Государственный деятель и интриган

A A A

Сеющая распри политика Биньямина Нетаньяху приносит успех в Израиле. Зачем искать решения, если они пугающи и неприятны?

Молодой еврейский дипломат был явно возбуждён. Его галстук сбился набок, а лоб блестел от пота. Высокопоставленный американский чиновник только что устроил ему разнос в стенах Государственного департамента, и тот не знал, что сказать репортёрам, собравшимся у входа и шумно требовавшим комментариев. Он беспомощно моргал, глядя в их камеры, и пытался подобрать слова.
Сколько времени прошло с тех пор, как в 1982 г. мир увидел смущённого Биньямина Нетаньяху, тогда заместителя посла Израиля в Вашингтоне, которого вызвали для объяснений, зачем еврейские танки начали наступление на север, в Ливан!
В своём недавнем телевизионном интервью, посвящённом коррупционному скандалу вокруг немецких подводных лодок, он выказал ощутимое беспокойство, но оно и близко не походило на то волнение, что он испытывал 37 лет назад.
Какая разница между «королём Биби», который занимает пост премьер-министра Израиля последние 10 лет, и тем неопытным молодым человеком!
Нетаньяху обеспечил Израилю процветание и безопасность. Он использовал его военную мощь, но не допустил втягивания страны в войны. Он улучшил отношения с некогда враждебными соседями и завоевал уважение мировых лидеров. Его страна выглядит сильной.
Но если оценивать его деятельность лишь по его управленческим качествам, то анализ будет неполным. Важно и то, какими способами он завоевал и удерживает власть. А они превратили Израиль в более разобщённое, а значит, в некотором смысле и в более слабое общество.
После провала в Государственном департаменте Нетаньяху истово упражнялся в искусстве преподносить себя публике, которое столь важно для современного политика. Вскоре он стал частым гостем в американских новостных программах.
Когда в 1988 г. он вернулся в Израиль, чтобы принять участие в выборах в Кнессет, печать была очарована его красноречием. Его мощные выступления и опыт общения с журналистами принесли ему четыре победы на выборах и кресло премьер-министра, которое он занимал с 1996 по 1999 годы и вновь занимает с 2009 года.
Одним из результатов его пребывания у власти стало то, что сегодня ни один еврейский дипломат не боится, что его унизит республиканское правительство. Трудно представить что-то более нежное, чем отношения между республиканцами президента Дональда Трампа, с одной стороны, и Нетаньяху и его партией Консолидация, с другой.
Когда он прибыл 24 марта со скоротечным визитом в Вашингтон, его встречали по-королевски. Трамп преподнёс ему царский подарок – признание присоединения к Израилю Голанских высот, которые были захвачены у Сирии во время Арабо-израильской войны 1967 года.
Вскоре мы узнаем, как повлияла эта щедрость на исход выборов.
Нетаньяху руководит ястребиной партией Консолидация, которая стоит во главе религиозно-националистической коалиции, ведущей тяжёлую борьбу с Бело-голубыми – новой партией, возглавляемой Бенни Ганцем, бывшим начальником штаба Армии обороны Израиля.
Как это бывало и с его предшественниками, в центре предвыборной кампании находится сам Нетаньяху. Соперники идут ноздря в ноздрю: не в последнюю очередь из-за того, что против Нетаньяху выдвинуты обвинения в коррупции.
Для Трампа история с Голан-скими высотами – это ещё и приношение своему предшественнику и родственной душе. Нетаньяху – первопроходец в деле искусного переплетения этнического национализма и направленного против элиты популизма.
Он давно навешивает на своих противников ярлыки угрозы безопасности Израиля и разжигает страх перед вторжением арабов. Он обвиняет в собственных проблемах с правосудием либеральную элиту и средства массовой информации. Послушать его, так он невинная жертва охоты на ведьм и ложных новостей.
Сторонники Нетаньяху видят в нём незаменимого государственного деятеля, на счету которого заметные достижения в мировой политике, прежде всего, в противостоянии с Ираном. Ему также удаётся сдерживать озабоченность мирового сообщества столкновением Израиля с палестинцами.
Ронен Шараби, учитель из Рош-ха-Аина (Центральный Израиль) и один из сторонников Консолидации, говорит: «Нетаньяху со всем его опытом и знанием… – это вождь, от которого Израиль не может позволить себе отказаться».
Его противники возражают, что политика Нетаньяху поставила под угрозу будущее Израиля. Он ничего не сделал, чтобы разрешить основополагающую трилемму этой страны: невозможность бесконечно держать под своим контролем землю от Иордании до Средиземного моря; сохранение в государстве еврейского большинства; и демократию.
Вместо этого Нетаньяху лишь закрепил существующее положение вещей. Он положил в долгий ящик проблему Газы, где 2 млн человек живут под гнётом Движения исламского сопротивления.
По мере того, как оккупация, которая предполагалась как временная, превращается в постоянное завоевание, еврейский режим на Западном берегу начинает всё больше напоминать южноафриканский апартеид.
Когда фанатики в Кнессете, от которых зависит его власть, требуют присоединения захваченных земель к Израилю, он делает вид, что сопротивляется, но не очень сильно.

