Отцы-основатели Пензенской области

A A A

80-летие Пензенской области, отмечавшееся 4 февраля, – хороший повод вспомнить о первом призыве руководителей нашего региона. Рассказывает обозреватель «Улицы Московской» Михаил Зелёв.

o kabanovАлександр Кабанов (1899-1975), 1-й секретарь Пензенского обкома ВКП (б) в 1939-1942 годах
Родился в 1899 г. в дер. Балабаново в крестьянской семье.
В 1912-1914 годах – ученик портного. В 1914 г. перебрался в Москву, где работал упаковщиком на химико-фармацевтическом заводе «Кёлер и компания». В 1919-1922 годах служил рядовым в Красной Армии, в 1922-1923 годах – в железнодорожной охране. В 1923 г. вернулся на свой завод. В 1924 г. вступил в РКП(б).
С 1925 г. – секретарь заводской партийной ячейки. В 1928 г. – секретарь партийной ячейки конторы треста Мосстрой. В 1928-1929 годах – секретарь партийной ячейки Московского мясокомбината.
В 1929 г. в возрасте 30 лет Александр Кабанов становится одним из парттысячников. Так называли молодых рабочих, в льготном порядке зачисленных в высшие учебные заведения в целях выращивания собственных («красных») кадров технических специалистов.
Льготный порядок поступления требовался потому, что их шансы на поступление на общих основаниях были близки нулю, поскольку они катастрофически проигрывали в уровне подготовки выходцам из образованных слоёв. Именно это поколение парттысячников станет одним из главных источников руководящих кадров в годы Большого террора.
А. Кабанов становится студентом сельскохозяйственной академии им. Тимирязева в Москве по специальности «агроном-химик». Заканчивает её в 1934 г.  После этого остаётся в вузе заместителем директора по административной части. В 1935 г. поступает в аспирантуру.
Большой террор дал начало взлёту карьеры А. Кабанова. В ноябре 1937 г. он становится заведующим сельскохозяйственным отделом Сталинградского обкома под началом легендарного Петра Смородина (1897-1939). В июне 1938 г. П. Смородина смещают, а затем казнят.
Его преемником становится не менее легендарный Алексей Чуянов (1905-1977), который совсем недавно тоже был аспирантом Московского химико-технологического института мясной промышленности. В ноябре 1938 г. А. Кабанов назначается 2-м секретарём Сталинградского обкома.
В 1939-1942 году А. Кабанов – 1-й секретарь Пензенского обкома и горкома. На момент назначения ему было 40 лет.
С июля 1942 г. по август 1944 г. – заместитель наркома совхозов СССР.
С августа 1944 г. – председатель Совета народных комиссаров Крыма, с июня 1945 г. – председатель Крымского облисполкома. Шефом А. Кабанова был 1-й секретарь Крымского обкома Павел Тюляев (1905-1946).
С 1946 г. работает министром технических культур РСФСР.
В 1947 г. становится заместителем главноначальствующего по гражданским делам Советской военной администрации в Германии. После образования ГДР в 1949 г. работает заместителем председателя Советской контрольной комиссии, приглядывавшей за деятельностью наших восточнонемецких комму-нистических марионеток.
В 1951-1953 годах – заместитель начальника Главного управления полезащитного лесоразведения.
В 1953-1955 годах – советник посольства в Албании.
В 1955-1956 годах – главный инспектор министерства совхозов СССР.
В 1956– 1957 годах – советник Министерства иностранных дел СССР. В 1967-1969 годах – советник посольства в Румынии.
В 1969 г. ушёл на пенсию. Умер в Москве.
* * *
o batalinАлександр Баталин (1905-1980), 2-й секретарь Пензенского обкома ВКП (б) в 1939-1940 годах
Родился в Пензе в 1905 г. в семье кондуктора.
В 1919-1920 годах – рассыльный на станции Пенза-III. В 1920-1924 годах учился в машиностроительном техникуме. В 1924-1926 годах – слесарь на суконной фабрике «Коллективное творчество» в Золотарёвке (Пензенский уезд). Вступил там в 1925 г. в РКП(б).
