Победа Путина: честный выигрыш или театрализованное представление?

A A A

Поначалу, когда было объявлено о триумфальной победе Владимира Путина, в коей никто и не сомневался, я не собирался комментировать тему.
Но, прочитав, что написали «Ведомости» в статье «За счет чего Владимир Путин установил выборный рекорд», я решил, что промолчать для меня – значит, поступиться совестью.

Поэтому решил все-таки попробовать слегка сместить акцент или вектор в интерпретации этой оглушительной, как кое-кому кажется, победы.
Представим себе для начала, что в соревнованиях по бегу на 3 км принимают участие профессиональный спортсмен 20 лет, мастер спорта, трижды чемпион области, два третьеразрядника, 15 и 16 лет, оба учащиеся средней школы, группа совсем мелких пацанов, 10-12 лет, и еще девчушка, тоже 10 лет.
И скажите, кто победит в этом забеге?
Конечно, если  трибунам разрешить, то они освистают такое соревнование, которое вовсе и не соревнование. Но если трибуны предупредить, что надобно хлопать в ладоши, то получите аплодисменты, переходящие в овации. Наши люди за годы большевизма научились играть по правилам режима.
Уверен, ни у кого из тех, кто ковал Путину победу, нет сомнений в том, что собственно соревнования-то и не было. Они на это и не были заточены.
Задача, которую перед ними поставили, называлась «театрализация (не драматизация) процесса сохранения у власти стареющего политика».
Нельзя было ставить этого человека в обстоятельства реальной конкурентной борьбы. Это могло поставить под сомнение факторы стабильности той касты, что стоит за его спиной.
Но каста побоялась, то есть не стала рисковать путем создания имитационной игры «Навальный против Путина». Дескать, и так добьемся нужной явки. По их мнению, явка легитимизирует победу Путина.
Между тем, как бы там народ ни проголосовал, в действительности в глубине души каждый понимает, что выборы носили неконкурентный характер.
Путин получил столько голосов не потому, что все эти люди были за него. А потому, что им не захотелось голосовать за клоунов. Все-таки люди наши имеют чувство собственного достоинства, которое власть способна временами локализовать, но до конца вымарать она его не может.
* * *
В России от сумы и от тюрьмы не зарекайся. Верна эта мысль и по отношению к правителям. Вчера ты – полковник и адъютант, а завтра – министр или президент. Сегодня ты – президент или министр, а завтра ты – пенсионер или сиделец.
Конкурентные выборы – признак живой, развивающейся политической системы.
Неконкурентные выборы – признак стагнирующей, отживающей свое время политической системы.
Динамичный характер правящего класса с наличием лифтов, с возможностью за счет личной активности сделать карьеру и подняться с низов наверх, с правом на рост в публичном пространстве – все это признаки того, что внутри правящего класса есть конкуренция. Благодаря этому правящий класс не закостеневает, выдвигает из своей среды новых перспективных лидеров.
Отсутствие внутри правящего класса конкуренции, невозможность за счет публичной активности пробиться в него или подняться внутри него по иерархической лестнице суживает возможности правящего класса, приводит к его закостенению.
В конечном счете такой правящий класс превращается в касту, или в замкнутую систему, куда не поступает  свежей крови извне.
Между тем из истории известно, что общины, в которых братья берут в жены сестер, а сестры выходят замуж за братьев, рано или поздно вымирают.
Кастовый характер правящего класса неизбежно приведет к тому, что он станет выморочным. Как это, собственно, и произошло перед событиями 1917 г.
В мягкой форме кастовый и выморочный характер наша власть приобрела уже в 70-е годы. Естественным путем она отмерла в конце 80-х – начале 90-х годов.
Те процессы, что происходят внутри нашей власти на наших глазах сегодня, все это я уже наблюдал во второй половине 80-х годов.
Ритуальные действия в формате заклинания в верности режиму.
Все ходили на демонстрации (реальными диссидентами были те, кто их игнорировал), участвовали в партийных собраниях и поднимали руки за правильные решения (в которые никто не верил).
Произносили правильные слова, то есть те, которых ждали люди власти или просто руководства. Осуждали Рейгана за то, что хотел втянуть СССР в звездные войны. Верили в справедливость войны в Афганистане. Думали, что в СССР нет ни кризиса, ни секса. Ну а потом случился 1991 год.
Сначала ГКЧП даже не смог взять в свои руки власть. А ведь казались такими всесильными эти люди. Оказалось, обычные трусливые ребята.
Так вот, сегодня я вижу те же самые ритуальные или театрализованные действия. На митинг в поддержку Крыма, на каких-нибудь 15-20 минут, приходит меньше людей, чем на митинг, организуемый штабом Навального.
На акцию памяти погибших в Кемерово, которую организуют по указанию власти, приходит многократно меньше, чем на самоорганизуемую акцию памяти в сквере Дзержинского.
Люди по факту не хотят иметь ничего общего с этой властью. Но вынуждены в отдельных случаях, в частности во время выборов, сохранять лояльное отношение к власти. Дабы хуже не было.
Хуже, бесспорно, будет.
* * *
Элита, или управленческая вертикаль, нуждается в обновлении. Самое естественное, если процесс обновления идет за счет конкуренции, когда сильный лидер выдавливает или отодвигает в сторону слабого руководителя.
В нашем случае мы имеем закостеневающую систему, в которой отсутствует конкуренция идей и людей. Но когда наступит время смены всего управленческого корпуса, выносить придется сразу всех. Не по десятку губернаторов. А тысячами – министров, начальников департаментов, губернаторов, мэров, председателей сельсоветов, депутатов разных уровней. А также директоров государственных и муниципальных предприятий, которые вроде бы и не власть, но на самом деле экономическая опора власти.
И речь тут не о мелких предприятиях типа районного мупа, а о государственных корпорациях, где сотни и тысячи руководителей имеют  доходы, несоизмеримые с их вкладом и талантом.
Тут вопрос в том, когда такой обвал может наступить. Раньше я полагал, что Путин может благополучно досидеть и до 2024 г., и даже до 2030 г.
В свете нынешних разговоров о введении неограниченного президентского срока, допускаю, что смена управленческого корпуса может начаться и при Путине. Просто процесс затянется.
Но одновременно приобретет еще большие масштабы театрализация политического процесса, когда жонглирование словами и лозунгами будет создавать иллюзию управления.

 

Прочитано 927 раз

Уважаемый читатель!

Наверное, если вы дочитали эту публикацию до конца, она вам понравилась. Очень на это рассчитываем.
Верим в то, что сравнительно малочисленная аудитория «Улицы Московской» вместе с тем еще и верная аудитория. Верная принципам открытого и свободного общества.
Открытое общество, одним из элементов которого является справедливая и сбалансированная журналистика «Улицы Московской», может существовать исключительно на основе взаимной ответственности и взаимных обязательств.
Мы бросаем вызов власти и призываем ее к ответственности.
Мы ставим под сомнение справедливость существующего положения вещей и готовим наших читателей к тому, что все еще изменится.
Мы рассказываем о вещах, о которых власть хотела бы умолчать, и даем шанс обиженным донести свою правду.
Но мы нуждаемся в вашей поддержке.
И если вы готовы потратить посильные вам средства для поддержания свободного слова, независимых журналистских расследований, мы потратим ваши средства на эти цели.

Заранее благодарен, Валентин Мануйлов

donate3

Поиск по сайту