Не верьте пропаганде. Россия Владимира Путина – это скрипящее судно

A A A

Единый фронт, который мы видели во время чемпионата мира, это иллюзия. Путин опасается объединённой оппозиции простого народа и элиты.

В связи с интересом, который сегодня испытывают интеллектуально подготовленные читатели к теме будущего России, «Улица Московская» предлагает анализ француженки Мари Мендрас, который опубликован в британской леволиберальной газете «Гардиан».


Мендрас Мари.
Французский исследователь современной, то есть ельцинской  и путинской,  России. Не помню точно года, очевидно, это был 1993 год, но, возможно, и 1994 или 1995.
Во время одного из моих приездов в Москву Александр Петрович Минеев, учредитель и издатель журнала «Ваш выбор», с которым я сотрудничал как автор и консультант, попросил меня проконсультировать Мари Мендрас: она, наверное, только начинала как исследователь России. Он позвонил Мари и сказал, что она ждет меня во французском посольстве.
Я увидел приятную молодую женщину, она явно стеснялась, возможно, оттого, что по-русски говорила с трудом, подбирая слова. Ей помогала переводчица. Мари задавала вопросы, я отвечал…
Следующая встреча произошла в 1999 году году во время конгресса по региональной политологии в Большом Болдино, который проводил мой товарищ и коллега из Нижнего Новгорода Сергей Борисов.
Мари стала явно больше понимать в сути политических процессов, происходящих в России. Свое видение она грамотно обрамляла соответствующей лексикой. И держалась более уверенно. Не просто как женщина – улыбчиво и дружелюбно, – но и как исследователь: при обсуждении она пыталась отстаивать свою точку зрения.
В дальнейшем мог следить за творчеством Мари Мендрас только по публикациям, размещенным в Интернете. Пишет грамотно, но ничего неожиданного не сообщает русскому читателю. Потому-то ее переводят на русский язык и публикуют для нашей публики.
В отличие от  Франсуазы Тома, которая для русского читателя по-прежнему непереводная.
Из книги: Валентин Мануйлов. Мой алфавит.

mendrasМари Мендрас (в центре) на II конгрессе по региональной политологии, сентябрь 1999 г., с. Большое Болдино. Валентин Мануйлов – крайний справа.