 С марта по август 1926 г. – инструктор Пензенского уездного комитета ВЛКСМ.
В 1926-1927 годах – машинист суконной фабрики им. Кутузова в Ширингушах (Беднодемьяновский уезд). В 1927-1930 годах – помощник мастера Пензенского трубочного завода № 50 (будущий завод имени Фрунзе).
В 1930 г. в качестве парттысячника направляется в Ленинград-ский военно-механический институт.
По окончании института в 1934 г. возвращается в Пензу на ЗИФ. В 1934-1935 годах – старший мастер, в 1935-1936 годах – начальник цеха, в 1936-1937 – начальник группы основного производства, в мае-сентябре 1937 года – начальник часового производства и заместитель легендарного директора завода Михаила Рошаля (1897-1985) (о судьбе М.Рошаля см. мою статью «Большой террор в Пензе: судьба сталинского директора» в УМ, № 565, 28 декабря 2014 года).
12 сентября 1937 г. на пленуме Пензенского горкома был смещён его прежний 1-й секретарь Константин Старостин (1899-1938). Вскоре он будет арестован и казнён. Его преемником стал 32-летний Александр Баталин.
А. Баталин занимал эту должность до образования Пензенской области в феврале 1939 г. О его деятельности по созданию нового региона хорошо известно всем. Поэтому имеет смысл сосредоточиться на иных аспектах деятельности 1-го секретаря горкома.
А. Баталин руководил городом в период Большого террора. Особенно страшным был его пик в сентябре 1937 – январе 1938 года, на которые пришлись первые месяцы работы А. Баталина в новой должности.
Поэтому стоит начать с общего обзора положения в баталинской Пензе.
27 сентября 1937 г. Пенза была переведена из состава Куйбышевской в состав вновь образованной Тамбовской области. Вплоть до мая 1938 г. во главе нового региона стоял Иван Чуканов (1901-1938), бывший 2-й секретарь Калининского обкома.
Тамбовская область оказалась одним из регионов, где в период Большого террора утвердилась «постышевская» модель поведения регионального руководства.
Как и легендарный 1-й секретарь Куйбышевского обкома в 1937-1938 годах Павел Постышев (1887-1939), Иван Чуканов решил, что спасение его политической карьеры, а потом и жизни связано с максимальным форсированием террора. Партийные руководители такого типа могли даже критиковать за «мягкотелость» собственное управление НКВД.
Впрочем, как показала практика, это им не помогло. Использовав их ярость и усердие, Иосиф Сталин избавился от них, возложив в соответствии со своей излюбленной тактикой «головокружения от успехов» на этих борцов с «врагами народа» значительную часть ответственности за вакханалию террора. По официальной версии, И. Чуканов покончил жизнь самоубийством в тамбовской тюрьме 10 ноября 1938 г.
О размахе террора говорит следующая статистика. За последний квартал 1937 г. в новообразованной Тамбовской области было брошено за решётку 4587 человек, в 1938 г. – 3395 человек. Только за последний квартал 1937 г. и январь 1938 г. в регионе были исключены из партии 5,7% коммунистов.
С октября 1937 г. по февраль 1938 г. были сняты 71% первых секретарей райкомов и горкомов (38 из 53), 39% первых секретарей (21 из 53) были арестованы.
В коммунистических застенках Пензы избивали, пытали и казнили (см. мою статью «Палачи, жертвы, герои» в УМ, № 713, 27 января 2018 года). Люди проводили в тюрьмах, испытывая дикие телес-ные и душевые страдания, без предъявления обвинений месяцы, а то и годы.
Например, директора пензенской бумажной фабрики «Маяк революции» Александра Колпинского бросили за решётку 15 сентября 1937 г., а обвинение предъявили лишь 3 октября 1938 г. Впоследствии этот несостоявшийся «враг народа» был выпущен, реабилитирован и вновь возглавил ту же самую фабрику.