Враг внизу
Обвинения в коррупции – ещё один фронт. Нетаньяху предъявлены обвинения во взяточничестве и мошенничестве по трём делам. Ожидаются слушания в суде.
По первому делу его обвиняют в получении дорогих подарков от богатых покровителей (это он признаёт) в обмен на политическую благосклонность (это он отрицает).
Второе дело связано с аудиозаписью, на которой он говорит издателю газеты, что будет сдерживать его конкурента в обмен на благоприятное освещение своей собственной политической деятельности. Правда, так и остаётся неясным, что от этой сделки в действительности получил этот издатель.
По третьему делу его обвиняют во вмешательстве в принятие регулятором решения по поводу Bezeq – телекоммуникационной компании, владеющей одним из крупнейших в Израиле сайтов, – в обмен на благоприятное освещение деятельности Нетаньяху.
А есть ещё история с подводными лодками. В ходе расследования дела о контрактах с машиностроительным конгломератом Thyssen Krup на поставку подводных лодок Израилю, а потом Египту среди прочих были арестованы двоюродный брат Нетаньяху, долго бывший его адвокатом, и его бывший руководитель канцелярии.
Нетаньяху заставлял армию приобретать ненужные ей подводные лодки, а также одобрил сделку на их поставку Египту, не советуясь ни с министром обороны, ни с начальником генерального штаба.
Его противники обнаружили, что он когда-то владел акциями одного из поставщиков Thyssen Krupp, и предположили, что он мог быть материально заинтересован в этих сделках. Нетаньяху ответил на обвинения, сея раздор и разжигая недоверие к государственным учреждениям.
Способность Нетаньяху глубоко раскалывать общество – это не побочный эффект силы его личности и чёткости его политических взглядов. Это инструмент, которым он пользуется с тех пор, как стал вождём Консолидации в 1990-е годы.
«Вы хуже Чемберлена, – сказал он, обращаясь к премьер-министру Ицхаку Рабину, в своей речи в Кнессете после подписания в Осло в 1993 г. соглашения с Организацией освобождения Палестины (ООП). – Тот подверг опасности чужой народ, а вы – свой собственный».
Будучи вождём Консолидации, он участвовал в митингах, на которых поднимались плакаты, где Рабин изображался нацистом или оказывался в перекрестье прицела.
Когда премьер-министр был убит в 1995 г. еврейским фанатиком, его вдова Лея на государственных похоронах отказалась пожать руку Нетаньяху. «Он ни слова не сказал, когда Ицхака называли «убийцей» и «предателем», и я не прощу ему этого, пока жива», – сказала она.
Скорбевшие по своему павшему вождю евреи хотели, чтобы преемником Рабина и новым премьер-министром стал вождь Партии труда Семён Перес. В начале предвыборной кампании 1996 г. он опережал Нетаньяху в опросах на 20 процентных пунктов.
Но волна подрывов смертников, за большую часть которых несло ответственность Движение исламского сопротивления, изменила настроение избирателей. Нетаньяху выпустил рекламные ролики, где показывалось, как Перес пожимает руку Ясиру Арафату, председателю ООП. Он бездоказательно обвинил Переса в намерении разделить Иерусалим. И Нетаньяху победил, обойдя Переса менее чем на 1 процентный пункт.
На следующих выборах 1999 г. Нетанаьяху полностью отдался этой тактике, ставшей его торговой маркой в политике. С самого её основания Консолидацию поддерживали религиозные консерваторы и рабочие, русскоязычные иммигранты и евреи-мизрахи (потомки иммигрантов из арабских стран).
Но если прежние вожди партии, включая её основателя Менахема Бегина, обращались к этим группам с позиции национального единства, то Нетаньяху разжигал в них чувство обиды. Вынужденный назначить новые выборы из-за вотума недоверия, он изображал себя и их жертвами элиты.
«Богатые, деятели искусства… Вся эта элита… Они ненавидят всех. Они ненавидят народ, – говорил он своим сторонникам. – Они ненавидят мизрахи, они ненавидят русских, ненавидят всех, кто не входит в их круг».
Он обвинил средства массовой информации в сговоре с левыми с целью сместить его и призвал толпу скандировать: «Они боятся!»
В данном случае не имело значения, действительно ли «они» чего-то боятся или нет. Нетаньяху проиграл, отстав от победителя на 12 процентных пунктов, и покинул Кнессет.
Он вернулся в правительство несколько лет спустя, став министром финансов. Он заявил, что раздутый государственный сектор похож на толстяка, который едет на горбу худого (частного сектора), и начал коренные преобразования.
Он заморозил государственные расходы, ослабил государственное регулирование и снизил налоги. Государственные активы, в частности национальная авиакомпания El Al, были приватизированы.
Вскоре безработица упала, а ВВП на душу населения стал расти. Высокотехнологичный сектор Израиля стал предметом всеобщей зависти.

