Институт Регионального развития в авангарде поисков и решений

A A A

Интервью Геннадия Белорыбкина, ректора Института регионального развития Пензенской области, доктора исторических наук, профессора, специально для «УМ» о функциях вверенной образовательной организации в исторической перспективе.

Справка «УМ»
Учреждение образовано в 1939 г. как Пензенский областной институт усовершенствования учителей.
В 1992 г. он был реорганизован в Пензенский областной институт повышения квалификации и переподготовки работников образования.
После неоднократных переименований и реорганизаций с 2013 г. – Государственное автономное образовательное учреждение дополнительного профессионального образования «Институт регионального развития Пензенской области».
belorybkin

– Геннадий Николаевич, что обычный пензенский гражданин должен знать об Институте регионального развития (ИРР)?
– Мы известны и востребованы в основном в профессиональной среде – учительской, потому что занимаемся повышением квалификации и методической поддержкой педагогов.
– Какие задачи решает институт сегодня?
– Институт с момента своего создания был ориентирован на реальную жизнь. Если что-то в жизни общества меняется, изменения должны произойти и в школе.
В наше время каждые 5 лет задачи меняются в принципе. То главным было образование, воспитание – на задворки. Сегодня выяснилось, что образование уже не услуга, а главное – воспитание.
Такие изменения заставляют нас отвечать на вызовы дня. Повышение квалификации и методическая помощь как были одной из главных задач, так и остались. Примерно половина всех наших структурных подразделений – управлений, центров – работают над развитием системы образования во всех видах и ракурсах.
Сейчас идет тотальная цифровизация – это наша вторая задача.
Институт сегодня поддерживает и развивает Электронную систему образования Пензенской области. И, скажу без ложной скромности, мы – одни из лидеров в этом направлении.
Наша Электронная система образования (ЭСО) построена по модульному принципу. Благодаря этому мы можем оперативно реагировать на любые изменения. В других регионах системы менее мобильные, их изменять проблематично.
Стоит сверхзадача создать единое окно системы образования, что-то типа МФЦ, чтобы можно было решить проблему, не бегая по инстанциям.
А ЭСО позволяет нам создать систему, когда человек виртуально задает вопрос и получает полноценный ответ.
Но для этого надо создать определенное количество модулей, чем сейчас и занимаются наши специалисты, чтобы система заработала полноценно. Мы мгновенно будем знать, что происходит в любой школе в любой момент времени и сможем быстро реагировать на изменения ситуации.
Третья задача, которая снова стала приоритетом, – воспитание. В институте долгое время не было структур, которые бы целенаправленно занимались воспитательной работой.
Сегодня мы создали целое направление, которое занимается исключительно воспитательной работой и профилактикой.
Почему мы так серьезно отнеслись к этому?
Накопился правовой и нормативный вакуум. Неизвестно, как грамотно выстроить взаимодействие между ребенком, родителями и школой. Много организационных и логистических вопросов, которые никем за 20–30 лет не поднимались. То есть много бюрократической работы.
С другой стороны, учитель всю жизнь занимается воспитательной работой. Его поведение, его отношение к самым разным вещам в жизни воспитывает учеников.
Помочь учителю, поддержать его, дать инструмент для более грамотного воспитательного процесса – задача первостепенной важности.
И здесь мы столкнулись с проблемой. Найти грамотных специалистов в воспитательной работе оказалось непростой задачей. Мы до сих пор находимся в поиске. Те, кто в этом разбирается, уже давно свою нишу нашли, приросли к своим местам и организациям, их оттуда не вырвешь, на их защиту вся школа встает, не хочет отдавать.
Четвертая цель новая, ее никогда не было в виде самостоятельной задачи. Это научное направление, которое мы открыли, чтобы в системе образования люди росли не только по методической и воспитательной линии, но и могли повышать свои научные знания, внедрять современные достижения в систему образования.
На мой взгляд, важно дать людям не только условия для работы. Мы очень много говорили об улучшении условий – материально-технической базы, зарплаты. О комфорте для работы. Это правильно и нужно. А дальше?