Для Пензы апогеем Большого террора стал организованный по разнарядке из Кремля 24-26 ноября 1937 г. в клубе имени 1 мая (это ныне снесённое здание филармонии на улице Московской) открытый судебный процесс над руководством Пензенского городского земельного отдела (Пензе административно подчинялись окрестные деревушки).
На скамье подсудимых оказались бывший заведующий отделом Николай Обрезков, его заместитель Василий Шеховцов, старший зоотехник Пётр Осипов, старший ветеринарный врач Дмитрий Биковченко, ветеринар Борис Денисов.
Предварительно обработанные НКВД обвиняемые дружно признавались во вредительстве, осуществлявшемся по указанию бывшего 1-го секретаря горкома Константина Старостина и председателя горсовета Александра Суханова. Их целью, по их словам, был подрыв мощи колхозов и возбуждение недовольства колхозников.
Обычные для советского сельского хозяйства провалы, вызванные безумной и неэффективной политикой сталинского режима и усиленные неурожаем 1936 г. – нехватка кормов, отвратительные условия содержания скота, его падёж из-за бескормицы и болезней (за первые 7 месяцев 1937 г. пало свыше 1700 голов скота), – были объявлены актами сознательного вредительства. Работники земельного отдела якобы намеренно прививали скоту клещевую лихорадку, ящур, чахотку.
На процессе последний раз появился перед пензяками в качестве свидетеля А. Суханов (1899-1938), арестованный ещё 19 сентября.
Бывший председатель горсовета «признался», что занимался вредительством по указанию уже казнённого к тому времени бывшего председателя Куйбышевского облисполкома в 1932-1937 годах Георгия Полбицына.
Якобы сам А. Суханов специализировался на вредительстве в сельском хозяйстве, а К. Старостин – в промышленности.
Через год, 25 октября 1938 г., А. Суханов будет казнён по вымышленному обвинению в участии в антисоветской, право-троцкистской, террористической и диверсионно-вредительской организации.
26 ноября «Рабочая Пенза» вышла с откликами горожан на процесс. Пензяки единодушно требовали смерти «врагам народа». Всем подсудимым был вынесен смертный приговор.
После январского (1938 года) пленума ЦК, на котором были осуждены «перегибщики» вроде П. Постышева и И. Чуканова, репрессии против номенклатуры заметно стихают, а остриё террора переориентируется на массовые операции. Только за февраль 1938 г. из тюрем нашей области были выпущены 165 человек, в том числе из пензенской тюрьмы – 66.
По данным областного прокурора Неганова, на 15 декабря 1938 г. (месяц спустя после окончания Большого террора) в тюрьмах нашего региона томились 2124 человека, причём 886 из них были арестованы по линии Главного управления государственной безопасности (ГУГБ) НКВД.
Сроки следствия нарушались в 60% случаев. За месяц, истекший после прекращения Большого террора, из тюрем были выпущены 116 человек, в том числе по линии ГУГБ НКВД – 34.
Как вёл себя в годы Большого террора Александр Баталин?
Он не был палачом. Он не оказывал никакого влияния на деятельность городского отдела НКВД. Это была не его компетенция. Он даже не ходил смотреть казни, как это делал его коллега, 1-й секретарь Ульяновского горкома Георгий Растёгин (1902-1971), будущий 1-й секретарь Башкирского и 2-й секретарь Куйбышевского обкомов.
Епархия А. Баталина – это идеологическое, политическое и организационное сопровождение террора: массовые исключения из партии, мобилизация общественного мнения, произнесение речей и организация собраний.
А. Баталин был верным сталинцем и полностью поддерживал политику Большого террора. Усомнился в ней он лишь одновременно со Сталиным в ноябре 1938 г. Так что свою долю ответственности за создание в нашем городе атмосферы ненависти, страха и натужного восторга он, безусловно, несёт.
Без решительной деятельной поддержки Большого террора со стороны таких выдвиженцев 1937 г., как А. Баталин, эта национальная трагедия никогда не достигла бы такого размаха.
