Жесткий ответ кризису

A A A

Очередная конференция, организованная для предпринимателей Центром научно-практического сопровождения «Максимум», прошла 22 марта 2016 г. в Пензе, в зале ресторана «Фрау Гросс». Называлась она «Антикризисные технологии 2016-2017. Российский бизнес: хроники выживания или точки роста?»


Общие впечатления
Эта региональная антикризисная конференция формально является второй по счету. Однако и на других похожих мероприятиях, которые в последние годы организовывал центр «Максимум», речь тоже шла о кризисе. Поэтому постоянные посетители этих конференций уже могут сравнивать и замечать, как с течением времени портится настроение у спикеров, как все жестче и жестче становятся их оценки и советы.
При этом явно прослеживается, что предпринимателей напрягает не столько сам кризис, сколько неадекватные действия властей в это трудное время.
Интересно, что предыдущие конференции начинались с официального «благословления» от представителя пензенских чиновников (обычно приезжал вице-мэр Сергей Симонов). В этот раз власть оставила мероприятие без своего напутственного слова. При этом было впечатление, что кто-то все-таки должен был приехать вместо Симонова, что кого-то все же ждали: конференция началась с десятиминутным опозданием. Но «свадебный генерал» так и не появился.
В этот раз участие в конференции приняло около 100 человек. Впрочем, после выступления ключевых спикеров, многие покинули зал, оставив за собой целые ряды пустых стульев.
В качестве ведущего выступил бизнес-тренер Альберт Тютин (Саратов).

crisis tutin


Два коммунизма Василия Мельниченко
Василий Мельниченко – предприниматель и фермер с Урала. Его репутация – человек от сохи, редкий типаж крестьянина-оратора. Его выступление называлось «Новое село – новая цивилизация».
Речь Василия Мельниченко была спокойной, ровной, с характерными особенностями: спикер напирал на «о», а вместо «в» произносил скорее «у». При этом выступление было густо пропитано иронией и даже сарказмом. Впрочем, ни того, ни другого Мельниченко практически не выделял интонацией. Но не считал же спикер на полном серьезе, что пензенцы действительно владеют своей областью, избирают себе только правильную власть, абсолютно точно ее контролируют, а в дела местного самоуправления у нас не могут вмешаться ни губернатор, ни даже президент. Конечно, это была лишь ирония, которую и интонацией-то выделять было необязательно.

