Самое читаемое в номере

Долгожданное вольнодумство

A A A

pb a7 мая 2015 г. в Рыцарском зале ресторана «Застолье» состоялась презентация первого в этом году номера журнала «Парк Белинского».

Журнал к весне
Проект «Парк Белинского» до сих пор воспринимается как очень молодой и новый. Однако, если задуматься, журнал существует почти 3 года. Несмотря на непростые времена, издание живет и чувствует себя неплохо.
Доказательством этого служит целиком заполненный Рыцарский зал, где и проходила презентация. К урочному часу свободных мест уже не было, и опоздавшим приходилось стоять вдоль стены или сзади, у фуршетных столиков (что, в общем-то, имело свои преимущества).
То, что презентация собрала так много людей, удивительно вдвойне. Ведь 7 мая – предпраздничный день. Большинство пензенцев в это время либо готовились отмечать праздник Победы, либо уже уехали за город, предвкушая долгие выходные. И, тем не менее, зал был полон.
pbНадо сказать, что между нынешним и предыдущим номерами «Парка Белинского» была весьма внушительная пауза – 10 с лишним месяцев. В связи с этим картина Виктора Норкина «Опоздавшие письма», выбранная для иллюстрации обложки, оказалась вполне актуальной. Но, к счастью, весь ход презентации доказывал: за эти 10 месяцев журнал не просто не забыли – по нему соскучились.
Создатель «Парка Белинского» Валентин Мануйлов традиционно исполнял роль ведущего презентации. Он рассказал о том, как непросто складывался нынешний номер журнала. И дело не только в экономическом кризисе, из-за которого стало труднее уговаривать спонсоров поддержать журнал.
Определенные проблемы возникли и при поисках достойных для публикации материалов. Если ранее хорошие тексты находились легко и быстро, то после августа 2014 г. в этом плане наступил определенный ступор.
В итоге, третий номер «Парка Белинского» за 2014 г. так и не появился, он плавно перекочевал на 2015-й. К весне нынешнего года недостающие материалы все же удалось найти.
Юрий Фадеев написал небольшую статью о романе «Герой нашего времени», а также предоставил для публикации свои новые стихи из книги «Любовные пасторали».
Писатель Михаил Вайнер, уже публиковавшийся на страницах «ПБ», разрешил напечатать в журнале несколько своих ранее не издававшихся рассказов. Кроме того, Марина Мануйлова написала текст про художников, работающих в направлении «гиперреализм» – Николае Белянове и Тамаре Гудзенко. В итоге, номер был заполнен.

pb2
Случайные мемуары Павла  Грачева
Большую часть презентации заняло представление и обсуждение статьи Евгения Малышева «Павел Грачев без фильтра и цензуры». Порой даже казалось, что это не презентация «Парка Белинского», а анонс еще не дописанных мемуаров Грачева. Тем не менее, материал этот действительно вызывал интерес.
История написания мемуаров Грачева началась в ресторане «Застолье», когда Валерий Сафронов (в то время управлявший «Застольем») уговорил бывшего министра обороны дать трехминутное интервью «Улице Московской».
Получилось так, что на встречу в Павлом Грачевым в тот раз поехал не Евгений Малышев, а Валентин Мануйлов. Разговор в итоге длился не 3 минуты, а больше часа.
Сам Евгений Малышев рассказал об этом судьбоносном дне чуть подробнее. Прежде всего, он упомянул, что на встречу с Грачевым ему ехать совсем не хотелось, бывший министр обороны был ему неинтересен.
Евгений Малышев: «Я сказал Сафронову, что я этого человека не уважаю и на интервью не поеду. Я Грачева знал по телевизору. Он у меня ассоциировался с Чечней, с мальчиками, которые там умирали с улыбкой на лице, с прозвищем «Паша-мерседес». О чем мне с таким говорить 3 минуты? И если бы я поехал – а мне было тогда 24 года,  – то я пришел бы и поговорил бы с ним ровно 3 минуты, как просили. А шеф, Валентин Мануйлов, был более матерым, он говорил с Грачевым целый час.
Мое отношение к Павлу Грачеву стало меняться в тот день, когда я получил диктофонную запись с их разговором».
В процессе дальнейшего общения с Павлом Грачевым Евгений Малышев не только поменял свое мнение о бывшем министре обороны с негативного на позитивное.
Он осознал, что вещи, которые говорят по телевизору, далеко не всегда совпадают с действительностью. Кроме того, он сделал для себя вывод, что история – это нагромождение случайностей и совпадений.
Даже сами эти мемуары родились по случайности. Павел Грачев случайно заехал в «Застолье». Валерий Сафронов случайно сумел уломать бывшего министра обороны на интервью, хотя в тот период он давал интервью очень неохотно. А Евгений Малышев случайно понравился Павлу Грачеву.
Впрочем, то, почему Грачев решился вдруг рассказать о себе подробно и откровенно, отчего он захотел исповедаться именно Евгению Малышеву, было, надо полагать, загадкой даже для самого Грачева. Случайность, совпадение, закономерность? Кто знает…
В своей статье «Павел Грачев без фильтра и цензуры» Евгений Малышев пишет о том, как проходило общение с бывшим министром обороны, каким он был человеком, как складывалась судьба его мемуаров.
«Всё в этом мире просто, и все люди простые, в том числе те, кто является президентами и министрами обороны», – такой вывод сделал для себя Евгений Малышев после трех лет общения с Павлом Грачевым.
На данный момент готов первый том мемуаров, но издать его пока не получается. Требуется согласие наследников Павла Грачёва, которые вроде бы и согласны…  А подписи нет.
Камней преткновения довольно много, и один из них – наличие нецензурной лексики в мемуарах. Как отмечает Евгений Малышев, Павел Грачев рассказывал о высокой политике предельно простым и народным языком. Иногда при этом употреблялись и жесткие выражения.
Но можно ли выкинуть их из текста и при этом не потерять атмосферу достоверности? Это действительно сложный вопрос, особенно если учесть, что Павел Грачёв, по его собственным воспоминаниям, часто побеждал при помощи мата.  
Вот такие противоречивые моменты и мешают выпустить мемуары в свет. Но Евгений Малышев уверен, что книга воспоминаний Павла Грачева все равно когда-нибудь да выйдет.
Валентин Мануйлов высказал интересную мысль: очень многие подробности и детали мемуаров могут стать отправной точкой для написания масштабных исследований и новых книг.
Например, когда Громыко вручал Павлу Грачеву орден Ленина и звезду Героя Советского Союза, он спросил: «А скажи, правда, что в Афганистане стреляют?»
О чем этот фрагмент может свидетельствовать? Неужели высшие лица Советского Союза были настолько мало осведомлены о том, что происходит в Афганистане?
В чем тут дело – им не докладывали плохих новостей, или же шло какое-то искажение информации? Может быть, поэтому и с Афганистаном все получилось не так, как задумывали? Действительно, тут нужно проводить целое исследование.

