Цейтнот для Эрдогана

A A A

Ситуацию в связи со сбитым над территорией Турции российским боевым самолетом анализирует внештатный автор «Улицы Московской» Андрей Шенин, специалист по внешней политике Турции.

Трагические события вокруг сбитого СУ-24 породили вокруг себя множество слухов, сплетен и сомнений.
Можно начать с мысли, что заявленные F-16, скорее всего, могли взлетать с авиабазы Инджирлик, где, как известно, хозяйничают американские войска (и, соответственно, это могли быть не совсем турецкие пилоты). И закончить теорией, что самолет сбили выстрелом из ЗРК «Печора», который планировали продать в Катар украинские военные (продали или нет – неизвестно, но такие планы возникали).
Далее, сложно точно сказать, над чьей территорией действительно летел самолет, но даже если он пересек турецкую границу, то уничтожение – это самая крайняя мера.
В мире существуют официальные документы (как, например, договор между США и Россией) об обеспечении порядка в воздухе, где прописаны процедуры связи, конвоирования и посадки самолета-нарушителя на аэродром.
Турки, конечно, люди хитрые и подлые, но далеко не дураки, чтобы рушить двусторонние отношения таким неадекватным актом агрессии.
Выплывала теория, что это демонстративная месть за бомбежку нефтяной инфраструктуры ИГ (организации, запрещенной в России), поскольку демпинговая нефть продавалась и скупалась именно на границе с Турцией, причем фирмой, которую возглавляет сын президента Турции Реджепа Эрдогана.
Но эта мысль слишком прямолинейна для сложных и запутанных международных отношений.
Об отношениях России и Турции можно говорить много, но одно очевидно наверняка: Москва нужна Анкаре во много раз больше, чем наоборот.
Во-первых, туризм в Турции составляет, по разным данным, 12-14% ВВП и вклад россиян в эту цифру огромен.
Во-вторых, турецкое государство является вторым после Германии потребителем российского газа, порядка 60% всего объема – газ из РФ.
Россия найдет маршруты для экспорта, прекращение поставок для Москвы – это вопрос недополученной прибыли, а для Турции – вопрос выживания (ибо заменить его просто нечем), но тем не менее Россия не будет перекрывать поставки, опасаясь потерять репутацию надежного поставщика.
В-третьих, нельзя также забывать про строительство атомной станции в провинции Аккуя, про которую Эрдоган, храбрясь, заявлял, что «если русские не захотят строить, то найдутся те, кто сделает это».
Однако таких он не найдет по экономическим причинам, да и заявления эти были сделаны до выборов, когда ему нужна было продемонстрировать решительный характер и жесткую риторику.
В-четвертых, турецкий экспорт в Россию также, как и остальное, больше нужен именно Анкаре, поскольку ряд ее машиностроительных и текстильных предприятий (многие из которых до войны с ИГ были расположены в Сирии, неподалеку от турецкой границы) ориентированы исключительно на российского потребителя, т. к. иных покупателей на турецкий текстиль немного. А в Европе и США требования к качеству на порядок выше.
Более того, Владимир Путин и Реджеп Эрдоган последнее время несколько раз встречались и созванивались по самым важным вопросам и, казалось, пришли к какому-то соглашению.
Эрдоган даже почти перестал критиковать сирийского президента и призывать к его свержению. Ввиду всего вышеперечисленного, атака на СУ-24 выглядит, как минимум, странно и нелогично.
Ситуация выглядит таким образом, что у турок не осталось выбора в стратегии. Они не могут переложить вину на исламистов или другие страны, поскольку у первых нет такого оружия, чтобы достать на 4 километрах, а у вторых, как минимум, права летать над территорией Турции (кроме США, которые уже успели осудить действия Турции).
Поэтому турецким политикам не остается ничего иного, кроме как пытаться смягчить последствия конфликта фразами, что не могли поступить иначе при нарушении границ.
Кремль, в свою очередь, после победоносных 2014-2015 гг. тоже не может спустить все на тормозах и будет вынужден применить один из двух вариантов давления на Турцию – военный или экономический.
На военный никто и никогда не согласится, регион и без того полыхает, а экономический мы можем видеть уже сегодня, к примеру, рекомендации не отдыхать в Турции или срыв ряда экономических проектов. И это давление будет продолжаться.
Мне кажется, что после такого «удара в спину» Эрдогану, зажатому, с одной стороны, конфликтом с курдами, с другой, проблемами с ИГ, с третьей, кризисом непопулярности и, с четвертой, экономической блокадой со стороны России, придется в скором времени вновь лететь в Кремль.
Андрей Шенин, журналист,
кандидат исторических наук
выпускник кафедры международных отношений и внешней политики России Саратовского государственного университета.

Прочитано 827 раз

Уважаемый читатель!

Наверное, если вы дочитали эту публикацию до конца, она вам понравилась. Очень на это рассчитываем.
Верим в то, что сравнительно малочисленная аудитория «Улицы Московской» вместе с тем еще и верная аудитория. Верная принципам открытого и свободного общества.
Открытое общество, одним из элементов которого является справедливая и сбалансированная журналистика «Улицы Московской», может существовать исключительно на основе взаимной ответственности и взаимных обязательств.
Мы бросаем вызов власти и призываем ее к ответственности.
Мы ставим под сомнение справедливость существующего положения вещей и готовим наших читателей к тому, что все еще изменится.
Мы рассказываем о вещах, о которых власть хотела бы умолчать, и даем шанс обиженным донести свою правду.
Но мы нуждаемся в вашей поддержке.
И если вы готовы потратить посильные вам средства для поддержания свободного слова, независимых журналистских расследований, мы потратим ваши средства на эти цели.

Заранее благодарен, Валентин Мануйлов

donate3

Поиск по сайту