crisis melnichenko


Понравилось Василию Мельниченко то, что, по данным пензенского Минсельхоза, наш регион является первым по Поволжью по молоку, мясу и прочему. Правда, ульяновский Минсельхоз тоже указал на своем сайте, что их область – первая по молоку, мясу и прочему. Хорошо, что у нас все области – первые, отметил Мельниченко. Это же куда лучше, чем быть, скажем, вторыми.
Закончив «хвалить» Пензенскую область, Мельниченко вкратце рассказал о своей первой попытке «построить коммунизм» в отдельно взятом селе. В начале 90-х фермер хозяйствовал в небольшом поселке Рассвет. В 1992 г. жители этого населенного пункта объявили о построении коммунизма.
Идея была простая – село должно прокормить себя самостоятельно, стать самодостаточной единицей. На государство в те годы надежды не было, и поэтому многие вопросы селянам пришлось решать самостоятельно. Не было дороги – построили дорогу в 4,5 км своими силами. Удержали в поселке врача, учителя, сохранив школу и больницу. Обеспечили людей работой, построив небольшой деревообрабатывающий завод, пекарню, мельницу, дубильню, швейный цех, цех по переработке рыбы.
Чтобы удержать людей в поселении, местное самоуправления Рассвета запустило программу обеспечения жильем молодых семей. Молодоженам давали в пользование дом на условии, что в случае развода его отберут. Поэтому разводов в Рассвете не было. Зато после рождения третьего ребенка дом отдавался молодой семье в собственность. Поэтому дети в Рассвете рождались очень часто.
В 1992 г. в поселке был полностью запрещен оборот алкоголя, и селяне поголовно бросили пить. Этот пункт в рассказе Мельниченко, пожалуй, является самым неправдоподобным. А как же самогон, или нелегальные пути доставки алкоголя в поселок, или иные примеры народной смекалки? Где это видано, чтобы на селе русские люди вели трезвый образ жизни? Однако Василий Мельниченко утверждает, что такое возможно, если наполнить жизнь человека чем-то помимо водки.
Установлению «коммунизма» в Рассвете помогало 2 важных фактора. Первый – большой выбор работы. Благодаря созданным предприятиям в поселке можно было найти себе занятие по душе – и почище, и потруднее (но уже за большие деньги).
Второй фактор – это мнение соседа. Оказалось, что оно крайне важно для селян. Скажем, воровство жителями Рассвета в принципе особо не осуждалось (все вокруг колхозное, значит, все вокруг мое). А вот красть у соседа было очень стыдно.
На этой особенности психологии селян местные власти научились играть. Мельниченко особенно расхваливал созданный в поселке женсовет, который следил за моральным обликом жителей и за внешним обликом населенного пункта. Через некоторое время жители  Рассвета привыкли к тому, что разгуливать пьяным рядом с домом соседа – это неприлично, а сажать цветы у себя на участке – это, наоборот, правильно и красиво. А кто не сажал цветы, тех лишали премий (довольно крупных по сельским меркам). В результате Рассвет внешне стал походить на умилительные голландские деревни.
Василий Мельниченко утверждает, что в те времена с доступностью кредитов все было хорошо (длинные деньги под символический процент), и потому поселку для восстановления своего хозяйства понадобилось всего 4 года.
История эта закончилась плохо. В 1998 г. бандиты захотели подмять под себя Рассвет, но не получили желаемого. Тогда они просто сожгли хозяйство поселка.
Видимо, троцкисты в чем-то были правы: коммунизм в отдельно взятой стране (или селе) построить трудно – его сомнет капиталистическое окружение.
После уничтожения хозяйства в Рассвете больше не было работы. Люди в большинстве своем покинули поселок. «Коммунизм» кончился.
Через несколько лет Василий Мельниченко снова начал поднимать хозяйство в сельской местности, на этот раз обосновавшись в с. Галкинское Екатеринбургской области. Как говорит сам предприниматель, на новом месте он занимается тем же, чем занимался в Рассвете, потому что для сельских районов ничего другого особо и не придумаешь.