pb3
Драматургия от Ларисы Рассказовой
Объявляя выступление Ларисы Рассказовой, Валентин Мануйлов сказал: «Она хочет в целом по журналу то ли пройти, то ли проехаться – не знаю».
Но Рассказова не прошлась и не проехалась, а, как обычно, дала полноценный (хотя и, безусловно, субъективный) обзор свежего номера «ПБ».
Начала она с публикации о Павле Грачеве. Лариса Рассказова отметила, что такой материал, конечно, нужен в журнале, но ставить его первым, пожалуй, не стоило. Тем не менее, публикация о Павле Грачеве вполне вписывается в главную миссию «Парка Белинского» – фиксацию реальной истории.
Современные СМИ, по мнению Рассказовой, вполне справляются с задачами пропаганды и интерпретации истории, но нужно записывать и реальную историю, взятую со слов очивидцев.
Лариса Рассказова об исповеди Грачева: «Она может быть с привиранием, может быть очень субъективна, однобока. Но все-таки это реальная история, а не попытка интерпретации в расчете на то, что подумает этот, или тот, и дадут ли деньги на издание».
Ту же ценность живого описания исторических событий Лариса Рассказова отметила и в воспоминаниях Дины Мануйловой (статья «Книга памяти Дины Клиот: очень много было солнца в Тбилиси»): «Опять же, можно читать разные статьи на тему, было ли единство советского народа или не было его. Ну вот – реальный свидетель. В Грузии девочкой она переживает эвакуацию. И это единый народ. Национальности разные, а народ единый. Не денешься никуда от своей истории».
С материалом Дмитрия Мурашова «Заключенные книги» Лариса Рассказова познакомилась еще до его публикации в «ПБ», и потому успела составить вполне четкое мнение. История о том, как некоторые книги вдруг попадали под запрет, напомнила ей Оруэлла, его произведение «1984» и бесконечное переписывание истории, описанное там.
Дело не только в том, что книги запрещались порой из-за сущей ерунды, по формальным признакам. Проблема была еще и в том, что с каждым новым политическим веянием менялся и список запрещенной литературы. «Встретилось имя Троцкого – вычистили. Потом Троцкого оправдали – впустили назад. Это Оруэлл, только документально подтвержденный», – считает Лариса Рассказова. Она также отмечает хорошее изложение фактов Дмитрием Мурашовым – за документами тот видит ситуацию.
После статьи Марины Мануйловой «Чайник смотрит на нас» Лариса Рассказова поняла, что такое гиперреализм, хотя он и не стал ей ближе. Однако теперь она хотя бы знает, что это за зверь. Рассказова отметила, что у Марины Мануйловой уже выработался свой стиль – доброжелательная беседа с читателем без всякого навязывания.
Произведение Исаака Мостова «Ночью над Ливаном» Лариса Рассказова назвала «мужскими стрелялками»: «По-моему, это просто рассказ, даже лекция, даже беседа, даже инструктаж наставника перед полетами молодого летного состава. Но Валентин Мануйлов здесь прав: раз уж об этом вообще нет материалов, пусть люди хотя бы здесь прочтут, как  это бывает на самом деле».
Тексты Михаила Вайнера из цикла «Старые записи» Ларисе Рассказовой не понравились. У этого писателя есть и гораздо более удачные произведения, полагает она.
Зато Лариса Рассказова отметила некую внутреннюю драматургию, в которую «Старые записи» вступили с «Психиатрическими былями» Михаила Архангородского. Там описывается примерно один исторический период – 60-80-е годы, – и один и тот же регион.
Рассказы Вайнера и Архангородского вступили между собой в какие-то внутренние игры, которые заметны, если читать тексты «Парк Белинского» подряд.
Лариса Рассказова: «Может быть, это у меня личные ощущения. Но если Вайнер все это пытается втащить в политику, как у нас было плохо, то у Архангородскго взгляд прелестный. Я, например, так поняла: это не политика, это просто клиника. Почитайте эти рассказы подряд, – может быть, и у вас сложится такое впечатление».
Еще одна внутренняя драматургия на страницах журнала связана с именем Лермонтова. С одной стороны, есть материал «простенького» Юрия Фадеева (который, как окажется потом, совсем не прост) «Герой нашего времени»: непрочитанный роман». С другой стороны – статья, написанная на основе работы Владимира Гольштейна, проживающего в США – «Герой нашего времени»: взгляд с другого берега». Эти два материала как бы ведут диалог друг с другом.
Юрий Фадеев, по мнению Рассказовой, имеет свою позицию и излагает ее просто, без заумных слов. Владимир Гольштейн, напротив, использует редкий термин «марлинизм» и выводит некие неожиданные конфликты.
Лариса Рассказова: «Ну вообще мы это учили еще в институте в 60-х годах. И это называется не марлинизм, а романтизм, и все это давно известно. Но в Америке это открылось лет через 30 с другой стороны. Мы рады за них».
Также Лариса Рассказова проехалась по тому, что Гольштейн выводит персонаж «мать казака» на передний план. Она отмечает, что и Юрий Фадеев в ироничном ключе упоминает лермонтоведов, которые обнаруживают в произведении неких новых героев и придают им преувеличенное значение.
«В таких вот пересечениях весь номер оказался очень цельным», – заключает Лариса Рассказова. 

