«Поиск провинции»: все ближе к сути

A A A

В этом году гуманитарный форум «Поиск провинции» уложился в один день, а именно – 11 сентября. Однако же этот день был потрачен с толком.

Без труб, без барабанов
Форум «Поиск провинции-2015» проходил с тематическим подназванием «homo socialis». Пензенцам в очередной раз решили напомнить, что человек, вообще-то, существо социальное.
Финансирование гуманитарного форума сокращается с каждым годом. Вероятно, это и стало причиной столь скромной программы мероприятий (всего один день работы, практически никаких медийных лиц среди гостей, отсутствие дополнительных направлений, вроде книжной ярмарки).
В результате форум как событие получился не слишком ярким. Зато отсутствие этой внешней яркости позволило участникам сосредоточиться на работе.

province francuzova


Программный директор форума Снежана Французова утверждает, что нынешний «Поиск провинции» собирать было легче, чем предшествующие. Конечно, в этот раз не хватало денег и времени на подготовку. Зато за прошлые годы и прошлые форумы удалось накопить опыт и наладить крайне полезные связи, что серьезно облегчило организацию «Поиска провинции-2015».
Форум проходил в здании городской администрации. Схема мероприятий была такой: вначале общее пленарное заседание, затем работа по двум секциям. До обеда – публичные лекции, после обеда – «Марафон социальных инициатив» (серия коротких докладов об историях успеха городских сообществ и общественных организаций). И, конечно же, общее подведение итогов в конце дня.
Пленарное заседание открывал мэр Пензы Юрий Кривов. Он напомнил собравшимся (а людей собралось предостаточно – зал на 500 мест был полон) об истории форума. Изначально форум задумывался как инвестиционный, да и название у него было другое. Но потом было решено, что акцент правильнее будет сделать на гуманитарную составляющую.
Юрий Кривов: «Не хотелось бы верить, что человек есть лишь субъект и источник добавленной стоимости. Он шире, он красивее, он значимее».

province krivov


Впрочем, выступавший следом Иван Белозерцев (на тот момент еще врио губернатора) отметил, что инвестиционные форумы нам тоже нужны. Третьим из официальных лиц выступил глава города Виктор Кувайцев.
А в качестве представителя общественности небольшой доклад сделал директор благотворительного фонда «Гражданский Союз» Олег Шарипков. Он рассказал, что пик деятельности городских сообществ пришелся на 2012-2013 гг. (сейчас наблюдается спад), и предрек нам новый рост общественной активности уже в ближайшие годы.

province tarakanov
Затем началось выступление актера и писателя Алексея Тараканова, а официальные лица отправились на ул. Московскую – открывать мемориальную доску Анатолию Мариенгофу. Памятная доска была торжественно открыта, и тем самым в нашумевшем деле о возможном появлении в Пензе площади Мариенгофа была поставлена точка. В лучшем случае – точка с запятой.
Тем временем Алексей Тараканов рассказывал о самодеятельности и высоком искусстве. Основной посыл: руководить самодеятельностью должны профессионалы. Выступление Тараканова хотя и перекликалось с темой форума (хотя бы в плане самоорганизации), но все равно это выглядело несколько притянутым за уши. Происходящее скорее напоминало творческую встречу с любимым (?) артистом, да и рассказывал Алексей Тараканов все больше о себе.
Таким образом, начало форума выдалось немного сумбурным. Но дальше все было куда веселее.