Тезис Мельниченко – каждая территория способна быть богатой. Для этого нужно лишь изучить преимущества данной территории, узнать, что лежит у людей прямо под ногами. В случае с Галкинским, под ногами находились месторождения аморфных кремнеземов. Из них получаются отличные фильтровальные материалы для водоканалов.
Построенный завод по переработке кремнеземов пока работает на 25% от максимальной мощности, но уже приносит доход, поставляя фильтровальные материалы в том числе и за границу.
Василий Мельниченко рассказал, что уже построено в с. Галкинском и что планируется сделать еще. Для разведения крупного рогатого скота пока не хватает средств, но уже действует кроличья ферма. Пшеница не очень хорошо растет в тех местах, зато овощи дают небольшой, но стабильный доход.
В селе Мельниченко хочет построить несколько красивых зданий куполообразной формы (какая-то повальная мода сейчас на эти «марсианские города»), чтобы люди, проезжая по ближайшей трассе, останавливались на них посмотреть.
В общем, Мельниченко опять же хочет вывести с. Галкинское на самодостаточность.
Василий Мельниченко: «Если мы правильно используем потенциал трудовых ресурсов, географического и природного ресурсов, а также водных, лестных и земельных, то каждая территория сможет стать богатой. Это доказывает нам Норвегия, которая на каменистых почвах всем себя обеспечивает».
Говоря о нынешнем экономическом кризисе, Василий Мельниченко вначале пошутил: кризис в его деревне практически не заметили, ведь для жителей не стоит вопрос, в долларах хранить деньги или в евро? Они давно их хранят только в своих воспоминаниях.
А самые жесткие высказывания Василий Мельниченко приберег для финала своей речи. Он рассказал о решении недавно проходившего движения «Федеральный сельсовет». Жители сел и деревень постановили: мы – народ, и мы будем сами решать, как нам жить в стране.
Мы согласны, что у нас есть свой «Наполеон» (Мельниченко имеет в виду Владимира Путина), но мы ему предложим от себя 25 «маршалов» от экономики. Эти русские мужики, выдвинутые Федеральным сельсоветом, за 4-5 лет обязуются обеспечить продовольственную безопасность России. Если же они провалят свою миссию, то застрелятся, резюмировал Мельниченко.
Это вынужденный шаг: ведь наши нынешние экономисты в принципе не способны даже угадать курс доллара на завтра, не говоря уж о том, чтобы управлять им. «Колыбель» наших экономистов, Высшую Школу Экономики (ВШЭ), фермеры предложили перепрофилировать в Школу механизаторов широкого профиля – трактористы нам сейчас  позарез нужны.
«А главное, мы поручили Президенту немедленно создать центр по развитию сельских территорий и малых городов России», – отметил Мельниченко. Ведь вся Россия – это территория сельских советов, а отнюдь не больших городов,  полагает предприниматель.
Василий Мельниченко признает, что для возрождения села нужны трудолюбивые, умелые, инициативные люди. Однако он отрицает, что развитием сельских территорий могут заниматься лишь единицы – харизматичные лидеры. Фермер доказывает, что освоение земель может осуществляться по четкой модели, которую наши люди вполне смогут освоить и применить.
Василий Мельниченко: «Когда меня пытаются убедить, что у нас никогда не получится местное самоуправление, потому что у нас нет кадров, то я всем напоминаю: разве можно иметь тракториста, не имея трактора? Нету тракторов, не будет и тракториста. Нету космических кораблей – нету и космонавтов. Точно так же и здесь. Просто российским людям надо вспомнить, что мы все должны работать. Какие кризисы у нас были раньше, а вытаскивали страну на себе всегда рабочие и крестьяне».
В завершение своего выступления Василий Мельниченко сказал: «Вспомните: мы все за право свободного выбора, за право свободного предпринимательства в начале 90-х родину продали, наш Советский Союз. Мы все согласились – да Бог с ним, лишь бы свобода выбора и свобода предпринимательства была.
Мы, конечно, этого не получили. На сегодня мы имеем практически наследственную власть и семейно-клановый капитализм – ужаснейший, который как раз и является тормозом инициатив свободного предпринимательства».


