Николай Рящин как воплощение надежности и перспектив роста

A A A

В связи с публикацией в выпуске от 7 марта «Улицы Московской» материала о первом директоре Радиозавода Николае Рящине, свой взгляд на Рящина прислал Михаил Терёшин.

Из воспоминаний Михаила Терёшина, уволившегося с должности заместителя начальника цеха Радиозавода в 1982 г.
Взгляд не с верхушки березы, а с пенька осины.
С осени 1979 г. по декабрь 1982 г. один год работал мастером монтажно-сборочного цеха, а затем два года заместителем начальника того же цеха.
Тот период жизни СССР и работы на предприятиях оборонного комплекса можно назвать периодом расцвета и социализма, и предприятий оборонного комплекса, и жизни многих людей в том числе.
Выпускники вузов стремились уйти на службу в армию, поскольку имели присвоенные офицерские звания лейтенантов и отличные перспективы получения жилья. Но многие застревали на оборонных заводах и НИИ, поскольку требовалось отработать три года по распределению. Некоторые делали карьеру по общественно-политическим ступеням, но многие пытались реализовать себя или на производственных площадках серьезных заводов, или в лабораториях не менее серьезных НИИ.
На Радиозавод попал по распределению, променяв практически уже предоставленную возможность аспирантуры в городе на Неве на перспективу получения жилья.
Первые впечатления – очень положительные от серьезности предприятия, чистоты цехов и умопомрачительных запахов эпоксидных смол, паяльных канифолей, спиртовых моечных растворов и безумно доброжелательных отношений в коллективе.
Последующие впечатления менее приятные, поскольку перспективы получения жилья оказались не такими радужными, как это представлялось кадровиками предприятия.
В принципе этот жизненно суперважный момент с колокольни прожитых лет не имеет сколько-нибудь существенного значения, поскольку решение этого вопроса в том периоде было найдено иным способом.
Перипетии этого вопроса давно забыты, и никогда не воспроизводятся в памяти. И тем более не имеют осадка горечи или какого-либо другого неприятного впечатления.
А что же зачастую снится и вспоминается из давно прошедшего прошлого?
Конечно, часто снятся пролеты цеха, расположение станков и рабочих мест. И, конечно, люди с их огромной доброжелательностью. Иногда очень хочется побыть там и посмотреть, как там сейчас.
Но наиболее часто вспоминаю некие ритуальные моменты, которые происходили и осуществлялись руководством завода и лично директором Николаем Васильевичем Рящиным.
Возможно, это было заведено кем-то другим, и он только повторял и воспроизводил заведенный кем-то порядок. А может быть, сам его установил. Или этот порядок установился сам собою, поскольку ничего сложного из себя не представлял.
radiozavodВвиду того, что Радиозавод времени, когда его директором был Николай Рящин, был режимным предприятием, не сохранились фото Рящина в цехах. Поэтому даем его фото во время открытия детского садика № 134, 30 июня 1980 г.
Вот такой директорской походкой он проходил и по цехам завода.


В чем же состояло это условное, с моей точки зрения, ритуальное действо или этот порядок?
Все происходило очень просто – это был директорский обход с участием заместителей или руководителей общественных организаций.
В чем он состоял? Просто директор ходил по цехам, перемещаясь из цеха в цех. Что он при этом делал? Наверное, ничего.
И вот в этом ничегонеделании и заключался этот обход. Имел ли он какое-то значение для директора? Возможно, да.
А может быть, и не имел какого-либо существенного значения, поскольку он и так знал на ежедневных отчетах от заместителей детальное состояние дел на всех участках производства.
Возможно, для него это была просто небольшая прогулка с целью контроля внешнего порядка на территории участков и цехов. Или просто посмотреть на рабочий класс и развеяться.
Имело ли это действо существенное значение для заместителей директора? Возможно, да, хотя можно предположить, что абсолютно нет.
Имело ли это значение для начальников цехов? Конечно, да. И очень большое имело значение.
Многие боялись этого обхода, тряслись в буквальном смысле. Боялись замечаний в беспорядке или недостаточном порядке, боялись непредсказуемых обращений рабочих к высшему руководству и по вопросам недостатков в цехе, и по вопросам быта.
Имел ли этот периодически осуществляемый обход какое-либо значение для простого рабочего класса?
Конечно, да. И не просто значение, а огромное значение. Люди ждали эти обходы. Обсуждали ситуации, когда директор почему-то долго не приходил. Строили всякие догадки. Беспокоились. Как бы чего с нашим директором не случилось.
При этом они не ждали от него или от его действий каких-либо существенных изменений или просто каких-либо движений. Они просто ждали, когда он придет и важной представительной походкой прошествует по территории цеха, давая или не давая какие-либо распоряжения.
И для них не было существенно важным, что при этом происходило. Для них абсолютно важным было просто его видеть в добром здравии и солидном обличии.
Конечно, если при обходе он пожурит или поругает начальника цеха или кого-то из своих замов, или отдаст им распоряжения, касающиеся цеха, то это будет обсуждаться потом не один день. И все будут ждать результаты этого распоряжения, поругивая при этом нерадивого начальника цеха и похваливая директора.
Я не знаю, как вели себя последующие директора и как относились к ним рабочие люди. Верили им или ругали их. Считали их доступными или абсолютно закрытыми для людей.
Внешне Рящин производил впечатление закрытого человека. Но с какой верой люди ждали его, не ожидая сиюминутных результатов от него или от его действий!
Это было видно и очень заметно с тех самых пеньков, на которых сидели мы, неопытные мастера производственных цехов.
Вроде и не рабочий класс, и еще не начальство. На права, как у рабочего класса, претендовать не могли, а прав начальников еще не заполучили. Были незаметны, и имели преимущество наблюдать за ритуалами директора со стороны. Была стабильность, и все мы считали, что она будет вечной.
И Рящин был живым воплощением этой стабильности, надежности, перспективы роста и благополучия. Просто совершая обход.

Прочитано 510 раз

Уважаемый читатель!

Наверное, если вы дочитали эту публикацию до конца, она вам понравилась. Очень на это рассчитываем.
Верим в то, что сравнительно малочисленная аудитория «Улицы Московской» вместе с тем еще и верная аудитория. Верная принципам открытого и свободного общества.
Открытое общество, одним из элементов которого является справедливая и сбалансированная журналистика «Улицы Московской», может существовать исключительно на основе взаимной ответственности и взаимных обязательств.
Мы бросаем вызов власти и призываем ее к ответственности.
Мы ставим под сомнение справедливость существующего положения вещей и готовим наших читателей к тому, что все еще изменится.
Мы рассказываем о вещах, о которых власть хотела бы умолчать, и даем шанс обиженным донести свою правду.
Но мы нуждаемся в вашей поддержке.
И если вы готовы потратить посильные вам средства для поддержания свободного слова, независимых журналистских расследований, мы потратим ваши средства на эти цели.

Заранее благодарен, Валентин Мануйлов

donate3

Поиск по сайту