Пора вернуть эту землю себе
Президент фонда развития местных сообществ «Инициатива» Глеб Тюрин (г. Архангельск) назвал свою публичную лекцию вполне нейтрально «Локальное развитие как основа подъема территорий». Не совсем понятно, зачем он это сделал: в его горячем, эмоциональном и при этом убедительном вступлении не было ничего нейтрального, кроме названия.
Форум «Поиск провинции» хотя и имеет в своем названии слово провинция, как правило, сосредотачивался на делах городов, а не сёл. Глеб Тюрин поломал этот тренд. И он не просто рассказывал о провинции и ее судьбе – он делал это интересно.
Глеб Тюрин уже долгое время ищет ответ на вопрос: «Как провинция может быть богатой?» Ответ он, похоже, нашел, но пензенцам открыл его не сразу.
Глеб Тюрин начал издалека, вспомнив один банк, в котором некоторое время работал: «У меня было ощущение, что этот банк рухнет, потому что он был очень плохо устроен. Но я не мог предположить, что он рухнет так быстро. А сейчас я знаю, что наша страна отвратительно устроена. Она устроена чудовищно неэффективно. Я знаю, что она рухнет, если мы ничего не изменим».
В СССР вместо социализма мы построили тоталитарного монстра, который за нас все решал, продолжал свою мысль Глеб Тюрин. Сейчас мы построили другого монстра, отринув все, в том числе и хорошее, что было раньше. Сделано это было, чтобы некоторое количество людей стали олигархами. А вопрос о том, как провинции жить богато, даже не ставился. 

