В защиту privacy

A A A

apens aТак можно интерпретировать выступление экс-председателя Комитета Норвегии по защите данных Георга Апенса на семинаре Московской школы гражданского просвещения в июне 2014 г.

В своей речи Георг Апенс ставил больше вопросов, чем давал ответов. Он настойчиво обращал внимание слушателей на то, что современные достижения в области информационных технологий и в медицине таят опасности для общества. Большинство людей на планете не осознаёт эти опасности: не желает задумываться.
Георг Апенс старательно воздерживался от категоричных выводов. Однако для характеристики современного общества и его ближайшего будущего норвежский эксперт постоянно обращался к анитутопиям ХХ в.
Индивидуальное против коллективного
Что главнее: индивидуальное или коллективное? Идея автономности или патернализма?
Опираясь на примеры из истории, особенно прошлого века, Георг Апенс делает заключение: устойчивое равновесие между индивидуальными и коллективными нуждами недостижимо. «Маятник постоянно раскачивается и никогда не приходит в точку покоя», – сказал Георг Апенс.
apensОн привёл знаменитую цитату из речи Джона Кеннеди: «Не спрашивайте, что может сделать для вас страна, но задавайтесь вопросом, что можете вы сделать для своей страны». И заметил, что эти знаменитые слова цитируются и как возражение против политики welfare (общества социального благоденствия), и как аргумент национализма.
Сегодня, констатировал Георг Апенс, нравственное обязательство граждан предоставлять информацию о себе при условии, что это служит интересам общества в целом, трактуется весьма расширенно.
Проблема в дальнейшем использовании этой информации. Например, может ли образец крови, взятый у водителя для проверки на состояние алкогольного опьянения, впоследствии использоваться в рамках иного дела? (Например, для установления биологического отцовства.)
Философия защиты данных предполагает, что данные не могут быть использованы в каких-либо других целях, кроме конкретно оговоренных.
В январе 1981 г. Советом Европы была ратифицирована Конвенция по защите личности в связи с автоматической обработкой персональных данных (подписана Россией в 2001 г., ратифицирована в 2013 г.).
В пункте b статьи 5 этой конвенции говорится, что личные данные, подлежащие автоматической переработке, будут храниться исключительно в законных и конкретных целях и не могут быть использованы в целях, не совместимых с вышеозначенными.
Однако, по мнению Георга Апенса, крайне сложно ожидать, что вся информация, собранная в административных или научных целях, полезна с точки зрения риска вмешательства в частную жизнь.
Георг Апенс считает, что сейчас у нас нет инструментов, которые бы одновременно предлагали и защиту частных данных одного человека, и передачу этих данных в общественно значимые проекты.
Подтверждение этому – регулярные сообщения о взломах официальных сайтов, ящиков электронной почты и пр. В результате обнародуется личная переписка или иная частная информация. Самая громкая история последних лет – разоблачения Эдварда Сноудена.
Георг Апенс, по его словам, надеялся, что разоблачения Сноудена заставят людей более осторожно пользоваться электронными инструментами. К его большому сожалению, интернет-опрос показал: 62% норвежцев считают, что инцидент со Сноуденом не оказал на них никакого влияния. Всего 8% сказали, что будут осторожнее использовать некоторые слова и выражения, особенно в он-лайн режиме.
В «дивном новом мире» люди не хотят быть разумными и рациональными
Общество могло бы более критично подходить к вопросам по сбору, хранению и использованию личных данных. Однако сегодня вмешательство в традиционно приватную сферу воспринимается индифферентно.
Георг Апенс привёл в пример попытки защищать рекламу алкоголя и табака со ссылкой на принцип свободы информации. Он заявил, что недопустимо ссылаться на этот принцип, чтобы убеждать людей делать вполне правомерные, но вредные для их здоровья вещи.
По мнению Георга Апенса, очевидно, что сегодня способность и готовность граждан принимать индивидуальную нравственную ответственность находится в упадке. Иногда говорится, что люди чувствуют себя лишёнными автономии, независимости со стороны правительства вследствие развития технологий, социо-экономических структур, из-за массовой безработицы, урбанизации.
Если это верное наблюдение, заметил Георг Апенс, то очень сложно найти эффективные средства для восстановления мотивации защиты частной жизни.
Великие философы-либералы прошлого были убеждены в рациональности человека. Они верили, что «свободный поток информации и мнений наряду со всеобщим избирательным правом гарантируют политическую свободу, идеологическую рациональность и социальную порядочность» (Джон Стюарт Милль). «Люди не могут быть свободными и безопасными без информации. Если пресса свободна, то каждый человек свободен» (Томас Джефферсон).
