Самое читаемое в номере

Борис Кадомцев: незабытый гений из Пензы

A A A

В серии «Выдающиеся ученые Курчатовского института» вышла в свет и добралась до Пензы книга, посвященная Борису Борисовичу Кадомцеву (1928-1998) – физику-теоретику с мировым именем, для которого наш город был родным.

Пять лет назад в Пензе благодаря «Улице Московской» вспомнили про академика Кадомцева: в марте 2016 г. газета опубликовала статью краеведа Александра Волкова «Забытые гении: Борис Кадомцев», причем идею этой публикации подсказал автору Валентин Мануйлов.
Сказать, что с тех пор о Кадомцеве на его малой родине узнал каждый, конечно, будет сильным преувеличением, и все же лед тронулся.
Родился Борис Кадомцев в 1928 г. в городе Жаркент (Джаркент) на границе Казахстана и Китая, но, когда ему было четыре года, родители вернулись в родную для них Пензу.
Здесь прошло детство и школьные годы будущего физика. А учился Кадомцев на Московской, 74 – в здании, где уже 18 лет размещается редакция газеты «Улица Московская».
Здесь он сформировался как человек, здесь в сарае рядом с домом обустроил себе мастерскую и проводил свои первые физические и химические опыты, собрал радиоприемник. И много раз приезжал в город на Суре в зрелом возрасте.
Словом, Пенза с большим правом может считаться родным городом академика Кадомцева.
Аналогию можно провести, к примеру, с Лермонтовым: факт его рождения в Москве никак не мешает пензенцам причислять поэта к своим землякам.
Подробностями из жизни семьи Кадомцевых и из юности академика не буду свой текст перегружать: об этом уже написано Волковым в статье, ссылка на которую приведена выше. Лучше скажем несколько слов о самом сборнике, который, несомненно, будет интересен не только физикам.
bookБорис Кадомцев, как сказано в аннотации, «классик физики плазмы, один из крупнейших специалистов в области коллективных явлений в плазме, соавтор открытия «Тококонвективная неустойчивость плазмы», академик АН СССР, многолетний директор Отделения физики плазмы (позднее – Институт ядерного синтеза Курчатовского института) и главный редактор авторитетнейшего журнала «Успехи физических наук». Два основных раздела сборника его памяти – это избранные статьи самого физика и воспоминания о нем коллег, учеников, сына.
Понятно, что труды Бориса Борисовича рассчитаны все-таки на подготовленного читателя и, может быть, не каждому будут интересны и понятны, хотя они написаны очень хорошим слогом, а некоторые (к примеру, «Что такое синергетика?») – в научно-популярном стиле, и не требуют специфических знаний.
Для меня же, как краеведа и гуманитария, особенно интересны в сборнике статья о пензенских корнях и пензенском периоде, написанная Александром Волковым, и воспоминания младшего сына Кадомцева Михаила (кстати, воспоминания составлены на основе ответов Михаила Борисовича Волкову). В них физик предстает, прежде всего, как человек, поклонник изящных искусств и мастер оригами.
Воспоминания, что приятно, не имеют приторного вкуса, характерного для подобных изданий: люди вспоминают Кадомцева без лести, кто-то позволяет усомниться, был ли он так хорош как управленец, или не зря ли в конце жизни занялся квантовой механикой, а не физикой плазмы. Но при этом все признают: как физик-теоретик Кадомцев – глыба.
Подобные воспоминания – это и есть история отечественной науки с ее достижениями в позднесоветский период, с непростыми, но регулярными взаимоотношениями с иностранными физиками (которые не прекращались даже во время холодной войны), с тяжелейшей ситуацией в девяностые. Словом, со всем тем, о чем обыватели имели самое примерное представление (в том числе в силу секретности исследований), но чем мы по праву гордимся.
* * *
Последняя книга Бориса Кадомцева – «На пульсаре» – не строго научная, а скорее философская. В сборнике приводятся фрагменты из нее. Для общего представления приведем такие цитаты:
«– А зачем нужен человек? – неожиданно спросил Миша.
– Твой вопрос, Миша, очень правильный. На самом деле в нем есть даже два вопроса: есть ли у Природы цель, а если есть, то какова роль человека при движении к этой цели?.. Лично мне больше импонирует высказывание русского философа В. С. Соловьева: «Вселенная – это не механизм. Вселенная – это организм, и этот организм есть Бог».
…В самом деле, если пульсар – это колоссальный супермозг с огромной жаждой Познания, то он должен попытаться овладеть как можно большим объемом информации. Для него мыслящие существа, подобные человеку, – это дополнительная возможность расширения своих мыслительных способностей. Ясно, что имманентная Духу жажда Познания должна вызывать у него информационный голод… Он может способствовать даже тому, чтобы другие разумные существа пополняли его копилку знаний».
Эти цитаты дают возможность составить представление если не о мировоззрении Бориса Кадомцева в целом, то по крайней мере о том, над чем он размышлял помимо специфических научных задач.
Благодаря таким фрагментам из его творческого наследия и личным воспоминаниям самых разных людей, у читателя, безусловно, формируется образ академика Кадомцева – не только ученого, специалиста в некоей узкой сфере, но мудрого, эрудированного, интеллигентного человека.
Александр Волков в своей статье резонно поднимает вопрос о том, почему в родной для Кадомцева Пензе до сих пор нет улицы его имени, нет мемориальной доски на здании Московской, 74, где он проучился 10 лет.
В самом деле, вклад Бориса Кадомцева в науку уж точно не меньше, чем, скажем, того же Павла Яблочкова, Ильи Усыскина или Башира Рамеева, имена которых в Пензе худо-бедно на слуху.
Остается надеяться, что в обозримом будущем этот пробел будет восполнен. Все же лед тронулся.

Евгений Белохвостиков

Прочитано 407 раз

Уважаемый читатель!

Наверное, если вы дочитали эту публикацию до конца, она вам понравилась. Очень на это рассчитываем.
Верим в то, что сравнительно малочисленная аудитория «Улицы Московской» вместе с тем еще и верная аудитория. Верная принципам открытого и свободного общества.
Открытое общество, одним из элементов которого является справедливая и сбалансированная журналистика «Улицы Московской», может существовать исключительно на основе взаимной ответственности и взаимных обязательств.
Мы бросаем вызов власти и призываем ее к ответственности.
Мы ставим под сомнение справедливость существующего положения вещей и готовим наших читателей к тому, что все еще изменится.
Мы рассказываем о вещах, о которых власть хотела бы умолчать, и даем шанс обиженным донести свою правду.
Но мы нуждаемся в вашей поддержке.
И если вы готовы потратить посильные вам средства для поддержания свободного слова, независимых журналистских расследований, мы потратим ваши средства на эти цели.

Заранее благодарен, Валентин Мануйлов

donate3

Поиск по сайту