province turin
Сегодня в России мы сталкиваемся с тем, что в провинции жить нельзя. Человек, рожденный в провинции, если он хочет быть успешным, не может в ней остаться. Он должен уехать, как минимум, в областной центр, констатирует Тюрин.
Это означает, что мы либо начнем думать по-другому, либо столкнемся с невозможностью сохранить страну.
Глеб Тюрин: «Я говорю намеренно жестко, потому что моя задача сделать так, чтобы вы, по крайней мере, со мной не согласились. Я могу быть милым и любезным, но так ничего не изменится. А хотелось бы, чтобы этот разговор к чему-нибудь привел».
Далее Глеб Тюрин начал обоснование своей мысли «теряем провинцию – теряем страну». Время богатства, получаемого от невозобновляемых источников (типа нефти), прошло. Богатство будущего будет основано на трех вещах, увязанных в единый комплекс – земля, вода и солнце. Плюс – технологии.
Россия, как известно, является одной из самых богатых стран по наличию водных ресурсов. А чуть южнее, в 1500 км от нас, миллиард индийцев и пакистанцев делят одну водную систему. «И противоречия между ними такие, что там спорадически начинается война. Но горизонт воды опускается на несколько метров каждый год. Надо продолжать?» – обратился к залу Глеб Тюрин.
То есть желающих воспользоваться российскими ресурсами более чем достаточно. А мы, россияне, создаем сегодня этим самым «желающим» режим наибольшего благоприятствования – уходим с территории страны и собираемся в мегаполисах. Выезжая за МКАД, человек видит огромные и совершенно пустые территории, поля, поросшие бурьяном. «Когда белорусы пересекают границу РФ, они хватаются за сердце», – говорит Глеб Тюрин. Ярким примером в этом смысле является Псковская область: удивительно красивые места и совершенно пустые. Уже приготовленные».
Глеб Тюрин: «Есть сегодня возможность у мамы, которая любит своего ребенка, сказать ему: «Сынок, останься в нашей деревне»? А это самый главный вопрос».
В данном случае Глеб Тюрин предельно конкретен: в деревне можно будет оставаться и жить тогда, когда там появится возможность получать зарплату 25-30 тыс. руб. в месяц. Пока этого мы не наблюдаем.
Почему так? Почему мы не имеем технологий, способа производства, позволяющего нам жить в провинции относительно богато? Ведь мы, русские, люди явно неглупые.
Глеб Тюрин: «Мы изобрели практически все, что создает богатство мира. Если смотреть с XVII века, назовите мне крупный производственный блок, и выяснится, что его придумали русские».
О том, что именно придумали русские, Глеб Тюрин рассказывал долго, с иллюстрациями. Первым делом он упомянул изобретателя персонального компьютера – прибора, революционно изменившего мир. Это Арсений Горохов, и он жив до сих пор. Миллиардером, как Стив Джобс, он не стал – живет на крошечную пенсию.
Конечно же, Глеб Тюрин упомянул и Кулибина, но в несколько печальном ключе: «У нас слово «кулибин» – это ругательное слово. Это пример того, что для русских значит великий изобретатель. Это никто. Ненормальный такой. Он будет носиться, всем доказывать, показывать чертежи. А какие-то люди будут тупо на него смотреть, ковыряя в носу, а потом проигрывать войны».
Почему же мы не стали богатыми, изобретя столько полезных вещей? Мы – неглупые люди, но мы находимся в социальной системе, которая усиленно занимается самоуничтожением, объясняет Глеб Тюрин.
Когда дело касается деревни, система управляет только затратами. Поэтому старая инфраструктура, школы с небольшим числом учеников, пустеющие поселки – все это безжалостно отрезается, «оптимизируется». Ведь оперируя лишь затратами, можно лишь резать, уничтожать.
А ведь это не обязательно должно быть так. При участии Глеба Тюрина в Архангельской области начали активно возникать ТОСы. Сейчас их там около 700. То есть 700 деревень имеют свою социальную организацию. И люди, объединившись, делают то же, что раньше делала муниципальная власть, но в 10 раз дешевле.
Каким же образом можно побудить людей становиться ответственными хозяевами своей жизни (хотя бы и в малой части)?
Глеб Тюрин предлагает присмотреться к своей истории, к опыту других народов, а в особенности – к общинам. Ведь один человек, даже очень умный и умелый, крайне слаб без связей с другими людьми. Зато, скажем, мусульманские общины, состоящие порой из малограмотных людей, демонстрируют крайне высокую эффективность и живучесть.
Глеб Тюрин: «Узбеки приезжают в Россию без денег, они плохо говорят на нашем языке (или вообще не говорят), не имеют почти никакого образования. А через некоторое время они имеют свои магазинчики, фирмы. Может быть, мы с вами поучимся у них?
У нас есть фантастические богатства, которые мы оставляем. Чтобы ими управлять, нам нужны технологии, и мы умудрились их изобрести, не научившись использовать. А чтобы их использовать, надо создать «МЫ». Договориться, что вот он изобрел, а мы будем это внедрять».
Стартовым ресурсом для какого-либо действия является социальный капитал. Социальный капитал – понятие очень абстрактное. В данном случае под этим следует понимать следующее: есть территория с некими человеческими связями, которые позволяют что-то на эту территорию принести и удержать. Туда можно принести технологии, там есть платформа, на которую можно их поставить.
Глеб Тюрин: «Но мы живем в обществе, где человек человеку волк. Нас отравили. Нашим мальчикам сказали: «Давай, пробивайся, иди по головам, делай деньги». Некоторые делают. Но большая часть провинции лежит в руинах. В провинции можно выжить, только если есть община. А ее нет».
Когда-то социальный капитал у нас был – люди в России жили общинами. Сейчас ситуация иная: еврейская или мусульманская община воспринимаются нормально, а русская община – как дикость, патриархальный пережиток.
Рецепт развития сельских территорий по Тюрину: нужна первоначальная ячейка людей, которые решат для себя: «Мы тут живем, мы за эту территорию отвечаем, это наше».
Нужен губернатор, который одобряет и поддерживает данную ячейку. Нужны технологии развития территорий и главы районов, умеющие с ними работать. А еще нужны четкие индикаторы успешности.
В финале встречи Глеб Тюрин рассказал о том, как другие страны, используя российские разработки, научились процветать. В США 60% ВВП создаются маленькими производствами в провинции. Там действует целая система под названием «community development» – общинное развитие, народная экономика.
Там действует идеология «покупай местное», «покупай свежее». Хорошая еда – это только местная еда. В результате производства работают, люди заняты делом, территории развиваются. А ведь теория развития через малое производство появилась в России.
30 лет назад в одной китайской деревне жило 300 человек. Чтобы стать одним из туристических центров Китая, они решили скинуться и построить в своем крошечном населенном пункте небоскреб. Им это удалось. Теперь в этой деревне живет 30000 человек.
Глеб Тюрин: «Они уже пришли. Они могут прийти к нам и на нашей территории запустить любое производство. Мы на своей территории конкурировать с ними не умеем».
Закончил свое выступление Тюрин, впрочем, на оптимистичной ноте: мы – люди не безнадежные. Если спохватимся, то все у нас получится.