Дальше учителю, на мой взгляд, надо дать возможность расти. Перспективу движения может дать только наука. Она позволяет взглянуть на многие проблемы широко.
По каждой дисциплине выходит десяток разных учебников. Чтобы разобраться, какие реально работают на выполнение конкретных задач, надо подниматься над учебником и видеть ситуацию в целом, уметь анализировать, использовать научный инструментарий, чтобы ориентироваться в море информации.
Тем более сегодня дети совсем другие. Раньше они приходили в школу и узнавали что-то новое. Сейчас у них возможность узнать что-то новое в Интернете такая, что они сами приходят и рассказывают: а правда ли, что… Задают такие вопросы, на которые, не обладая научным знанием и подходом, не всегда сможешь ответить.
Наука – это та перспектива, которая позволит любому сотруднику системы образования от учителя до директора
двигаться вперед и хотя бы на шаг опережать уровень осведомленности, особенно старшеклассников, и иметь авторитет в глазах детей. Если дети видят, что учитель знает меньше их, о чем здесь можно говорить?
У детей должно быть уважительное отношение к учителю. Учитель – должен больше знать, больше уметь, больше предлагать. Здесь без науки мы никуда не двинемся.
Одно из важнейших научных направлений в институте – создание научной истории Пензенского края. Как ни прискорбно констатировать, до сегодняшнего дня – уже 200 лет губернии, 80 лет Пензенской области – нет полноценной истории Пензенского края.
Дальше энциклопедии мы так и не продвинулись. А это все-таки не системное изложение истории, а набор фактов, событий, имен, который не дает общей картины понимания развития региона.
Сейчас в институте собрался творческий коллектив, вокруг которого мы
объединили всех ведущих ученых, краеведов, они занимаются разными периодами и проблемами истории Пензенского края. Рассчитываем в течение 3-4 лет подготовить полноценную историю Пензенского края. Чтобы любой мог понять, что и как происходило, узнать, насколько это достоверно.
В СМИ, и в Интернете бродит много сказок, мифов и спекуляций под видом истории. При этом выворачивают историю наизнанку, придают ей определенную политическую окраску – это уже фальсификация, попытка внести в головы людей сумятицу, запутать так, чтобы человеку можно было подсунуть любую информацию и манипулировать им.
А мы считаем, что у людей должна быть возможность знакомства с системным изложением нашей истории с обоснованиями, доказательствами.
Кадровый потенциал – это одна из проблем, с которой мы и в институте сталкиваемся, и в целом в системе образования. Стоит одной детали прийти в негодность, и огромный механизм встает без движения.
В связи с этим у нас есть важное направление работы – формирование кадрового резерва. Прежде всего привлечение молодых, креативно мыслящих управленцев. Возраст накладывает отпечаток. Когда молодой и горячий, любую стенку прошибаешь. Нужна молодая энергия, мысли, идеи.
– Что предпринимает институт для решения упомянутой Вами проблемы дебюрократизации?
– У нас заключено соглашение с Рос-обрнадзором, с институтами Российской академии образования по выработке системы документооборота в образовательных организациях. Мы являемся, по сути, пилотным регионом, в котором проводится исследование этой проблемы.
Вокруг нас объединились три региона: Московская область, Чувашия, Липецкая область – и образовательный центр «Сириус»
Для работы по проблеме дебюрократизации мы создали отдельную рабочую группу, куда входят специалисты практически всех подразделений института. Эта проблема не вписывается в схему, затрагивает все стороны работы образовательной системы.
Кто только в систему образования не обращается! По действующим законам учреждения образования не могут отказать ни пожарным, ни полиции, ни прокуратуре, ни МЧС – никому.
Нам важно создать внешний контур, который будет все сведения аккумулировать и не будет отягощать внутренний мир школы.
Школа предназначена воспитывать детей и давать им знания. Не надо от этого школу отвлекать.
Если на предприятии токаря будут отвлекать на составление отчетов, то у него получится брак. А учитель – профессионал, который помогает формироваться человеку, просто «продукт» этого процесса отсрочен во времени.
