Инь и Янь художника Карпова

A A A

karpov a6 февраля в Пензенской картинной галерее им. К. А. Савицкого открылась выставка Заслуженного художника России Германа Карпова. Название выставки одновременно и лаконично, и емко: «75». Понятно, почему: в январе художник и человек Герман Карпов встретил своё 75-летие.

Эта выставка словно его отчет перед жизнью и людьми. Доказательство того, что все эти годы он трудился, жил полной жизнью. На радость не только себе, но и нам.
Поэтому на этой выставке ждут вас, зритель, два зала радости. Радости, потому что картины художника Карпова – это сказка. Сказка нашей обыденной жизни.  
Герману Карпову есть что показать. За свою жизнь он создал картин раз в 10 больше своей юбилейной даты.  
Он трудяга, бессребреник, добрейший души человек и талантище.

karpov
Трудяга
Художник Герман Карпов – пейзажист и реалист. В его портфолио есть пейзажи Италии, Болгарии, Крыма и еще много чего. Но все же сквозная тема его картин – родная  нам средняя полоса России.
Реализм, пейзаж, средняя  полоса… Чем могут зацепить зрителя такие картины? Для многих это звучит скучно. Но только не для Германа Карпова и тех, кто видел его работы.
Он из тех последних могикан, что до сих пор пишут с натуры. Не по памяти, не по фото. А лицом к лицу с природой.
«Он настоящий реалист, – говорит о своем муже Раиса Карпова, супруга художника. – Он любит природу. И он все пишет с природы. Это все знают, весь Художественный фонд знает. На улице пишет – это только Карпов. Любая погода: дождь, снег, ветер, мороз. Он как-то приноравливается, выкручивается: потеплее оденется и будет стоять на улице писать. Уговариваю его: здоровье подрывается, нужно писать в хорошую погоду, время выбирать. А он: нет, нельзя медлить».
Этюды – это принцип художника Германа Карпова. Это плохо, считает он, когда художник не пишет с натуры: «Конечно, можно фантазировать. Но все-таки натура есть натура. Я тоже с натуры не все подряд пишу.
Помню, на академичке (Академические дачи им. Репина – прим. «УМ») мужики на этюдах мне говорят: «Герман, смотри – какая красота! Напиши!» – «Нет, мужики, это не мое». Должно появиться чувство внутреннее. Я пишу то, что легло мне на душу.
Я не копирую. Лишнее убираю. Мысленно спилю какие-то деревья, какие-то отодвигаю, переношу вперед. А иногда смотрю на картину и чувствую, чего-то не хватает. Вот этой березки, например, здесь не было. Я ее придумал».  

karpov2
Талантище
Сколько себя помнит Герман Карпов, он рисовал всегда. В детстве у него была мечта – стать портретистом. Как Репин, которого он копировал.
Эта мечта не оставляла будущего художника и в армии, когда он дальше всех метал гранаты, преодолевал полосу препятствий, боксировал и попутно рисовал портреты отличников боевой и политической подготовки для солдатского плаца.
Отслужив 3 года в Южной группе советских войск на территории братской тогда Венгрии, Герман Карпов вернулся в родную Пензу и поступил в художественное училище. Он обратил на себя внимание приемной комиссии не только работами, но и военной выправкой.
Началась учеба. Этюды. Пейзажи. И оказалось, что Герману Карпову они интересней портретов.   
«Мне стали говорить: пиши пейзажи, у тебя очень хорошо получается.
Писал я мастихином. (Мастихин – специальный мастерок, который используют вместо кисти для нанесения краски ровным слоем или рельефными мазками – прим. «УМ»).
Обычно пишут грубо мастихином. Накрутят, навертят. Чересчур грубые мазки получаются. Я писал негрубо, нежно», – вспоминает художник.
На первых порах нежность и утонченность картин  начинающего художника удивляла его коллег по цеху: эти пейзажи писал крепкий, сильный, накаченный, как сказали бы сейчас, мужчина. Контраст, однако.
«Мне художники наши говорили, когда я учился: у тебя по-женски получается, нежно все. Это хорошо, но надо по-мужски как-то. Я говорю: я могу и по-мужски», – рассказывает Герман Карпов.
Но эти творческие метания в поисках своего стиля прекратил однажды Вячеслав Загонек, профессор, Народный художник СССР из Питера. Он был худруком на нескольких академических дачах, где практиковался Герман Карпов.
– У Вас хорошая палитра, Герман, чистая, – сказал как-то Загонек. – Так и пишите.
– А мне говорят, что по-женски я пишу, что палитра у меня женская.
– Какая еще женская! – возмутился профессор. – Ты пиши так, какой ты есть.
«И я остаюсь собой, – продолжат художник. – Это главное, и это надо держать. И не меняться».
Фирменный стиль художника Германа Карпова – это деликатное сочетание мастихина и кисти, хрустальная серебристо-голубая палитра, быстрый, порывистый, энергичный мазок. Его картины очень плотные, в них множество оттенков и переходов цвета. А любимое время года на полотнах – зима.
А еще у картин Германа Карпова особое настроение – это лирика, поэзия, переданная не словом, а мазком.
«Искусство – это тоже движущая сила. Оно лечит душу», – говорит художник.
Его картины лечат: успокаивают, снимают тревогу. Словно говорят: «Все будет хорошо». Смотришь на них и мягчеешь, словно что-то тает внутри.
«Иногда меня спрашивают: как у тебя так получается? Не знаю, как получается. Это чувствовать надо. Включить всего себя. Я когда такие вещи пишу, я не чувствую своего веса. Все в душе поднимается. Только так надо писать. Только в этот момент. Это бывают такие периоды, когда у тебя чувства обострены, и ты трепетно, быстро все делаешь. Даже не знаешь, что с чем мешаешь. Какую краску. Все интуитивно», – делится Герман Карпов.
Говорят, у Ахматовой как-то спросили: «Тяжело ли писать стихи?», на что Анна Андреевна ответила: «А чего же тяжелого, если диктуют?»
Наверное, действительно, настоящий художник – это божья антенна.