province dimke
Бюджет: делим сами
Лекция магистра антропологии Дарьи Димке (Санкт-Петербург) также оказалась весьма познавательной, хотя название имела воистину мозголомное – «От горожанина к гражданину: партиципаторное бюджетирование как способ сборки локального сообщества».
Дарья Димке напомнила, что кризис представительной демократии наблюдается не только в России, но и по всему миру. На выборы ходит все меньше народу, в связи с чем возникает вопрос: если люди не избирают депутатов, то кого эти депутаты вообще представляют?
Чтобы бороться с кризисом представительной демократии, появилась необходимость отыскать новую модель управления. Такая модель была найдена в Латинской Америке. Краткая суть партиципаторного бюджетирования: из муниципального бюджета выделяется небольшая часть (скажем, 1%), распределять которую доверяют самим гражданам. Точнее, специально создаваемой комиссии, которая состоит из чиновников и горожан.
Дарья Димке: «Смысл всего этого мероприятия в том, что каждый из жителей города имеет возможность прийти и внести свое предложение по тому, как он хотел бы, чтобы бюджетные средства были распределены».
В России подобный эксперимент, когда горожане сами, а не через своих депутатов,  распределяют часть бюджета, начался в 2013 г. в городах Сосновый Бор и Череповец. Понятно, что такое бюджетирование было сопряжено с трудностями и проблемами. И первой из этих проблем была слабая культура коллективного действия. Люди, собираясь вместе, чаще всего просто начинали кричать друг на друга.
Еще одна проблема – объективная слабость и отсутствие больших полномочий у местных властей. Многие горожане впервые узнали об этих ограничениях, как и о том, что муниципальный бюджет недостаточно прозрачен.
В связи с этим фондом Кудрина даже был предложен специальный проект: чиновникам предлагалось не просто выкладывать бюджет как документ, но делать это в понятном для обычных граждан виде.
Проект партиципаторного бюджетирования в российских городах проходил следующим образом. Вначале была пиар-кампания, объясняющая суть эксперимента. Отбирались активные горожане, готовые вносить предложения по
распределению средств (15-20 человек плюс резерв). Затем предложенные инициативы обсуждались, проходили экспертизу.
После в комиссии решалось, на какие именно предложения потратят имеющиеся деньги. В финале рабочая группа доводит заявку до включения ее в городской бюджет. Горожанам стоило приготовиться к долгой работе: свой проект им приходилось сопровождать в течение двух месяцев.
В ходе эксперимента оттачивался и метод совместного бюджетирования. Стало понятно, что людей для обсуждения нужно обязательно сажать в круг, даже если им это неудобно. Для обеспечения продуктивной дискуссии крайне важен хороший модератор, дающий высказаться всем.
Удалось выяснить, что если правильно организовать общение, то люди перестают орать друг на друга через 4 встречи. Записи бесед всегда выкладывались в интернет, чтобы остальные горожане не думали, что здесь «подставные лица делят втихомолку деньги».
Выяснилось также, что депутаты не очень любят подобные эксперименты, когда средства распределят не они, а кто-то другой. Следовательно, депутатов нужно заранее убедить в необходимости партиципаторного бюджетирования.
Одним из аргументов может стать то, что горожане, работающие в комиссии, реально начинают понимать, что распределять средства – это не такая уж и простая работа. Люди начинают больше уважать труд депутата.
Но самое интересное, что этот проект – не про бюджетные деньги. Его главная цель – изменение менталитета горожан, включение их в общегородскую жизнь, приучение к ответственности за место, в котором они живут. Это пример проекта, создающего новые связи, научающего горожанина продуктивно взаимодействовать и с чиновником, и со своим соседом.
Под конец Дарья Димке назвала несколько условий, при которых возможно успешное проведение партиципаторного бюджетирования.
В городе не должно быть серьезных «катастроф»: никто не одобрит выделения средств на лавочки и скверы, если имеются огромные инфраструктурные проблемы.
Не должно быть  и крупных коррупционных скандалов, иначе горожане просто не поверят власти.
Кусок бюджета, приготовленый для совместного распределения, нужно выделить достаточно весомый: представители бизнеса, общественности и науки не заинтересуются копеечными суммами, которых не хватит ни на что серьезное.
А еще было бы правильно привлечь к делу специалистов, уже имеющих опыт партиципаторного бюджетирования. Они помогут избежать серьезных ошибок.


