О научно-техническом рабстве и головокружении от его успехов

A A A

Историк-любитель Алексей Борисов предлагает свой взгляд на то, стоит ли сегодня в нашей стране возрождать сталинско-бериевские шараги.


Работая некогда в редакции крупного портала, рискнул провести интернет-опрос читателей на тему: «Считаете ли вы возможным для ускорения инновационного развития страны введение для ученых и инженеров «шараг» по типу сталинско-бериевских?»
Проще говоря, следует ли арестовывать конструкторов, технологов, программистов, прогонять их для острастки через лагеря, а потом сажать в «специальные технические отделы» при тюрьмах? Где они на всем готовом (хлеб, похлёбка, папиросы) вместо лесоповала будут, под бдительным присмотром, работать над имеющими государственное значение проектами?
Напомню, что в свое время через такие «шаражки» прошли выдающиеся конструкторы Туполев, Петляков, Поликарпов, Королев и другие.  
Идея возрождения «шаражек» набрала 26% голосов респондентов. Еще 18% согласны на ограничение свободы – «лишь бы кормили».
Иными словами, почти половина пензенских  студентов, молодых специалистов готовы подвергнуться несправедливому аресту, унижениям, принудительному тяжелому труду. Или подвергнуть всему этому своих товарищей: однокурсников, коллег по работе.
Очевидно, сказался юношеский максимализм. Вот, мол: колупалась, колупалась страна при НЭПе и ничего толкового сделать не могла.
А как стали сажать, так сразу и попёрло: и  авиация, и флот, и прочий паритет с западными супостатами.
Так, может, и сейчас? Ради величия России? Ради пользы дела?
Весь вопрос в том, была ли эта «польза дела»?
Первые «шаражки» появились отнюдь не при Берии, а еще при Менжинском, когда в итоге «процесса промпартии» в заключение попала добрая половина советских авиаконструкторов. После всяческих мытарств их собрали в ЦКБ-39 при тюрьме ГПУ.
Созданный ими самолет, истребитель И-5, был распиарен как лучший в мире. Мол, вот каких результатов можно добиться от «вредителей» и «врагов народа», если их «палкой по ушам»!
Никто, разумеется, труженикам ГПУ возражать не стал. Хотя, если глянуть на табличку, в которой И-5 сравнивается с потенциальными соперниками, что-либо особо выдающееся придётся поискать.

table


Данные приведены по сайту Авиационной энциклопедии «Уголок неба» (airwar.ru) для всех самолетов, кроме И-5.
Для И-5 в этом источнике значится слишком низкая, по сравнению с другими источниками, скорость. Возможно, вследствие опечатки. Поэтому для этого самолета характеристики были взяты из Википедии.
Главным достоинством детища ЦКБ-39 выставлялась его исключительная манёвренность. Но как раз в то время идеология манёвренного воздушного боя вытеснялась концепцией скоростной схватки «на вертикалях». Со времен I Мировой войны, когда формировалась модель маневренного боя истребителей, вес этих машин вырос в 2 раза, а мощность моторов – в 3-4 раза, что дало возможность пилотам шире применять манёвр в вертикальной плоскости.

borisov i5

Нетрудно заметить, что воплощение этой концепции просматривается уже в предыдущем поликарповском проекте И-3, разработанном в 1926-1928 гг. – до того, как конструктор попал в застенок. И впоследствии (после освобождения) была воплощена в выдающемся И-16.
Получается, что репрессии против инженеров, затраты времени, средств на работу над спущенным сверху заданием на хороший истребитель, но предыдущего поколения, затормозило развитие советской авиационной школы, отсрочило появление перспективных боевых машин.
Вот и вся «польза дела» и «государственный интерес», которыми у нас так любят оправдывать беззаконие, репрессии, просто отступление от здравого смысла.

borisov 2


В ведомстве Менжинского тоже, очевидно, поняли, что сотворили что-то не то: конструкторы были освобождены, ЦКБ-39 переформатировано и превратилось в цивильное учреждение, в котором работали вольнонаёмные специалисты. Возглавил его гениальный С. В. Ильюшин, создатель штурмовика Ил-2 и других великолепных летающих машин.
Но официально практика рабского труда осуждена не была. «Шаражки» стали плодиться во всех отраслях. Хотя толку особого от них не было. Большинство образцов военной техники, с которыми СССР победил в Великой Отечественной войне: самолеты Як, Ла, Миг, Ил, Су, танки Т-34, ИС и КВ, артиллерийские орудия Грабина – создавались на свободе и свободными людьми.
Почему же миф об эффективности «шаражек» столь живуч? Находит отклик в общественном сознании и в нашу постиндустриальную эпоху? 

borisov 3


Вспомним, что возникновение ЦКБ-39 стало одним из итогов «процесса промпартии», «Шахтинского дела» и т. п. То есть результатом схватки за право играть первую роль в промышленности между специалистами-технократами и милитаризированной, но, увы, далёкой от сугубо технических и экономических познаний кастой «профессиональных революционеров», переквалифицировавшейся в профессиональных управленцев над всем и вся.
И эксперимент с ЦКБ-39 должен был показать, что технократия (в дословном переводе – «искусство созидания» – научное управление производственной деятельностью, инженерными изысканиями; творческий поиск и техническая интуиция) может быть с успехом подменена масштабным террором в отношении наиболее созидательной части общества, низведением ее до положения рабского и униженного сословия.
Интерес к этому эксперименту обостряется всякий раз, когда общество переходит от рациональных, прагматичных целей своего развития к абстрактным, идеологизированным целям.
Будь то насильственное насаждение социализма по всему миру, или какой-либо вариант ниспровержения «загнивающего» Запада и передела созданных им в процессе «загнивания» богатств, технологий и прочего.
Ничего особо страшного в этом нет: уже во втором поколении милитаризированная каста идеологов получает неплохое образование и становится технократами, в третьем – либералами.
Беда в другом. Пиар шаражечных достижений – дело настолько упоительное, что погружает в эйфорию не только самих пиарщиков, но и население. Порождает иллюзию универсальной применимости насилия и веру в то, что при таких-то успехах война – дело легкое и почти развлекательное.
То, что самопиар военно-идеологической верхушки и реальность – вещи, отстоящие друг от друга бесконечно далеко, советскому народу пришлось постигать на опыте поражений 1941-1942 гг. и ценою 27 млн жертв.
Жаль, что уроки истории ничему не учат: на похмелье после очередного головокружения от успехов людей в стране может просто не хватить.
Алексей Борисов, историк-любитель

Прочитано 701 раз

Уважаемый читатель!

Наверное, если вы дочитали эту публикацию до конца, она вам понравилась. Очень на это рассчитываем.
Верим в то, что сравнительно малочисленная аудитория «Улицы Московской» вместе с тем еще и верная аудитория. Верная принципам открытого и свободного общества.
Открытое общество, одним из элементов которого является справедливая и сбалансированная журналистика «Улицы Московской», может существовать исключительно на основе взаимной ответственности и взаимных обязательств.
Мы бросаем вызов власти и призываем ее к ответственности.
Мы ставим под сомнение справедливость существующего положения вещей и готовим наших читателей к тому, что все еще изменится.
Мы рассказываем о вещах, о которых власть хотела бы умолчать, и даем шанс обиженным донести свою правду.
Но мы нуждаемся в вашей поддержке.
И если вы готовы потратить посильные вам средства для поддержания свободного слова, независимых журналистских расследований, мы потратим ваши средства на эти цели.

Заранее благодарен, Валентин Мануйлов

donate3

Поиск по сайту