Нельзя не отметить удивительную гибкость А. Баталина. Он сумел пройти через Большой террор, не заслужив ни обвинений в мягкотелости по отношению к «врагам народа», ни обвинений в особой свирепости в их преследовании. В отличие от своего шефа И. Чуканова, он никогда не пытался бежать впереди паровоза.
Любопытно, что после окончания в январе 1938 г. самой опасной для правящего класса фазы Большого террора оказалось, что А. Баталин, в отличие от 1-го секретаря обкома И. Чуканова, пользуется авторитетом среди тамбовской номенклатуры или, по меньшей мере, не вызывает у неё раздражения.
У нас есть для этого объективные данные – результаты тайного голосования делегатов областной партийной конференции при выборах в Тамбовский обком 18 марта 1938 г.
На них А. Баталин занял 3-е место. Его имя вычеркнули из бюллетеней лишь 32 из 323 человек. Он уступил лишь начальнику Управления НКВД по Тамбовской области Максиму Малыгину (против шефа областной тайной полиции рискнули проголосовать лишь 29 человек) и 2-му секретарю обкома Ивану Седину (1906-1972): против будущего  наркома нефтяной промышленности и министра лёгкой промышленности СССР проголосовали 30 делегатов.
При этом 1-й секретарь обкома И. Чуканов оказался лишь на 9-м месте (54 голоса против).
О пластичности А. Баталина рассказывал делегатам сам И. Чуканов за 2 дня до голосования. Эта история связана с именем бывшего 2-го секретаря обкома ВКП (б) Фёдора Лёвина (1896-1959).
Вторую половину ноября и первую половину декабря 1937 г. Ф. Лёвин безвылазно провёл в Пензе. У него была двойная задача.
С одной стороны, он должен был курировать работу А. Баталина и всей новой команды, пришедшей к управлению Пензой страшной осенью 1937 г., а с другой – участвовать, как и А. Баталин, в потешных выборах в Верховный Совет СССР 12 декабря 1937 г. в соседнем округе
По замыслу И. Сталина эти безальтернативные выборы должны были символизировать «торжество социалистической демократии».
А 11 февраля 1938 г., после визита в Тамбов ближайших сподвижников И. Сталина Андрея Андреева и Георгия Маленкова, новоиспечённого депутата Ф. Лёвина сместили, а 15 февраля – арестовали, сделав ответственным за «перегибы» предыдущего этапа.
И. Чуканов рассказывал 16 марта: «Когда я спросил у товарища Баталина: «Помог тебе Лёвин?», он ответил: «Да, здорово помог». А когда Лёвина сняли и посадили в тюрьму, то он [Баталин] стал говорить, что он [Лёвин] только сидел на бюро горкома и молчал, но не помогал».
После того как самая опасная для номенклатуры фаза Большого террора ушла в прошлое, А. Баталин стал всё увереннее себя чувствовать в роли хозяина Пензы.
15 июня 1938 г. на новой областной партийной конференции новый 1-й секретарь Тамбовского обкома И. Седин так описывал положение в Пензе: «Очень много пензенская газета [«Рабочая Пенза»] страдает подхалимством. Так и прёт со страниц газеты, что вот, мол, товарищ Баталин, секретарь горкома партии, депутат Верховного Совета и прочая, и прочая, приехал туда-то и выступил там-то и т. д.».
А 9 июня 1938 г. «Тамбовская правда» критиковала А. Баталина за поведение на городской партийной конференции при обсуждении отчёта горкома. 1-й секретарь прерывал своими окриками ораторов, пытавшихся критиковать горком, перекладывал всю ответственность за недостатки на низовых работников.
Вокруг А. Баталина начинает формироваться новый бюрократический клан. Это 2-й секретарь горкома Иван Огородов и 3-й секретарь Борис Кирдянов (бывший техник ЗИФ).