Олдос Хаксли в своём романе «О дивный новый мир» и в написанном спустя почти 30 лет эссе «Возвращение в дивный новый мир» говорит о том, чего не могли предвидеть оптимисты XIX в.
В постиндустриальных обществах основная потребность – досуг и развлечения. Правдива информация или лжива – не так уж важно. Основная цель колоссальной индустрии массовых коммуникаций – предоставлять потребителям иллюзии, небылицы и сказки.
Генетические вызовы
Георг Апенс вспомнил, как несколько лет назад учёные из проекта Хьюго (The Human Genome Organisation, HUGO) заявили, что скомпилировали прототип генома человека. В настоящее время геном расшифрован, и учёные сообщества всего мира широко праздновали это достижение. Его праздновали и политики, и правительственные чиновники, которые должны реагировать на запросы общества в части развития здравоохранения и увеличения продолжительности жизни.
Однако открывшиеся возможности регулирования, планирования и даже контролирования будущего вызвали у части людей сомнения и  настороженность. Генетика однажды, в не очень отдалённой перспективе, сделает возможным планирование успеха.
Вопрос в том, кто будет планировать? Транснациональные фармацевтические корпорации?
Необходимо говорить, убеждён Георг Апенс, что достижения в области генетики, к сожалению, могут быть использованы во вред. Он сравнил эру, в которую вступает человечество, с наступлением эры атомного оружия.
«Для меня генетика представляет большой вызов традиционным концепциям о частной жизни и её неприкосновенности. Я не могу помыслить о чём-либо более интимном или неприкосновенном, чем информация о патологической или патофизиологической потенциальности того или иного человека с точки зрения цитогенеза его клеток», – сказал Георг Апенс.
Генетическая информация о личности приводит к совершенно удивительным открытиям. Например, человек может курить 40 сигарет в день в течение 60 лет, и у него не возникнет рак лёгких.
Можно ли утверждать, что это знание будет соответствовать конвенции Совета Европы?
«Проблемы начинаются, когда лицо А начинает говорить нам интересные вещи о B, C и D. Должны ли они об этом информироваться? В каком случае мы должны распространять информацию относительно того, как те или иные лица должны вести себя, какой у них должен быть образ жизни, когда они должны зачинать детей и т. д.?» – спрашивает Георг Апенс.
«Стал ли бы Рональд Рейган участвовать в президентской гонке, если бы знал, что когда-либо у него разовьётся болезнь Альцгеймера? Какую роль сыграла бы эта информация в исходе выборов?»
Георг Апенс констатировал, что генетическая информация приводит нас на порог совершенно нового, невиданного знания.
Должен ли сбор генетической информации о человеке допускаться при информированном согласии всех его родственников? Должны ли лица и организации, занимающиеся подобными исследованиями, информировать тех, кто находится в зоне риска?
Если да, то в какой мере должны выделяться на это государственные ресурсы? Как ответ на этот вопрос соотносится с профилактикой заболеваний?
Вопросов много. Ответов пока нет.
«Для того, чтобы всё понимать, я сначала должен всё знать»
Нельзя одновременно съесть пудинг и сохранить его. Сегодня мы пытаемся сделать и то, и другое. В 2014 г. ситуация такова, что, возможно, придётся выбирать: разрабатывать системы и технологии общественного доступа или меры, которые смогут защитить, в классическом смысле слова, сведения о нас как частных лиц.
В последнем Георг Апенс очень сильно сомневается.
Он заметил, что Джордж Оруэлл ещё в 1949 г. написал в своём романе «1984»: «Те, кому принадлежит прошлое, также наследуют своё будущее».
Ещё прямее говорил бывший руководитель Штази (службы безопасности ГДР) Эрих Мильке: «Для того, чтобы всё понимать, я сначала должен всё знать».

Прочитано 1130 раз

Уважаемый читатель!

Наверное, если вы дочитали эту публикацию до конца, она вам понравилась. Очень на это рассчитываем.
Верим в то, что сравнительно малочисленная аудитория «Улицы Московской» вместе с тем еще и верная аудитория. Верная принципам открытого и свободного общества.
Открытое общество, одним из элементов которого является справедливая и сбалансированная журналистика «Улицы Московской», может существовать исключительно на основе взаимной ответственности и взаимных обязательств.
Мы бросаем вызов власти и призываем ее к ответственности.
Мы ставим под сомнение справедливость существующего положения вещей и готовим наших читателей к тому, что все еще изменится.
Мы рассказываем о вещах, о которых власть хотела бы умолчать, и даем шанс обиженным донести свою правду.
Но мы нуждаемся в вашей поддержке.
И если вы готовы потратить посильные вам средства для поддержания свободного слова, независимых журналистских расследований, мы потратим ваши средства на эти цели.

Заранее благодарен, Валентин Мануйлов

donate3

Поиск по сайту