Результат будет заметен лет через десять. Человек – не шестеренка, где сразу видишь результат. Если учителя отвлекать, в его деле тоже будет брак – некачественное образование, что мы сейчас зачастую и видим.
Учитель должен заниматься своим делом, тогда мы получим качественно образованных людей. Наша задача – сделать так, чтобы все органы власти и надзора получали интересующие их сведения, не затрагивая школу.
Сейчас у нас обработано несколько тысяч опросов разных образовательных организаций на предмет того, какие документы поступают, насколько они востребованы, насколько важны. Причем мы отслеживаем все уровни: что сваливается на конкретного учителя, на школу, районный или городской отдел образования, региональное министерство и федеральное.
Посчитали, что в месяц одна школа получает до 90 документов, требующих ответа.
Очень много моментов, где количество документов неоправданно большое. Причем часто об одном и том же спрашивают несколько разных ведомств.
В рамках ЭСО мы сейчас разрабатываем инструмент, который позволил бы один раз вносить информацию в систему, а остальным ведомствам обращаться к ней по мере необходимости. Чтобы не трогали ни учителя, ни школу.
В этом плане мы сейчас работаем с московскими коллегами, разработана дорожная карта. Выясняется, что излишества есть на федеральном уровне, на уровне регионального министерства, очень много запросов от органов районного уровня вплоть до жилищно-коммунального хозяйства. И на все учитель должен отвечать.
А это влияет на развитие страны, когда учитель вынужден заниматься бумажной волокитой, вместо того чтобы учить.
– В чем состоит научное направление работы института: учителей вооружают самыми актуальными сведениями, помогают стать кандидатом наук?
– Передавать научные знания тем, кто не готов их воспринять, – пустая трата времени. Единственный путь в сторону науки – овладеть инструментарием, разобраться в системном подходе.
Мы учителя побуждаем – предлагаем публиковать его материалы в сборниках, журналах. Формулирование идей в письменном виде требует осмысления, аналитики. Сложно все грамотно изложить на бумаге, а на конференциях еще и вопросы задают, надо объяснять, почему ты именно к таким выводам пришел.
Научная работа дисциплинирует мозг, знания, навык изложения.
С другой стороны, мы сейчас налаживаем связи с диссертационными советами по педагогическим наукам, по предметным – истории, географии, экономике. То есть готовы помогать защищать диссертации в том или ином совете.
Мы не ждем, когда человек проявит инициативу, мы вовлекаем в занятия наукой: предлагаем опубликовать методические рекомендации, участвовать в очных и дистанционных встречах, на курсах повышения квалификации мы обозначаем проблемы, которые есть в определенной области и требуем ответа на эти вопросы.
Причем самое сложное для учителя – публичность. Несмотря на то, что вроде всегда на публике, с людьми. Но выступить перед коллегами – другое дело, там любое слово – под рентгеном, под микроскопом. По этой причине мы специально устраиваем встречи и обсуждения проблем, провоцируем педагогов на выступления.
– Сколько сотрудников заняты работой с учителями?
– Непосредственно повышение квалификации обеспечивают около 50 сотрудников.
– Насколько легко сейчас институту найти сотрудников – квалифицированных опытных методистов?
– Проблема серьезная. Еще лет 10 назад проще было найти квалифицированного учителя, который готов оказывать методическую помощь. Их просто было больше. Сейчас таких людей и меньше, и их держат в школах всеми силами – зарплатой, льготами, условиями.
В штате института 16 кандидатов наук, 3 доктора наук, 3 профессора.
– Назовите самых авторитетных на сегодняшний день в регионе методистов – сотрудников института.
– Елена Федоровна Купецкова – непререкаемый авторитет в дошкольном образовании, ее фамилия – знак качества. Она выстроила целую систему работы, которая развивается.
С глубоким уважением учителя относятся к Елене Александровне Прохоровой, первому проректору института, она асс в области методики.
Кардинальные изменения происходят в дополнительном образовании – от программ до сертификатов, поэтому ценнейшую помощь коллегам оказывает Оксана Михайловна Сенькина, директор нашего модельного центра дополнительного образования детей.