Б. Кирдянов – верный оруженосец А. Баталина – славился не только тем, что много пил, но и тем, что любил появляться в нетрезвом виде в публичных местах. Особенно памятна история, произошедшая 30 апреля 1938 г. в драматическом театре на торжественном заседании, посвящённом грядущему Дню международной солидарности трудящихся.
Пьяный 3-й секретарь горкома взялся прочесть публике приветственное послание И. Сталину и сделал это с совершено дикими интонациями, выкриками и мхатов-скими паузами, вызвав фурор среди горожан.
Но А. Баталин своего 3-го секретаря в обиду не давал. Б. Кирдянов будет смещён со своего поста лишь в апреле 1939 г., когда А. Баталин уже перестанет быть человеком № 1 в Пензе.
Впрочем, расслабляться было ещё рано. Огонь по штабам, хотя и перестал быть очень интенсивным, полностью ещё не стих.
10 августа 1938 г. был арестован 39-летний 2-й секретарь горкома И. Огородов. Его посадили на 10 лет за участие в мифической контрреволюционной организации и враждебную деятельность в сельском хозяйстве и налоговой политике.
Впрочем, И. Огородову повезло. Большой террор вскоре завершился. Он был освобождён, а уже в 1940 г. реабилитирован.
Очень тяжело складывались у А. Баталина отношения с председателем Пензенского горсовета А. Любимовым. Систематической работы в области необычайно запущенного коммунального хозяйства Пензы А. Баталин не вёл, перекладывая всю ответственность за его хронические болезни на А. Любимова.
А. Любимов вспоминал о методах работы 1-го секретаря горкома: «Однажды Баталин оставил меня в грязи у самой реки, предложив шофёру ехать: «А ну-ка посмотрим, как председатель горсовета будет шлёпать по грязи в ботиночках». 23 января 1939 года А. Баталин сместил А. Любимова на пленуме горкома, не дав ему даже выступить с отчётным докладом.
В феврале 1939 г. А. Баталин стал 2-м секретарём Пензенского обкома, но проработал на этом посту лишь год.
С 1940 г. по 1947 г. он руководил владимирским заводом № 260, занимавшимся производством взрывателей для авиабомб, мин, артиллерийских и реактивных снарядов (в декабре 1941 г. завод был эвакуирован в Пермь).
В 1947-1948 годах – директор завода № 604 в Балашихе. В 1948-1958 годах – директор НИИ № 582 в Балашихе, занимавшегося разработкой боеприпасов и технологии их производства.
В 1958-1966 годах – заместитель директора ЦНИИ «Машдеталь» в Москве. В 1966-1972 годах – доцент Всесоюзного заочного политехнического института в Москве.
В 1972-1973 года – старший научный сотрудник Научно-исследовательского инженерного института в Балашихе.
В 1973 году ушёл на пенсию.
* * *
Фёдор Горячев (1905-1996), 3-й секретарь Пензенского обкома ВКП (б) в 1939-1940 года6х и 2-й секретарь обкома в 1940-1943 годах.
Родился в Симбирской губернии в русской крестьянской семье.
В годы нэпа учился в Казанском ветеринарном институте,
но так его и не окончил. Был вовлечён в комсомольское движение. С 1924 г. – заведующий избой-читальней, затем секретарь ячейки комсомола, затем председатель политико-просветительного комитета Порецкого волостного исполкома (Чувашия), затем секретарь Порецкого волкома ВЛКСМ.
С 1926 г. – заведующий отделом агитации и пропаганды Алатыр-ского уездного комитета комсомола (Чувашия), с 1927 г. – секретарь Алатырского укома ВЛКСМ.
В 1927 г. вступил в ВКП(б). С 1928 г. – преподаватель, а затем заведующий железнодорожной школой в Алатыре.
В 1930 г. Ф. Горячев, как парттысячник, поступает в Московский горный институт, который ему власти не дали окончить, назначив в 1934 г. секретарём Иглинского райкома ВЛКСМ (Башкирия). С 1936 г. – председатель Иглинского райисполкома.
Большой террор приводит к выдвижению Ф. Горячева в 1-е секретари Иглинского райкома (1937-1938), а затем Альшеевского райкома в Башкирии (1938).
