Ваагн Айрапетян: я превращаю академические концерты в джаз-клуб

A A A

15 марта в Пензенской филармонии выступит армянский этно-джазовый квартет VAN.
В преддверии концерта Олег Рубцов побеседовал с Ваагном Айрапетяном – представителем коллектива, известным джазовым пианистом, руководителем Государственного эстрадно-симфонического оркестра Армении.

 

vaagn
– Начнем с названия: что оно означает?
– Ван – это один из важнейших городов Западной Армении, который был включен в состав Турции после геноцида 1915 г. Кроме того, в этом названии слышатся отголоски имен всех участников коллектива, поэтому оно показалось нам особенно удачным.


– Вы уже давно исследуете пространство армянской народной музыки с помощью джазового инструментария. Чем концепция квартета VAN отличается от других ваших составов, так или иначе связанных с армянской фольклорной традицией (Armenian Navy Band, Катунер)?
– Самое главное, что нужно иметь в виду, – квартет VAN максимально далек от концепции «джазовое трио плюс дудук». Большинство современных кроссоверов – это либо псевдофолк, либо псевдоджаз, то есть в итоге псевдомузыка.
Когда дудук звучит в проигрыше какой-то попсовой песни, происходит обесценивание богатейшей традиционной культуры, ее вульгаризация. Но и с джазом ситуация аналогична. Глупо брать два инородных друг другу элемента (а джаз и дудук друг другу инородны), складывать их и при этом рассчитывать на сколько-нибудь ценный результат.
Поэтому мы не «экспериментируем с дудуком в джазе» – мы играем музыку, для представления которой лучше всего подходит звучание народных армянских инструментов в сочетании с элементами импровизационной музыки, в том числе джаза.
Речь идет не о модификации или переигрывании армянского фольклора, а о продолжении этой красивой традиции, о ее развитии. Мы фактически становимся ее хранителями и проводниками, а после нас ими станут наши слушатели (кто-то из них), которых мы с ней познакомим и которые пойдут по этой дороге дальше. Так нить тянется через века и будет тянуться дальше. Основа одна, а выразительные средства у каждого времени свои.
Поэтому, если говорить о стиле коллектива (я ведь понимаю, что публике нужны какие-то емкие определения), можно оперировать понятиями этно-фьюжн, современный фольклор, фолк-авангард, наконец.
Очень красивая музыка, которую вы вряд ли когда-либо слышали живьем. Разумеется, она определяет роли участников коллектива. Например, Вартан Бабаян – прекрасный джазовый барабанщик.
Но в рамках этого квартета нам нужен не столько джазмен, сколько человек, который способен собирать ритмические рисунки из элементов разных музыкальных культур (не только армянской) и делать это максимально органично. Вартан как никто справляется с этой задачей – у него получается очень необычная перкуссия.
Или Норайр Карташьян. Это блестящий знаток армянского фольклора, он виртуозно играет на духовых армянских инструментах, более того – сам их делает. Он вообще не джазовый музыкант. Но мне очень интересно следить за тем, какие решения он находит в связке с великолепным джазовым контрабасистом Макаром Новиковым.
Ну и, конечно, с джазом нашу музыку роднит элемент импровизации. Трое из нас постоянно играют джаз, мы умеем и любим свинговать, это сильнейшим образом отражается на общем звучании.


– Каким Вы видите будущее этого проекта? Рассматриваете ли Вы перспективу расширения состава?
– Да, это очень возможно. Пока мы существуем в формате инструментального квартета, но даже о вокале задумываемся. Не о песенном вокале, а о голосе как инструменте, оттенке. Ведь мы создаем полотно, в котором нет доминирующего инструмента.
И контрабас, и дудук, и рояль, и перкуссия – это равноправные элементы общей картины, оттенки, со всеми цветами и запахами жизни.


– Музыку своего коллектива Вы воспринимаете как камерное искусство? Где Вам комфортнее: на клубной или на филармонической сцене?
– Это не имеет значения, по-настоящему важен лишь контакт с публикой. Должен признаться, что под софитами, бьющими в лицо, это бывает непросто. Некоторым музыкантам это не мешает – они выходят на сцену и ничем, кроме самих себя, при этом не интересуются. Играют сложные аккорды, какие-то мудреные обороты, но концерт разваливается – слушатель чувствует, что ты не обращаешь на него внимания, и тоже теряет интерес к тебе.
Важная составляющая наших концертов – живое участие публики, ведь музыка пишется именно для нее.


– Вы хотите сказать, что в своем творчестве идете за слушателем?
– Скорее ведем его за собой. Мы предлагаем ему игру, которую он с удовольствием принимает. Недавно у нас произошел такой случай. Мы играли в клубе, а в клубах (даже в джаз-клубах) атмосфера такова, что кто-то из слушателей постоянно разговаривает, звенит бокалами, стучит вилками. Если обращать на это внимание как на раздражающий фактор, играть невозможно.
Но ведь к таким вещам можно относиться иначе. В середине композиции в зале раздался громкий смех. Я повторил его в микрофон, не останавливая исполнения. Зритель засмеялся громче.
Я в ответ начал вводить этот смех в ритмический рисунок произведения. В итоге пришлось все-таки остановиться – весь зал хохотал, мы тоже, получилась такая необычная концовка.
Или другой пример. У нас с Даниилом Крамером (пианист, народный артист России, участник фестиваля Jazz May-2016 – прим. ред.) есть программа «Два рояля». Крамер вечно на меня ворчит за то, что я, по его мнению, превращаю академические выступления в джаз-клуб.
Но, на мой взгляд, размер зала не играет роли. Главное – делать то, что соответствует моменту. Как-то раз во время его сольного исполнения в нашем совместном концерте я спустился в зал: хотелось его послушать, а делать это из-за кулис надоело.
Доиграв композицию, Крамер объявляет меня, ищет взглядом за кулисами и не находит. Вижу, нервничает, и я, находясь в зале, начинаю петь, чтобы обозначиться и успокоить его. Поднимаюсь на сцену и пою. И тут он тоже запел. В итоге мы допели эту вещицу до конца. Народ был в восторге.
Приедем к вам – увидите, как это бывает. Хотя мы и сами не знаем, как именно сложится выступление. Знаю только, что будет много спонтанного, много сюрпризов – и для зрителей, и для нас. Я вообще очень азартно настроен на этот тур.

Интервью взял Олег Рубцов

Прочитано 2296 раз

Уважаемый читатель!

Наверное, если вы дочитали эту публикацию до конца, она вам понравилась. Очень на это рассчитываем.
Верим в то, что сравнительно малочисленная аудитория «Улицы Московской» вместе с тем еще и верная аудитория. Верная принципам открытого и свободного общества.
Открытое общество, одним из элементов которого является справедливая и сбалансированная журналистика «Улицы Московской», может существовать исключительно на основе взаимной ответственности и взаимных обязательств.
Мы бросаем вызов власти и призываем ее к ответственности.
Мы ставим под сомнение справедливость существующего положения вещей и готовим наших читателей к тому, что все еще изменится.
Мы рассказываем о вещах, о которых власть хотела бы умолчать, и даем шанс обиженным донести свою правду.
Но мы нуждаемся в вашей поддержке.
И если вы готовы потратить посильные вам средства для поддержания свободного слова, независимых журналистских расследований, мы потратим ваши средства на эти цели.

Заранее благодарен, Валентин Мануйлов

donate3

Поиск по сайту