Сила института не только в том, что здесь работают яркие звезды. Мы сотрудничаем с яркими звездами вне института.
Привлекаем к работе Ольгу Филипповну Бирюкову, учителя истории из Тамалы. Она занимает первые места на федеральных конкурсах по историческим дисциплинам, умудряется вести патриотическое движение, издавать книги, заниматься воспитательной работой. Универсал.
Сотрудничаем с Аллой Викторовной Деревянко, учителем истории гимназии № 6 г. Пензы. Ей присвоено звание народного учителя Пензенской области.
Звание заслуженного работника образования Пензенской области присвоено старшему воспитателю Губернского лицея Виталию Сергеевичу Дятлову.
Нашу задачу я вижу в том, чтобы объединять таких звезд вокруг института и давать им площадку для распространения их уникального опыта.
– Сколько учителей ежегодно повышают квалификацию и проходят профессиональную переподготовку?
– Около 4 тыс. педагогов ежегодно повышают квалификацию в институте.
С 2021 г. в институте начал работать центр непрерывного повышения профессионального мастерства педагогических работников. Через него реализуются федеральные программы повышения квалификации в рамках проекта «Школа современного учителя».
Профессиональную переподготовку ежегодно проходят свыше 200 педагогов.
– Какие направления деятельности института, с Вашей точки зрения, вносят наиболее ценный вклад в развитие региона?
– Главный критерий влияния на развитие региона – это качество образования. В том, что наша система не рухнула,не скатилась ниже плинтуса, огромную роль сыграл институт. Он поддерживал огромную и сложную систему в рабочем состоянии.
С одной стороны, институт поддерживает уровень региональной системы, с другой стороны, предлагает свои идеи на федеральном уровне. Учебник по
семьеведению был издан компанией «РЖД» в десятках тысяч экземпляров и распространился по регионам, дал толчок развитию местных программ по семьеведению.
В системе начальных классов институт является одним из лидеров в стране в развитии движения гуманной педагогики.
Возглавляет его у нас Алла Маркова. Шалва Амонашвили лично выписывал грамоты и благодарности за тот уровень, на котором в Пензенской области развивается гуманная педагогика. У нас уже есть несколько рыцарей гуманной педагогики.
С недавнего времени институт реализует новшества и изменения, которые вводятся в дополнительном образовании. Регион принимает участие в этом пилотном проекте, потому что есть кадровый потенциал.
У нас есть центр мониторинга социальных процессов под руководством Игоря Алексеевича Юрасова. Целая группа занимается социологическими исследованиями в самых разных областях, в первую очередь изучается состояние общества, системы образования, ситуации в молодежной среде.
В зависимости от этих исследований мы меняем формат и направление нашей деятельности. Мониторинг изучает конкретные цифры и факты, а социология позволяет изучать процессы внутри общества. Для нас очень важно понять, куда мы движемся и где наиболее злободневные вопросы.
Наше исследование ситуаций, связанных с девиантным поведением и агрессией, дало результат: по всем районам ввели должность заместителей по профилактике на уровне глав муниципалитетов. Проблема оказалась серьезной, требующей взаимодействия и системы образования, и МВД, и Минтруда, структур по правам детей.
Наши исследования ложатся в основу решений, которые принимаются правительством, районами, городами. Мы даем основания для взвешенных, грамотных управленческих решений.
– Что, по Вашему мнению, привело систему образования к кадровому дефициту?
– В последний год ситуация начала меняться, до этого система образования Пензенской области долгие годы выживала в непростых условиях. Учителя стараются, работают, но если нет возможности, что сделаешь?
Только отдельным образовательным организациям удавалось вырваться вперед и заблистать.
У нас задача другая: мы должны массовую школу вывести на высокий уровень. У нас через одну или каждая школа должна быть с высокими достижениями.
Школа выживала, потому что политической воли на ее развитие не хватало. Региональной политической воли. Имею ввиду и Бочкарева, и Белозерцева.
Отношение Бочкарева к школе известно, хорошие слова в адрес школы услышать было нереально. Белозерцев школу нахваливал, но больших подвижек в сторону школы не происходило.