Участвуя в выборах, не молчи, но и не слишком углубляйся
К выборам 2009 г. Нетаньяху, вновь ставший вождём Консолидации, пришёл с той же тактикой, что и 10 лет назад. И она сработала, как срабатывала и на всех последующих выборах.
Консолидация не получила абсолютного большинства – его не имела ни одна партия в истории Израиля, – но Нетаньяху стал премьер-министром при поддержке нескольких малых партий.
Сейчас многие евреи поддерживают шаги по ослаблению роли религии в общественной жизни, например, хотят, чтобы по субботам ходили автобусы и стала возможной гражданская регистрация брака.
Но ничего этого не произойдёт до тех пор, пока Нетаньяху нуждается в поддержке крайнего правоверного меньшинства, которое не хочет никаких перемен.
Несмотря на то, что представители Консолидации занимали пост премьер-министра Израиля на протяжении 30 из последних 41 года, Нетаньяху продолжает разжигать чувство обиды в отношении элиты.
Печать – его излюбленная мишень для нападок. Когда он потерял власть в 1999 г., то обвинил журналистов в том, что они преуменьшали его достижения и постоянно говорили о его неудачах.
«Мне нужны собственные средства массовой информации», – сказал он своим финансовым покровителям, убедив их заняться приобретениями в этой сфере.
В 2007 г. Шелдон Эделсон, американский игорный магнат и один из крупнейших жерт-вователей в фонд Республиканской партии, основал газету «Исраэль Хайом», ставшую теперь самой популярной в стране. Она рассказывает о деятельности премьер-министра в нужном свете.
Авигдор Либерман, бывший до конца прошлого года министром обороны в правительстве Нетаньяху, сравнил её с «Правдой».
А тем временем фото журналистов из неподхалимских изданий можно увидеть на предвыборных плакатах Консолидации. Под ними надпись: «Не им решать!»
Это ответ на работу средств массовой информации по раскрытию массы коррупционных историй, после чего ими вынуждены были заняться полиция и система правосудия.
Тем, кто официально занимается расследованиями, тоже достаётся от Нетаньяху, хотя именно он назначил этих людей, в частности генерального прокурора и бывшего главу полиции.
В ходе нынешней кампании Нетаньяху перешагнул через новые запретные линии. Он заключил предвыборный пакт с религиозной партией Еврейский дом и крайне правой партией Еврейская власть.
До недавнего времени Консолидация считала, что откровенно расистская программа Еврейской власти ставит её за грань приличия.
В одиночку она неспособна перешагнуть через избирательный барьер в 3,25% и попасть в Кнессет.
Цель пакта – добиться, чтобы голоса, поданные за Еврейскую власть, помогли победить коалиции Консолидации.
Критики Нетаньяху называют всё это погребальным звоном по государству. «Несомненно, сила и здоровье еврейской демократии сейчас слабее, чем 5 лет назад», – говорит Майкл Коплов из вашингтонского Форума израильской политики.
Раскол носит не только политический характер. Благополучие, ставшее результатом экономических реформ 2000-х годов, омрачено неравенством, низкой производительностью труда, недостатком государственных капиталовложений и плохой инфраструктурой.