 Этим летом чемпионат мира по футболу создал иллюзию, что Россия – это хорошо управляемая страна с довольным населением. Но теперь, когда спортивное великолепие подошло к концу, русские возвращаются к серой повседневности и полному отсутствию перспектив. Идея о нации, сплочённой вокруг Владимира Путина, это выдумка.
Россию часто описывают как систему, где друг другу противостоят две противоположности: путинцы и либералы, богатые и бедные, селяне и москвичи, «славянофилы» и «западники».
Сам Кремль говорит о «патриотической» России, которая вынуждена постоянно бороться с незначительной оппозицией, изображаемой как «пятая колонна», возникшая и действующая по указке внешних сил.
Он пытается навязать зарубежным наблюдателям эту чёрно-белую картину, на которой вождь является полноценным властелином страны, пользующимся всеобщим почётом, а сомневающиеся в нём – всего лишь исключением.
В действительности существуют три России. Первая – это Россия Путина, построенная на власти олигархии и её мощной пропагандистской машине.
Вторая – это Россия простого человека. Она многогранна, но её обитатели объединены общими проблемами.
Третья – это Россия профессиональных элит и верхнего среднего класса, которые выиграли от экономического подъёма 2000-х годов, а теперь потеряли очень многое.
Подавляющее большинство 140-миллионного народа России обеспокоено падением уровня жизни, деградацией здравоохранения и образования, угрозами своему благополучию и коррупцией. Несколько недель назад во многих областях вспыхнули протесты против планов правительства повысить пенсионный возраст.
В них приняли участие представители самых разных социальных сил. (Опросы показывают, что 8 из 10 русских выступают против реформы.) Они продемонстрировали, что в обществе растёт недоверие к властям. Многие люди сомневаются, что путинская система принимает близко к сердцу их интересы.
Социологи из независимого Левада-центра указывают на растущий пессимизм. Несмотря на телевизионную пропаганду (или благодаря ей), всё больше и больше русских говорят, что крайне мрачно видят как свои личные перспективы, так и будущее страны. Они также обеспокоены военным вмешательством в дела Украины и Сирии, ведущим к растущим потерям среди молодых солдат.
Положение, в котором оказался Путин,  это классическая проблема самодержавного вождя. Ему нужно демонстрировать народную поддержку, чтобы убедить как ближний круг, так и возможных соперников в том, что он непобедим и незаменим.
Постоянные разговоры о высоком уровне одобрения его деятельности (80-85%) были необходимым условием его предрешённой «сокрушительной победы» на мартовских президентских выборах. 
Ради неё такому серьёзному кандидату, как Алексей Навальный, не позволили участвовать в гонке. Независимым аналитикам и наблюдателям оставалось лишь любоваться размахом подтасовок при голосовании и степенью политического контроля над поведением миллионов избирателей.
В сегодняшней России требуется определённое мужество, чтобы разоблачать манипуляции и развенчивать мифы о народной любви к Путину.
О подлинном положении вещей свидетельствуют следующие данные: более 40% избирателей не участвовали в выборах, 20% голосовали за «прочих» кандидатов и менее 40% отдали свои голоса президенту.
А как насчёт элит?
Очень важно провести различие между правящей группировкой (путинской сетью из сотрудников служб безопасности, чиновников и олигархов) и неправящими элитами и верхним средним классом, которые включают несколько миллионов учёных, интеллектуалов, муниципальных служащих и региональных чиновников, преподавателей и предпринимателей.
На фоне коррупции и сокращения бюджетных расходов этим людям приходится руководить больницами, школами, управами и фабриками. Они заняты предпринимательской деятельностью, они учат, творят, внедряют инновации. Именно на них возложена трудная задача посредничества между народом и правящим классом. Многие из них ощущают собственное бессилие, однако остаются преданы режиму.
За последнее десятилетие многие профессионалы покинули Россию. Сегодня десятки тысяч этих людей живут в Европе, Северной Америке, на Украине, в Грузии или в городах Азии. Они пристально следят за развитием событий в России. Многие из них надеются когда-нибудь вернуться в послепутинскую Россию.
Как бы ни старался Кремль не обращать внимания на это явление (относясь к нему как к «счастливому избавлению»), утечка мозгов и талантов из России стала новым серьёзным вызовом режиму.
При всей своей напыщенности Путин боится, что против него восстанут как народ, так и элита. Народное недовольство опасно, лишь если оно усилено интеллектуалами, журналистами и оппозиционными политиками.
Исключительная популярность Навального и его антикоррупционного фонда показывает, как работает новая политика. У сайта navalny.com миллионы посетителей. Фильм о богатствах русского премьер-министра Дмитрия Медведева посмотрели более 20 млн человек. Значительная часть сторонников Навального – это молодые и бесстрашные люди.
Общественное возмущение внутри страны, гражданские требования, молодая оппозиция и «временная диаспора» вполне способны создать проблемы Путину.
В этом положении у него не очень большой выбор: усилить политические репрессии и тем самым продолжать удерживать страну в бесплодном тупике или попытаться пойти на уступки, рискуя тем самым ослабить ту хватку, которой он держится за власть и богатство.
Пока Путин не выказывает намерений покинуть Кремль или подготовить себе смену. И это несмотря на проблемы в экономике и тревоги верхнего среднего класса. В сформированном в мае правительстве во главе со слабым Медведевым нет серьёзных реформаторов.
Экономисты ожидают, что ближайшие годы будут отмечены вялым экономическим ростом и растущими социальными проблемам.
Наконец, притязаний на статус мировой державы может оказаться недостаточно
для того, чтобы сплотить расколотое общество и его всевозможные элиты вокруг диктатора.
Русские хотели бы усиления социальной защиты на фоне падения уровня жизни. Многие из них полагают, что главным предназначением пенсионной реформы является отвлечение дополнительных средств на военные авантюры и обогащение отдельных лиц.
Режим пытается отвлечь внимание от застоя в экономике, провоцируя противостояние с Западом. Но оно обходится стране слишком дорого, а к тому же непродуктивно и не слишком популярно. Впрочем, Путин скорее предпочтёт продолжить следовать прежним курсом, чем пойти на риск либерализации и подотчётности.
Руководство России, её обеспокоенные элиты и с пессимизмом глядящее в будущее общество – вот составные части этого неустойчивого равновесия.
Растёт обеспокоенность каждой из трёх Россий угрозой его нарушения. Каждая из них пристально следит за двумя другими.
А тем временем путинизм – эта формула устойчивости – продолжает идти своим путём.
The Guardian, 25 июля 2018 г.

Прочитано 899 раз

Уважаемый читатель!

Наверное, если вы дочитали эту публикацию до конца, она вам понравилась. Очень на это рассчитываем.
Верим в то, что сравнительно малочисленная аудитория «Улицы Московской» вместе с тем еще и верная аудитория. Верная принципам открытого и свободного общества.
Открытое общество, одним из элементов которого является справедливая и сбалансированная журналистика «Улицы Московской», может существовать исключительно на основе взаимной ответственности и взаимных обязательств.
Мы бросаем вызов власти и призываем ее к ответственности.
Мы ставим под сомнение справедливость существующего положения вещей и готовим наших читателей к тому, что все еще изменится.
Мы рассказываем о вещах, о которых власть хотела бы умолчать, и даем шанс обиженным донести свою правду.
Но мы нуждаемся в вашей поддержке.
И если вы готовы потратить посильные вам средства для поддержания свободного слова, независимых журналистских расследований, мы потратим ваши средства на эти цели.

Заранее благодарен, Валентин Мануйлов

donate3

Поиск по сайту