А уж сколько школ мы при Бочкареве позакрывали! Сколько ликвидировали образовательных организаций – садиков, школ! Сейчас начали строить заново. Вдруг выяснилось, что школ и садиков не хватает. От политики многое зависит.
Если главным критерием 10 лет назад было то, сколько теплиц образовательные организации поставили и сколько земли вспахали, а про качество обучения никто не говорил – понятно, какой мы получим результат.
Поэтому и кадры мы растеряли. В некоторых районах учителей иностранного языка, физики, трудового обучения не просто не хватает – катастрофа. Учитель физики сейчас на вес золота, либо один на несколько школ, либо физику ведут учителя других предметов.
Возможности муниципалитетов невелики, чтобы в надлежащем состоянии поддерживать материально-технический уровень школ. А региональный бюджет не торопился поддерживать образование.
Только за последние два года было вложено несколько миллиардов в обновление материально-технической базы. Выживали во многом за счет федеральных средств. Национальный проект «Образование» предполагает региональное софинансирование, а регион не всегда на это соглашался.
Происходило снижение качества кадрового потенциала. Если раньше конкурс в пединститут был 10 человек на одно место, то сегодня конкурса практически нет. До выпуска доходят процентов 20, а из этого числа в школу придут три человека. Остальные – куда угодно, только не в школу.
Снижается качество учителя – снижается качество ученика, качество специалистов и всего остального.
Происходят изменения в менталитете. Раньше образование было мечтой, оно в школе и вузе было гарантией того, что тебя в будущем что-то ждет, таким был общий настрой в обществе.
Была проблема: условно говоря, доярок не было, потому что все рвались в вузы. Сегодня всех интересует материальное благополучие. Есть образование или нет – мало кого волнует. Менеджер без образования может зарабатывать столько, сколько профессор не получает.
Как следствие, снизилась требовательность к системе образования. Расслоение в обществе произошло, половине родителей все равно, что в школе происходит, а вторая половина мечтает ребенка в Кембридж отправить. Учитель в этой ситуации обязан работать и с детьми-пофигистами, и с другими, и с недовольными родителями.
Сейчас решили, что образование не услуга. А что? Попробуй отучи общество, которому 30 лет это внушали, от восприятия образования как услуги. Лет 10 уйдет, чтобы поменять отношение.
– Каким Вы хотели бы видеть современного выпускника школы или колледжа?
– Лично для меня важнее все-таки воспитанный человек, чем умный, но невоспитанный. Не хотелось бы выпускать умных негодяев. Из-за воспитания по остаточному принципу получается, что мы много лет готовили умных негодяев с лидерскими качествами. То есть учили их еще и других за собой вести.
Я сторонник того, чтобы выпускник, даже если чего-то не знает, был человеком совести и уважал окружающих людей. А не знает чего-то – доучится, найдет нужные факты и материалы.
Очень рад, что наконец мы повернулись в сторону воспитания, потому что воспитанный человек – перспектива на столетия. При невоспитанных негодяях от любого дела камня на камне не останется.
– Каким при участии института должен быть современный учитель?
– Профессионалом. Во всех отношениях: в знаниях, в психологии, в организации воспитательной работы, самое главное – профессионалом в отношении к себе. Советский учитель отличался профессиональной требовательностью к себе. Если учитель от себя требует пополнения знаний, изучения передового опыта, то ко всему будет соответственно относиться.
Непрофессиональный учитель выпускает непрофессиональных учеников, а они становятся непрофессиональными рабочими, управленцами и т. д., что приводит к развалу всей системы власти, экономики и всего остального.
Работа учителя-профессионала созидательно влияет на все сферы.
– На чем Вы планируете сосредоточить усилия коллектива в ближайшее время?
– На работе. Есть задачи, без решения которых мы дальше двигаться не можем. Одна из них, если образно выражаться, вылезать из скорлупы. Много в институте делается, но мало кто об этом знает.
Тяжело это дается, для многих непросто, ответственно, неудобно выходить в публичное пространство. Но публичная работа сейчас для нас крайне важна.