Час  кнута
Кризис заставляет предпринимателей вспомнить о том, что в деле управления персоналом можно использовать не только пряник, но и кнут. Видимо, жесткие времена потребовали жестких методов.
Бизнес-тренер Инга Орлова (Москва) подтверждает: кнут не стоит применять в те периоды, когда дела у фирмы идут хорошо. Зато жесткий менеджмент может показать свою эффективность в кризисных ситуациях, когда руководитель начинает терять контроль над персоналом, когда сотрудники «сели к нему на шею», а также в самом начале работы, когда возникает необходимость доказать коллективу свое право на лидерство.

crisis orlova


Инга Орлова в своем выступлении часто рассматривала работу с персоналом в терминах  дрессуры животных. Как бы это ни выглядело с точки зрения морали (и с точки зрения самих подчиненных), данные «зоопсихологические» технологии применяются в менеджменте, потому что они реально работают.
При этом Орлова не призывала предпринимателей использовать именно жесткий менеджмент. Просто нужно понимать, что «пряничные» технологии не всегда работают, поэтому важно знать и о существовании иных методик воздействия на персонал.
«Наши руководители не умеют «закручивать гайки» правильно», – утверждает Инга Орлова.
Обычно бывает так, что руководитель обнаруживает «сидящих на его шее» работников лишь тогда, когда те уже прочно там обосновались. Чтобы не допустить этого, нужно отслеживать поведение своих подчиненных. Не ставят ли они под сомнение авторитет начальника, подавая это в виде шутки? Насколько обоснованы их отговорки? Не саботируют ли они указания руководителя?
Работники выходят из-под контроля постепенно, объясняет Инга Орлова. Они испытывают начальство: прогнется ли оно, проглотит ли смелую шуточку, пойдет ли на поводу у сотрудника? И если руководитель не пресечет вовремя какую-либо мелочь, в следующий раз его работник попробует проявить еще чуть больше неповиновения. И так каждый раз.
Даже когда сотрудник начинает откровенно выходить из-под контроля, его все еще можно переубеждать, как-то стимулировать, задабривать. Но бывает случаи, когда все идет вразнос, а времени категорически не хватает. Тогда возникает необходимость в быстрых и эффективных шагах, возвращающих контроль руководителю. Настает «час кнута».
Инга Орлова дала примеры правильных (с точки зрения жесткого менеджмента) ответов на типичные отговорки сотрудников. Если работнику дается задание, а он вместо выполнения начинает спрашивать: «Почему я?», то следует отвечать: «Потому что я так сказал». Долгие объяснения и уговоры в кризисной ситуации только навредят.
Вопрос: «А можно я буду делать это вместе с моим коллегой?» Ответ: «Нет, нельзя. Работа твоя и выполнять тебе». Это важно, чтобы ответственность не распылялась сразу на нескольких человек.
И далее в том же духе.
Установить свое лидерство (например, над новым сотрудником) начальник может через режим быстрых распоряжений, режим «К ноге!» Здесь важно отдавать четкие  приказы только в повелительном наклонении (с этим у наших предпринимателей часто бывают проблемы). Сотрудник должен исполнять их незамедлительно, бросив все прочие дела.
Проконтролировав выполнение быстрого распоряжения, начальник может тут же дать новый приказ. По идее, все это должно дисциплинировать человека, показать ему, кто здесь хозяин.
Инга Орлова также давала полезные советы тем руководителям, которым предстоит инициация в новом коллективе.
Прежде всего, важно, чтобы представление коллективу прошло как официальная передача полномочий от прежнего начальника новому. Необходимо, чтобы старый руководитель (или кто-то из высшего руководства) хотя бы символически поприсутствовал при этом акте, подтверждая тем самым легитимность «наследника».
При первой встрече с коллективом Инга Орлова не рекомендует знакомиться со всеми («Вы их все равно всех не запомните»). Нужно кратко рассказать о себе, а о своих ближайших планах сообщить буквально следующее: «В ближайших планах у меня нет никаких серьезных изменений. На первых этапах я должен разобраться с вашей помощью в ситуации».
Даже если это полное вранье, и вы намереваетесь в течение нескольких месяцев всех поувольнять, произнести все-таки стоит именно вышеобозначенную фразу, утверждает Орлова. Ведь работники больше всего опасаются новой метлы, бояться перемен. Вначале надо их немного успокоить.
Устраивать во время представления нового начальника сессию вопросов и ответов Инга Олова не рекомендует. Один человек всегда слабее толпы, переговорить всех сразу очень сложно. Поэтому общение с коллективом нужно устанавливать постепенно, по одному.
Причем начинать лучше с «оптимистов» – сотрудников, которые по своей природе любые перемены воспринимают легко и с надеждой на лучшее (таковых в коллективе обычно около 20%). После того как «оптимист» выйдет из кабинета начальника, он в ответ на расспросы коллег будет отвечать: «Да он отличный руководитель, понимающий и толковый».
Если же начать знакомство тет-а-тет  с «пессимиста», то результат будет прямо противоположным – на выходе из кабинета он однозначно застращает всех остальных сотрудников.
Как узнать, кто из работников оптимист, а кто пессимист – это вопрос либо предварительно «разведки», либо собственной интуиции и наблюдательности.