Финал марафона
После обеда форум продолжился марафоном социальных инициатив.
Первыми были представлены пензенские истории успеха городских проектов, а после них – проекты других городов (Москвы и Тольятти).
Мария Львова-Белова рассказала о «Квартале Луи» – месте, где молодые люди с ограниченными возможностями получают первичный профессиональный опыт, приобретают навыки для жизни в обществе.
Марина Танцырева говорила о том, как рождался пензенский детский журнал «Чердобряк» – камерная альтернатива интернет-времяпровождению.
Галина Асеева сделала доклад о том, как много городских сообществ и полезных инициатив сосредоточилось вокруг Лермонтовской библиотеки.
Александра Потемкина (Москва) рассказывала о том, как в молодежном пресс-центре студенты и школьники учатся грамотно писать и говорить (хотя бы при общении в соцсетях).
Олег Федоров (Москва), напротив, занимается людьми пожилыми – его университет искусств «третьего возраста» проводит комплексную арт-терапию, совмещающую занятия живописью, танцами и пением.
А Сергей Рыбкин (Тольятти) говорил о «теории разбитого окна» наоборот: если загаженные разрушающиеся объекты облагородить с помощью, скажем, стрит-арта, то люди перестают относиться к этой территории как к помойке.
Всего в ходе «Марафона социальных инициатив» было представлено более 20 проектов.
Подведение итогов форума получилось коротким, но емким. И разговор шел в значительной степени о том, для чего все это затевалось.
Снежана Французова: «Я уже третий год становлюсь программным директором форума «Поиск провинции». И каждый год меня спрашивают: «Ну и что, где ваши результаты?» Сегодня я совершенно ответственно могу заявить – результаты этого форума есть. И это не только информационное и идейное обогащение.
Я лично была свидетельницей того, что в перерывах и в кулуарах были достигнуты договоренности о совместных проектах, о взаимных контактах, о том, что Пенза будет продолжать и брать на себя чьи-то проекты. И, что для меня самое отрадное, проекты из Пензы поедут в другие города России».
Юрий Кривов: «Результат четвертого «Поиска провинции» – это пятый «Поиск провинции». Понятно,  мы ушли от тех бюджетов, с которых когда-то начинали. Тем не менее, мне представляется, что разговор с каждым годом становится все предметнее и мы приближаемся к сути.
История про социальный капитал – то, о чем так или иначе говорили все коллеги – это главная история для сегодняшней России».

Прочитано 1014 раз

Уважаемый читатель!

Наверное, если вы дочитали эту публикацию до конца, она вам понравилась. Очень на это рассчитываем.
Верим в то, что сравнительно малочисленная аудитория «Улицы Московской» вместе с тем еще и верная аудитория. Верная принципам открытого и свободного общества.
Открытое общество, одним из элементов которого является справедливая и сбалансированная журналистика «Улицы Московской», может существовать исключительно на основе взаимной ответственности и взаимных обязательств.
Мы бросаем вызов власти и призываем ее к ответственности.
Мы ставим под сомнение справедливость существующего положения вещей и готовим наших читателей к тому, что все еще изменится.
Мы рассказываем о вещах, о которых власть хотела бы умолчать, и даем шанс обиженным донести свою правду.
Но мы нуждаемся в вашей поддержке.
И если вы готовы потратить посильные вам средства для поддержания свободного слова, независимых журналистских расследований, мы потратим ваши средства на эти цели.

Заранее благодарен, Валентин Мануйлов

donate3

Поиск по сайту