В апреле 1938 г. Ф. Горячев впервые занимает должность регионального масштаба. Он назначается заведующим сельскохозяйственным отделом Башкирского обкома под руководством Александра Заликина (1893-1953).
Декабрь 1938 – февраль 1939 г. Ф. Горячев проводит в Москве, на курсах в Высшей школе партийных организаторов. После этого его назначают в Пензу заведующим сельскохозяйственным отделом обкома.
o hrushev

 

Фёдор Горячев слева от Никиты Хрущёва. Новосибирск, 10 октября 1959 г.


 

Но уже в марте 1939 г. Ф. Горячев стал 3-м секретарём Пензенского обкома. Через год, после ухода А. Баталина в военную промышленность, Ф. Горячев становится 2-м секретарём Пензенского обкома.
В 1943-1945 годах Ф. Горячев учится в Москве, в Высшей партийной школе.
 В 1945 г. Ф. Горячев впервые знакомится с Сибирью. В 1945-1951 годах он работает 2-м секретарём Тюменского обкома при Федоре Чубарове (1906-1981) и Иване Афонове (1905-1979), а в 1951-1955 годах – 1-м секретарём Тюменского обкома.
В 1955-1959 годах Ф. Горячев возвращается в Россию и работает 1-м секретарём Калининского обкома
Наконец, в 1959 г. на долгие 19 лет Ф. Горячев садится в кресло 1-го секретаря Новосибирского обкома. Он был одним из крупнейших колониальных администраторов эпохи Никиты Хрущёва и Леонида Брежнева.
Эпоха Ф. Горячева в Новосибирске памятна созданием Акдемгородка Сибирского отделения Академии наук СССР, развитием научных центров ВАСХНИЛ, Сибир-ского отделения Академии медицинских наук СССР, массовым строительством жилья, возведением второго моста через Обь, началом строительства метро.
В 1978 г. ушёл на пенсию. Умер в Москве.
* * *
o dazhinТрофим Дажин (1894-?), председатель Пензенского облисполкома в 1939-1942 годах.
Родился в 1894 г. в деревушке Нижние Поляны Чембарского уезда в бедной крестьянской семье. В 1905 г. окончил 3-летнюю сельскую школу. В 1905-1907 годах – пастух. В 1907-1915 годах – батрак, затем приказчик у одного торговца в Чембаре.
В 1915 г. призывается на военную службу, но остаётся в Чембаре в должности писарского ученика в управлении воинского начальника.
В ноябре 1915 г. Т. Дажин был переброшен в деревушку Мамадыш Казанской губернии на должность старшего писаря в управлении воинского начальника. С тех пор на долгие 15 лет его судьба оказалась связана с Татарией.
В 1918 г. вступает в РКП(б). В 1918-1919 годах  работал заведующим, а затем секретарём учётного отдела Мамадышского уездного военного комиссариата. В 1919-1922 годах – заведующий Мамадышским уездным отделом Рабоче-крестьянской инспекции. Его руководство уездным контрольным органом пришлось на период страшного голода 1921-1923 годов. За активное участие в борьбе с голодом был награждён Татарским ЦИК особым орденом в 1922 г.
В 1922-1924 годах – председатель Набережночелнинского кант-исполкома, в 1924-1926 годах – заведующий Набережночелнинским кантональным финансовым отделом, в 1926-1927 годах – снова председатель Набережночелнинского кантисполкома.
В 1927-1928 годах Т. Дажин становится заместителем наркома земледелия Татарии. В 1928-1930 годах – председатель Татарских союза снабженческих и кредитных кооперативов и союза животноводческих кооперативов.
В 1930 г., как парттысячник, 36-летний Т. Дажин поступает в Академию социалистического земледелия в Москве, на отделение животноводства. Академию окончил за 2 года, что было обычным делом в годы 1-й пятилетки с её вакханалией не только в экономике, но и в высшем образовании.