Кино и немцы
Следующий спикер, Ян Крюкермаер (Германия), во время проведения конференции находился в другой стране, поэтому пензенские предприниматели вынуждены были общаться с его изображением на экране, да еще и через переводчика.
Спикер из Кельна начал с того, что отметил: распространять свой товар можно как через продвижение, так и по принципу «от клиента» – отталкиваясь от конкретных проблем потенциального покупателя. В качестве примера второго подхода Крюкермаер рассказал об одном заказе для его фирмы.
Некоему производству стиральных машин нужно было решить проблему. В процессе изготовления корпус машины приходилось постоянно перемещать с места на место (всего в 5 разных мест). Естественно, в процессе транспортировки были неизбежны некоторые повреждения, сколы, вмятины.
Чтобы этого избежать, рабочим приходилось на каждом новом месте обкладывать края стиральных машин гофрокартоном и закреплять его скотчем. (Крюкермаер на камеру показывал, как работники складывают картонные уголки и сажают их на скотч). То есть эти защитные накладки за время производственного процесса по 5 раз одевались и снимались с машин. На это уходило много времени и сил. Фирме Крюкермаера предложили найти решение этой проблемы.
Через 6 месяцев его компания представила новый продукт: губкообразный тонкий кусок пластика с уже намеченными сгибами и с клейкой лентой на одной из поверхностей. То есть фирма Крюкермаера сменила материал защитных уголков и заранее снабдила их липкой лентой. При этом ленту можно было снимать со стиральной машины и снова клеить, и так до 10 раз без потери клейкости.
Этим самым была решена не только проблема фирмы по производству стиральных машин – на рынок вышел новый продукт, применяемый во многих сферах. Например, складные защитные уголки можно клеить на жесткие края мебели, чтобы маленькие дети, натыкаясь на нее, не могли покалечиться.
Вот, вкратце, то, о чем рассказывал Крюкермаер. В общем и целом, это достаточно интересный пример решения небанальной проблемы. Однако не очень понятно, зачем этот рассказ был нужен на антикризисной конференции? Что это выступление могло дать пензенским предпринимателям? И стоило ли ради этого устраивать видеоконференцию с привлечением переводчика?


«Как они будут нами править»
Предприниматель и уже практически пензенец Дмитрий Потапенко и раньше-то не радовал нас оптимистичными прогнозами по поводу перспектив ведения бизнеса в России. Но на этот раз эпатажный спикер был особенно мрачен.
Дмитрий Потапенко рассказывал о том, как они (власти) будут нами (предпринимателями) править в ближайшие годы. Он полагает, что бизнесу стоит приготовиться к «жесткому закручиванию гаек».
Дмитрий Потапенко: «Отношение к нам на самом верху не просто негативное. Оно – как к барыгам и спекулянтам, не платящим налоги. У верхушки власти есть абсолютно четкое обоснование: только человек, который сидит на госдолжности, является «государевым». А все остальные…
Даже если вы что-то производите, то значит, не докладываете мяса. Торгуете – вообще кирдык, у вас миллионы процентов наценки, и поэтому вы сволочи. Если вы перевозите людей, значит, у вас все «в черную» и у вас кругом там наркота. И это действительно государственная политика».