pb4
Кирпичи и история
После было еще несколько выступлений. Ресторатор Валерий Сафронов назвал «Парк Белинского» еще одним кирпичиком в истории Пензы, да и в мировой истории. Также он сообщил, что и на него знакомство с Павлом Грачевым произвело сильное впечатление, поменяло отношение к этой персоне с «минуса» на «плюс».
Историк Виктор Кондрашин, выступавший следующим, читал статью о Грачеве, но на него она такого волшебного воздействия не произвела. Естественно, человек, вышедший на пенсию и надиктовывающий свои мемуары, будет говорить о себе только хорошо, отметил Кондрашин. Грачева историк уважает лишь как солдата, воевавшего в Афгане.
Тем не менее, Виктор Кондрашин считает публикацию о бывшем министре обороны очень полезной. Он считает, что издание мемуаров Грачева будет очень ценным для истории. Но изучать его рассказы нужно в контексте, сравнивая с другими фактами.
А вот рассказы Михаила Вайнера о Мясникове историку понравились. По мнению Кондрашина, они хорошо отражают дух эпохи, настроения в обществе.
 Виктор Кондрашин о выпуске «Парка Белинского» в целом: «Это на самом деле журнал вольнодумства. Там мысли все вольные, чувствуется какая-то интеллектуальная свобода. Это то ощущение, которое должно быть всегда – в научной среде, в среде интеллигенции, среди умных людей».

Прочитано 1587 раз

Уважаемый читатель!

Наверное, если вы дочитали эту публикацию до конца, она вам понравилась. Очень на это рассчитываем.
Верим в то, что сравнительно малочисленная аудитория «Улицы Московской» вместе с тем еще и верная аудитория. Верная принципам открытого и свободного общества.
Открытое общество, одним из элементов которого является справедливая и сбалансированная журналистика «Улицы Московской», может существовать исключительно на основе взаимной ответственности и взаимных обязательств.
Мы бросаем вызов власти и призываем ее к ответственности.
Мы ставим под сомнение справедливость существующего положения вещей и готовим наших читателей к тому, что все еще изменится.
Мы рассказываем о вещах, о которых власть хотела бы умолчать, и даем шанс обиженным донести свою правду.
Но мы нуждаемся в вашей поддержке.
И если вы готовы потратить посильные вам средства для поддержания свободного слова, независимых журналистских расследований, мы потратим ваши средства на эти цели.

Заранее благодарен, Валентин Мануйлов

donate3

Поиск по сайту