В Израиле самые загруженные шоссе среди стран ОЭСР. Интенсивность движения по ним в три раза выше, чем в среднем по этой организации.
В израильских больницах на 1000 жителей приходится всего 1,8 койки. Это гораздо ниже уровня других богатых стран. Здесь самый высокий уровень бедности и особенно обременительные налоговые процедуры для бизнеса.
Несмотря на всё это, Консолидация даже не стала разрабатывать экономическую программу перед выборами. Она утверждает, что её достижения говорят сами за себя. Когда во время предвыборной кампании 2015 г. его спросили про заоблачные цены на жильё, Нетаньяху умудрился уйти от ответа, переведя разговор на угрозу со стороны Ирана.
Изящная уловка. И о многом говорящая. Нетаньяху одержим Ираном. В своей речи на заседании Генеральной ассамблеи ООН в сентябре прошлого года он произнёс это название почти 60 раз.
«Израиль сделает всё, что нужно, для защиты от агрессии со стороны Ирана», – заявил он. Он неистовый противник соглашения Ирана с постоянными членами Совета безопасности ООН и ЕС, которое позволило сдержать ядерные устремления этой страны и осуществить программу проверок в обмен на снятие санкций.
В прошлом году Трамп осчастливил Нетаньяху своим решением выйти из этого соглашения. И при этом никто не предложил ему разумной альтернативы. Специалисты называют стратегию Нетаньяху «отказом от решения проблем».
Примерно так ведёт себя Нетаньяху и в отношении палестинцев. Он старается убедить евреев, что этот конфликт нельзя разрешить, но им можно управлять, если во главе страны будут стоять правильные люди.
Последние мирные переговоры провалились в 2014 г. Хотя в 2015-2016 годах по стране прокатилась волна нападений с ножами, она не шла ни в какое сравнение со взрывами смертников времён Второго восстания начала 2000-х годов. Бывают обстрелы ракетами со стороны Газы. Но, когда происходят более крупные вспышки насилия – а это случается через каждые несколько лет, – их удаётся быстро подавить.
Мирный план Трампа, который он назвал «сделкой века», оказался мертворождённым. За последнее десятилетие доля евреев, выступающих за переговоры с палестинцами, упала с более чем 70 до 50%. Среди сторонников Нетаньяху она составляет 30%.
Поскольку противники Нетаньяху не нашли ничего, что можно было бы противопоставить ему, его позицию по Ирану и захваченным землям можно назвать политически эффективной. Возьмём соглашение с Ираном.
Генералы, отставные главы разведывательного ведомства, бывший глава атомного ведомства – все говорят, что оно, пусть и имеет изъяны, но в целом отвечает интересам Израиля.
Но политические противники Нетаньяху не смеют критиковать его позицию по этому вопросу. «Нет открытости» между нами, заявил Ицхак Херцог, тогдашний вождь оппозиции, в 2015 г.
Во время той кампании он предпочитал обсуждать установку солнечных батарей и ипотечное кредитование для более чем 4,5 млн палестинцев, продолжающих жить под властью Израиля. Теперь столь же сдержан в высказываниях и Ганц.
У Нетаньяху нет настоящей идеологической оппозиции. Существует лишь длинная череда объединённых нелюбовью к нему центристских партий с мутной программой, которые отличаются лишь своими вождями.