crisis potapenko


При этом улучшения отношения к бизнесу в ближайшее время не будет, полагает Дмитрий Потапенко. Соответственно, предприниматели начнут предсказуемо уходить «в тень» (Потапенко предпочитает называть это «в черную»), а государство станет за ними «охотиться» – расставлять маркеры, на которые бизнесы так или иначе будут попадаться.
А антикризисный план наверху никому не нужен. Наверху кризиса нет.
Покупательский спрос и дальше будет сокращаться. Поэтому предпринимателям Потапенко советует уходить в самый низкий ценовой сегмент.
Что касается выхода за рубеж, где вроде как плавают неплохие деньги, то здесь российские бизнесмены по-прежнему остаются неконкурентоспособными: из-за огромных административных издержек.
В принципе, деньги есть и в России. Но искать их следует скорее не в банках, а у богатых инвесторов. «Деньги эти хоть и не бандитские, но «понятийные», поясняет Потапенко. Кому попало инвесторы эти средства не отдадут. Вероятнее всего, от предпринимателей потребуют полной прозрачности всех бизнес-процессов и железобетонной обоснованности проекта.
Говоря о долгосрочных перспективах России, Дмитрий Потапенко процитировал Мельниченко: «Плохо не то, что мы в заднице, плохо то, что мы начали тут обустраиваться». В принципе, через несколько лет может начаться оживление мировой экономики, но Россия здесь рискует отстать от остального мира.
В качестве примера Дмитрий Потапенко привел нефть. От нефти и газа в мире в перспективе 10-15 лет будут отказываться, считает предприниматель. Да, сегодня автомобили «Тесла» не могут превзойти дизельные двигатели по экономичности, но это лишь первый низкотехнологичный этап. И этот намечающийся технологический скачок Россия вполне может прозевать, как прозевала возможность производить свои  компьютеры.
Отвечая на вопрос «Во что же лучше вкладываться простому предпринимателю?», Потапенко сказал: в любом случае актуальной будет жратва. А если разрешат казино и публичные дома, то еще в них.


Экспортоориентированность
Под занавес конференции успешные предприниматели Пензы и приглашенные гости из других городов устроили публичную дискуссию по достаточно широкому кругу вопросов. Модератором выступила Наталья Назарова, руководитель бизнес-клуба «Бизнес-Поколение».
Почти сразу дискуссия вышла на вопросы, связанные с экспортом. Почему-то практически никто из участников конференции не высказал желания в ближайшее время расширить влияние своей компании за рубеж. Хотя, казалось бы, российские власти обещают поддержку предприятиям, ориентированным на экспорт.
Было высказано 3 основных версии. Первая – виновато государство. Оно не прилагает должных усилий для продвижения российского бизнеса на иностранные рынки.
Вторая – виноват сам бизнес. Предпринимателям мешает их собственная местечковость, которую просто следует преодолеть.
И третья версия – виновато бизнес-сообщество. О возможностях и путях выхода на экспорт продукции по идее должны рассказывать предпринимателям местные бизнес-клубы.
Причем не просто формально информировать, выставлять информацию на сайт, а проводить серьезную кропотливую работу по разъяснению и доведению до сведения всех тонкостей и преимуществ.

Прочитано 1712 раз

Уважаемый читатель!

Наверное, если вы дочитали эту публикацию до конца, она вам понравилась. Очень на это рассчитываем.
Верим в то, что сравнительно малочисленная аудитория «Улицы Московской» вместе с тем еще и верная аудитория. Верная принципам открытого и свободного общества.
Открытое общество, одним из элементов которого является справедливая и сбалансированная журналистика «Улицы Московской», может существовать исключительно на основе взаимной ответственности и взаимных обязательств.
Мы бросаем вызов власти и призываем ее к ответственности.
Мы ставим под сомнение справедливость существующего положения вещей и готовим наших читателей к тому, что все еще изменится.
Мы рассказываем о вещах, о которых власть хотела бы умолчать, и даем шанс обиженным донести свою правду.
Но мы нуждаемся в вашей поддержке.
И если вы готовы потратить посильные вам средства для поддержания свободного слова, независимых журналистских расследований, мы потратим ваши средства на эти цели.

Заранее благодарен, Валентин Мануйлов

donate3

Поиск по сайту