Мы создали пресс-службу, чтобы профессионально рассказывать о том, что и кем сделано, обо всем, что делается в институте, как реагирует на это профессиональное сообщество и широкая публика.
Предстоит много сделать, чтобы научиться и научить образовательные организации рассказывать о себе и своих достижениях. Плотно сотрудничаем со СМИ, пытаемся внедрить в системе образования элементы журналистской работы.
Спасение утопающих – дело рук самих утопающих. Обучаем, как работать в соцсетях, выстраивать отношения со СМИ. Главный принцип: нет информации в СМИ – значит, этого события не было.
Если мы не придем в соцсети, туда придут другие. Наша задача – через виртуальное пространство прийти к молодежи и рассказывать, чем мы занимаемся, чтобы нас услышали и увидели.
Вторая задача – переход к научно-методическому формату. Методисты работают, помогают, но практически перестали выпускать методическую
литературу, потому что все онлайн, интернет-пространство, оперативное реагирование.
Но когда мы проанализировали оперативные методические форматы, выяснилось, что одни и те же вопросы постоянно обсуждаются. Необходим переход на научную основу в методическом плане.
Третья задача – внедрение науки. Сейчас пока в системе образования наука выпала. Как мы можем давать передовые знания, если наука существует отдельно? Считаю, что для института архиважно, чтобы наука внедрялась в образование.
Причем из этого исходят конкретные задачи. Выяснилось, что Институт регионального развития – с большим количеством сотрудников, с глобальными задачами и опытом – вообще не участвует в конкурсах и грантах.
Надо менять местечковую психологию и выходить в пространство нацпроектов, конкурсов и грантов. Это непростая
задача. С января начали участвовать, но из всего коллектива только четверо сотрудников смогли оформить заявки на гранты.
Еще одна задача – выход на поляну дистанционного образования. Опыт огромный, море программ, обучаем, а в интернет-пространстве, где 80% фейковых предложений, нас с реальными и уже проверенными нет.
Считаю, что мы должны свое место занимать, иначе его займут пустышки. Надо выходить и предлагать свои программы повышения квалификации и переподготовки всем желающим в стране. У нас для этого есть все, кроме психологии. Привычки тяжело менять. Выходить на федеральный уровень ответственно.
Реальность сегодняшнего дня – движение с помощью дистанционных технологий. Либо мы выйдем на эту площадку, либо ее займут коммерческие структуры.
В институте собралась хорошая креативная команда, которая берется за вопросы федерального уровня. Сегодня в институте действуют несколько рабочих групп, которые разрабатывают проекты для дальнейшего внедрения по всей России.
У нас 7-8 проектов совместно с федеральными организациями, прежде всего с Министерством просвещения РФ и Рос-обрнадзором.
В конце года Москва ждет от нас результаты по дебюрократизации, по повышению эффективности и качества образования, следом – по системе педагогических кадров, по системе оценки воспитательной работы, по «Семьеведению». В итоге эти проекты будут внедряться по всей России.
Интервью взяла
Екатерина КОМОВСКАЯ

Прочитано 422 раз

Уважаемый читатель!

Наверное, если вы дочитали эту публикацию до конца, она вам понравилась. Очень на это рассчитываем.
Верим в то, что сравнительно малочисленная аудитория «Улицы Московской» вместе с тем еще и верная аудитория. Верная принципам открытого и свободного общества.
Открытое общество, одним из элементов которого является справедливая и сбалансированная журналистика «Улицы Московской», может существовать исключительно на основе взаимной ответственности и взаимных обязательств.
Мы бросаем вызов власти и призываем ее к ответственности.
Мы ставим под сомнение справедливость существующего положения вещей и готовим наших читателей к тому, что все еще изменится.
Мы рассказываем о вещах, о которых власть хотела бы умолчать, и даем шанс обиженным донести свою правду.
Но мы нуждаемся в вашей поддержке.
И если вы готовы потратить посильные вам средства для поддержания свободного слова, независимых журналистских расследований, мы потратим ваши средства на эти цели.

Заранее благодарен, Валентин Мануйлов

donate3

Поиск по сайту