. Или бабушка на базаре – интересная бабушка: начал покупать у нее какой-то лук или чеснок, в процессе достал телефон, снял, потом выбрал из двадцати кадров один – так получаются интересные вещи!»

«ПОЛЕТ НАД РОДНЫМ КРАЕМ»
Снимки Пензенского края с вертолета – одна из «визитных карточек» в творчестве Назарова. Снимать с высоты он начал еще в 70-х с парашютной вышки в парке Белинского, потом были вертолеты, «кукурузники», автовышки, крыши высоток и даже воздушный шар.
В последние годы самый популярный агрегат для съемки верхних планов – квадрокоптер, и есть таковой у многих. Но, как и любое оборудование, сам по себе коптер не гарантирует, что кадр получится интересным. Тут уже нужен взгляд фотохудожника. Альбом «Полет над родным краем» – тому доказательство.
«Первый раз я полетел на вертолете над Пензой, кажется, в 1983 году, – вспоминает Назаров. – Сложнее всего было получить разрешение на полет: в советские времена разрешение давал командующий Приволжским военным округом. Я с письмами от обкома партии ездил туда, подписывал – и препон не было, если есть письмо от того же Б. Ф. Зубкова, секретаря обкома КПСС. Но согласовывать приходилось на самом высшем уровне.
В КГБ тоже надо было съемки показать, но с ними как раз проблем не было. У вертолетчиков же была схема запретных зон, и над Заречным или в районе ЗИФа мы не летали, летали только над жилыми кварталами Пензы.
Порой пензенцы писали в газеты, жаловались – почему над городом летает вертолет. Думали, что это преступников ищут. Вот такие ассоциации вызывали наши полеты.
Вертолеты были у газовиков, они никогда не отказывались полетать, если есть разрешение. Кстати, их вертолеты оснащены датчиками утечки газа, когда летишь над газопроводом и есть утечка газа – датчик пищит.
И когда летели над коровниками – он тоже пищал. Потому что там тоже газы. Правда, другие.
С районными администрациями договаривался, когда «кукурузники» летали на сельхозработы. Однажды с их помощью получилось снять с воздуха Тарханы.
Звоню директору музея-заповедника Тамаре Мельниковой: «Тамара Михайловна, есть возможность поснимать, но нет горючки!» – «Нет проблем, горючку я дам, летайте!»
Тарханы, Троице-Сканов монастырь под Наровчатом, усадьба Куракина под Сердобском – это были любимые маршруты.
Однажды сели рядом с монастырем, к нам подошел игумен Герман, с которым мы были хорошо знакомы, и попросил показать ему обитель сверху. Сделали с ним пару кругов, и в благодарность он записал имена летчиков и пообещал поминать их в своих молитвах.
nazarov4nazarov5В основном все ребята-летчики были доброжелательные, отзывчивые. Три четверти из них прошли Афган. После наших полетов многие из них купили себе видеокамеры, фотоаппараты и тоже стали снимать.
Однажды мы летали над Тарханами, и командир экипажа попросил меня заглянуть туда – никогда не были раньше. Я прямо с воздуха позвонил Т. М. Мельниковой, она дала добро.
А в этот день В. К. Бочкарев возвращался из Москвы, сошел с поезда в Башмаково, и оттуда уехал уже на машине. Но в районе Тархан машина у него сломалась.
Я стою на балконе барского дома. И тут по территории идет Василий Кузьмич: «Ты чего тут делаешь?» – «Да вот, на вертолете летели, решили заглянуть…» – «То есть я, губернатор, на сломанной машине, а ты – на вертолете?!»
Много было курьезов. А вот нештатных ситуаций со мной, слава Богу, не было, в том числе потому, что полеты всегда тщательно готовились. Хотя однажды друзьям за меня пришлось переживать.
На аэродроме в Сосновке тогда управление вертолетом, причем только что заправленным горючим, поручили парню, который раньше летал на «кукурузниках». На вертолете взлет – без разбега, а он начал разбег. В итоге вертолет прямо на аэродроме сгорел. А я тогда часто летал, и мне потом многие боялись звонить, пока в газете не описали всю ситуацию с фамилиями погибших и друзья не убедились, что меня в списке нет».

ПРОДОЛЖЕНИЕ СЛЕДУЕТ
«У меня часто спрашивают: а кто тебе заказал эти съемки, эти альбомы? Никто. Просто есть желание это делать, – говорит Назаров. –
Когда есть интересный проект, он сам поднимает тебя с дивана».
Сейчас в работе – четвертый альбом, под названием «Хочу увидеть мир». В него войдут снимки, сделанные в тридцати странах в разные годы.
Евгений БЕЛОХВОСТИКОВ

Прочитано 519 раз

Уважаемый читатель!

Наверное, если вы дочитали эту публикацию до конца, она вам понравилась. Очень на это рассчитываем.
Верим в то, что сравнительно малочисленная аудитория «Улицы Московской» вместе с тем еще и верная аудитория. Верная принципам открытого и свободного общества.
Открытое общество, одним из элементов которого является справедливая и сбалансированная журналистика «Улицы Московской», может существовать исключительно на основе взаимной ответственности и взаимных обязательств.
Мы бросаем вызов власти и призываем ее к ответственности.
Мы ставим под сомнение справедливость существующего положения вещей и готовим наших читателей к тому, что все еще изменится.
Мы рассказываем о вещах, о которых власть хотела бы умолчать, и даем шанс обиженным донести свою правду.
Но мы нуждаемся в вашей поддержке.
И если вы готовы потратить посильные вам средства для поддержания свободного слова, независимых журналистских расследований, мы потратим ваши средства на эти цели.

Заранее благодарен, Валентин Мануйлов

donate3

Поиск по сайту