karpov3
Добрейшей души человек
«Марина, роднуля», – обращается ко мне Герман Карпов.
Так меня назвали впервые. И хотя художник обращается так не только ко мне, все равно спасибо Вам, Герман Трифонович. Очень приятно.
Картины Карпова светлые, потому что он сам светел и добр. И эти качества – тоже талант. Редкость.   
Еще в советское время Карповы купили дачу в Александровке, близ Сурских зорь. Думали, ради ягод и прочих удовольствий. Оказалось, не только.
Вот уже 23 года «дачник» Герман Карпов благоустраивает родник в дачном поселке. Хотя слово благоустраивает мелковато для той масштабной красоты, которую творит своими руками художник.
Когда-то родник был просто ямкой, где дачники брали воду. А сейчас… Не стану описывать, сохраню интригу. Приходите на выставку. Там на стендах представлены фотографии того, что раньше было ямкой. А еще лучше, приезжайте летом, приглашает Герман Карпов.  
«Там бы еще часовенку построить и дорогу проложить, чтобы люди и зимой проехать могли», – мечтает художник.
В общем, то, что делает Герман Карпов, тянет не на благоустройство, а на развитие территории, о котором так много говорят сейчас чиновники и градостроители.
«А где деньги? За чей счет банкет?» – может спросить читатель.
За счет художника, его времени, сил и добровольной помощи тех, кого Герман Карпов восхитил и вдохновил своим примером.
«Мне многие говорят: зачем тебе это надо, тебе же не платят. Ну и что, что не платят. Я делаю для души!» – рассказывает художник. И продолжает: «Я очень благодарен судьбе, что у меня такая жена. Если бы не она, я бы как художник не состоялся. Я бы и родник не сделал».
Многие соседки по даче, глядя, как Герман Карпов на роднике, лежа на земле, что-то вытачивает, прилаживает, выкладывает, не раз говорили Раисе Карповой: «Рая, как ты терпишь? Если бы мой вот так развалился, я бы его…» Дальнейший текст опустим.
– Герман Трифонович, о чем мечтаете сейчас? Чего еще хочется? – спрашиваю я.
– Работать хочется однозначно. И родник мечтаю доделать, – отвечает художник.
Видимо, у таких, как Герман Карпов, при жизни нет кнопочки «Off».
Фото Натальи Рыбаковой

Прочитано 1529 раз

Уважаемый читатель!

Наверное, если вы дочитали эту публикацию до конца, она вам понравилась. Очень на это рассчитываем.
Верим в то, что сравнительно малочисленная аудитория «Улицы Московской» вместе с тем еще и верная аудитория. Верная принципам открытого и свободного общества.
Открытое общество, одним из элементов которого является справедливая и сбалансированная журналистика «Улицы Московской», может существовать исключительно на основе взаимной ответственности и взаимных обязательств.
Мы бросаем вызов власти и призываем ее к ответственности.
Мы ставим под сомнение справедливость существующего положения вещей и готовим наших читателей к тому, что все еще изменится.
Мы рассказываем о вещах, о которых власть хотела бы умолчать, и даем шанс обиженным донести свою правду.
Но мы нуждаемся в вашей поддержке.
И если вы готовы потратить посильные вам средства для поддержания свободного слова, независимых журналистских расследований, мы потратим ваши средства на эти цели.

Заранее благодарен, Валентин Мануйлов

donate3

Поиск по сайту