После окончания академии в 1932 г. был направлен на работу на родную Среднюю Волгу. Он стал заместителем уполномоченного наркомата совхозов по Средневолжскому краю в Самаре. В апреле
1933 г. был назначен директором свиносовхоза имени Октябрьской революции в селе Колтовском Телегинского района.
В 1934-1936 годах работал директором свиноводческого треста в Чернигове (Центральная Украина).
В марте 1936 г. вновь возвращается на родину и становится директором Чаадаевского свиносовхоза в Городищенском районе.
В июле 1938 г. был назначен заместителем председателя Тамбовского облисполкома. Его непосредственным руководителем был председатель облисполкома Иван Козырьков (1888-1944), который учился в Академии социалистического земледелия в те же годы, что и Т. Дажин. К этому времени 1-м секретарём Тамбовского обкома (третьим менее чем за год с момента образования области) был Григорий Силкин (1898-1964).
По нехитрой аппаратной логике в 1939 г., при выделении Пензенской области, председателем её облисполкома назначили заместителя Тамбовского облисполкома Т. Дажина.
Т. Дажин возглавлял Пензенский облисполком на протяжении 3,5 лет. Был снят в июле 1942 г. одновременно с А. Кабановым. Но если А. Кабанов пошёл на повышение, то  Т. Дажин был смещён «как не справившийся с работой» и назначен председателем Каменского райисполкома.
В 1943-1946 годах работал начальником Ульяновского территориального управления государственных материальных резервов. Был снят с работы «как не справившийся».
В 1946-1948 годах работал директором племенного совхоза «Санталово» в Тульской области.
К сожалению, далее проследить биографию Трофима Дажина я не смог. В 1948 г. ему было 54 года.
* * *
o gorelkinГавриил Горелкин (1902-1963), начальник управления НКВД по Пензенской области в 1939-1941 и 1941-1943 годах, начальник управления НКГБ по Пензенской области в 1941 году.
Родился в Орловской губернии в семье железнодорожного сторожа. В 1916-1924 годах – рабочий службы пути. В 1920 г. окончил единую трудовую школу. В 1924-1925 годах служил в армии. В 1924 г. вступил в ВЛКСМ.
После демобилизации вновь работал на железной дороге. В 1927 г. вступил в ВКП(б). В 1928-1930 годах – железнодорожный мастер военного склада в Брянске.
В страшном январе 1930 г. в составе знаменитых 25-тысячников Г. Горелкин был направлен на проведение коллективизации и раскулачивания в деревушку Жирятино Западной области.
С июля 1930 г. работал в ОГПУ. В 1930-1931 годах – курсант Центральной школы ОГПУ. В 1931 г. – сотрудник Брянского городского отдела ОГПУ.
В 1931-1938 годах – уполномоченный секретно-политического отдела ОГПУ (затем главного управления государственной безопасности НКВД) (борьба с антисоветскими элементами, освещение политических настроений). В 1938-1939 годах – сотрудник центрального аппарата НКВД.
В 1939-1941 годах – начальник управления НКВД по Пензенской области. В феврале-июле 1941 г. – начальник управления НКГБ по Пензенской области.
В 1941-1943 годах – вновь начальник управления НКВД по Пензенской области. В 1943-1944 – начальник управления НКВД по Курганской области.
Затем в его биографии следует длительный пробел. Вновь его имя всплывает лишь в апреле 1952 г. Полковник государственной безопасности Гавриил Горелкин занимал тогда скромный пост заместителя начальника Кагульского окружного отдела МГБ (Молдавия), где навязывал нашу безумную и неэффективную экономическую модель румынскому народу.
С 1953 г. стал начальником этого отдела. Известно, что в апреле 1954 года он ещё занимал этот пост.
Умер в Молдавии.
* * *
o sinicinЯков Синицын (1905-1987), начальник управления НКВД по Пензенской области в 1941 году.