inopress

 На графике показана динамика поддержки (в парламентских местах) политических партий и коалиций накануне всеобщих выборов в Израиле, намеченных на 9 апреля. Всего в Кнессете 120 мест. Использованы средние данные по нескольким опросам общественного мнения на каждую дату. Указаны партии Консолидация и Бело-голубые, а также общее число мест, получаемых правыми партиями и левоцентристским блоком (учитывались лишь те партии, что получают не менее 3,25% голосов). Источник: общенациональные опросы общественного мнения.

Красное небо над раем
Как справедливо замечено, любой еврейский вождь, даже если у него будут добрые намерения, не будет одновременно вести содержательные переговоры с Движением исламского сопротивления из Газы и с Махмудом Аббасом, президентом Палестинской автономии с Западного берега.
Аббас, лишившийся законных прав на руководство автономией много лет назад, озабочен лишь тем, как до бесконечности продлевать своё правление. Он с большим восторгом относится к введению санкций против Движения исламского сопротивления, чем к попыткам положить конец оккупации.
Нетаньяху не избегает переговоров. Он работает над тем, чтобы углубить раскол между Западным берегом и Газой и убедить евреев, что соглашение невозможно и не стоит даже двигаться в этом направлении.
Армии рекомендовано ослабить блокаду Газы, чтобы предотвратить новую войну. С этим согласны даже самые яростные ястребы в коалиции Нетаньяху. Впрочем, эмбарго сохраняется.
В феврале вопреки советам чиновников, отвечающих за безопасность, правительство решило удержать 500 млн шекелей (138 млн долл.) налоговых поступлений с палестинцев, чтобы наказать автономию за социальные выплаты семьям находящихся в заключении боевиков. По-видимому, это понадобилось в интересах предвыборной кампании.
Нетаньяху счастлив, когда удаётся нанести противнику тактический ущерб. Но он отказывается решать основную стратегическую проблему: на земле с арабским большинством не может существовать еврейская демократия.
Умозрительно он (в отличие от своей партии) признаёт, что создание двух государств в Палестине – это решение проблемы, но всерьёз эта тема его не занимает.
Страстный консерватор, осторожно относящийся к переменам, он правит Израилем так, словно страна в них не нуждается. Экономическим положением довольна зажиточная часть общества, а то, что оно не устраивает миллионы бедняков, его не интересует.
С религией всё по-прежнему, несмотря на недовольство этим общественного мнения. Поскольку палестинский вопрос неразрешим, «над нами всегда будет нависать меч», сказал он в 2015 г.
Израиль и условия его существования не сравнишь ни с чем. Но неравенство, реакционный национализм и недоверие к демократическим учреждениям – это проблемы всего развитого мира.
Долгое правление Нетаньяху показывает, что в определённых обстоятельствах они могут питать друг друга, тем самым продлевая своё существование. Всё течёт, а ничего не меняется.
После десятилетия правления короля Биби израильская политика кажется выдохшейся и скучной. Нездоровая демократия, где обсуждают лишь вопрос о том, кто будет править.
The Economist,
30 марта 2019 года.

Прочитано 373 раз

Уважаемый читатель!

Наверное, если вы дочитали эту публикацию до конца, она вам понравилась. Очень на это рассчитываем.
Верим в то, что сравнительно малочисленная аудитория «Улицы Московской» вместе с тем еще и верная аудитория. Верная принципам открытого и свободного общества.
Открытое общество, одним из элементов которого является справедливая и сбалансированная журналистика «Улицы Московской», может существовать исключительно на основе взаимной ответственности и взаимных обязательств.
Мы бросаем вызов власти и призываем ее к ответственности.
Мы ставим под сомнение справедливость существующего положения вещей и готовим наших читателей к тому, что все еще изменится.
Мы рассказываем о вещах, о которых власть хотела бы умолчать, и даем шанс обиженным донести свою правду.
Но мы нуждаемся в вашей поддержке.
И если вы готовы потратить посильные вам средства для поддержания свободного слова, независимых журналистских расследований, мы потратим ваши средства на эти цели.

Заранее благодарен, Валентин Мануйлов

donate3

Поиск по сайту