Родился в 1905 г. в Астраханской губернии в семье крестьянина. В 1919 г. окончил 4-летнюю сельскую школу. Вступил в комсомол. С 1925 г. – заведующий избой-читальней в селе Степном Сталинградской губернии. С 1926 г. – секретарь Житкурского волостного комитета ВЛКСМ (Ленинский уезд Сталинградской губернии).
В 1927-1930 годах служил в пограничном отряде ОГПУ в Грузии.
В 1928 г. вступил в ВКП(б).
В июле-декабре 1930 г. – председатель правления сельскохозяйственной коммуны «Путь к социализму» в селе Степном Владимировского района Нижневолжского края.
С декабря 1930 г. работал в ОГПУ. В 1930-1933 годах – помощник оперативного уполномоченного различных райотделов ОГПУ в Нижневолжском крае. В 1933-1935 годах – заместитель начальника политотдела мясосовхоза № 7 в деревушке Эльтон (Нижневолжский (Сталинградский) край).
В 1935-1936 годах учился в Центральной школе НКВД.
В 1936-1938 годах – оперативный уполномоченный секретно-политического отдела Главного управления государственной безопасности НКВД (борьба с антисоветскими элементами, освещение политических настроений). В 1938-1939 годах – оперативный уполномоченный 4-го отдела (сельское хозяйство и заготовки) Главного экономического управления НКВД СССР.
В 1939-1940 годах – заместитель наркома внутренних дел Туркмении.
В Пензе работал с июля 1940  по октябрь 1944 годов: в 1940-1941 – заместитель начальника управления НКВД по Пензенской области, в 1941 г. – начальник управления, в 1941-1943 – вновь заместитель начальника, в 1943 – 1944 – вновь начальник управления.
С 1944 г. и до конца жизни работал и жил в Литве, навязывая литовскому народу нашу безумную и неэффективную экономическую модель.
В 1944-1946 годах – начальник Расейняйского уездного отдела НКВД (МВД) Литвы. В 1946-1947 годах – заместитель начальника управления по борьбе с бандитизмом МВД Литвы.
В 1947-1948 годах – заместитель начальника  управления 2-Н (борьба с националистическим подпольем) МГБ Литвы.
В 1948-1950 годах – начальник управления МГБ Литвы по Каунасскому району. В 1950-1953 – начальник управления МГБ Литвы по Каунасской области.
В 1953 г. – начальник управления МВД Литвы по Каунасской области. В 1953 г.  – помощник министра внутренних дел Литвы. В 1953-1954 годах – заместитель министра внутренних дел Литвы.
В 1954-1959 годах – 1-й заместитель председателя КГБ Литвы.
В 1959-1961 годах – заместитель председателя КГБ Литвы.
В 1963-1974 годах – помощник прокурора Литвы. В 1974-1979 годах – прокурор отдела по надзору за следствием прокуратуры Литвы.
Дослужился до полковника.
В 1979 г. вышел на пенсию. Умер в 1987 г. в Вильнюсе.
Подготовил Михаил Зелёв, кандидат исторических наук

Прочитано 704 раз

Уважаемый читатель!

Наверное, если вы дочитали эту публикацию до конца, она вам понравилась. Очень на это рассчитываем.
Верим в то, что сравнительно малочисленная аудитория «Улицы Московской» вместе с тем еще и верная аудитория. Верная принципам открытого и свободного общества.
Открытое общество, одним из элементов которого является справедливая и сбалансированная журналистика «Улицы Московской», может существовать исключительно на основе взаимной ответственности и взаимных обязательств.
Мы бросаем вызов власти и призываем ее к ответственности.
Мы ставим под сомнение справедливость существующего положения вещей и готовим наших читателей к тому, что все еще изменится.
Мы рассказываем о вещах, о которых власть хотела бы умолчать, и даем шанс обиженным донести свою правду.
Но мы нуждаемся в вашей поддержке.
И если вы готовы потратить посильные вам средства для поддержания свободного слова, независимых журналистских расследований, мы потратим ваши средства на эти цели.

Заранее благодарен, Валентин Мануйлов

donate3

Поиск по сайту