Самое читаемое в номере

Служба безопасности Украины как зеркало революции

A A A

derevyanko aПостоянный читатель «Улицы Московской» Виктор Деревянко, работавший в 2005-2009 гг. первым секретарем посольства России в Украине и одновременно помощником посла по вопросам безопасности, специально для наших читателей рассказал о роли Службы безопасности Украины в тех событиях, что потрясли в последние недели эту страну.

Откуда взялась угроза безопасности
В 2005 г., сразу после победы Оранжевой революции, Служба безопасности Украины подверглась масштабной реформе.
Начинал её Александр Турчинов, который не является кадровым офицером и до своего назначения на пост председателя СБУ не имел никакого отношения к спецслужбам. По образованию технарь, он пришёл в политику как соратник Юлии Тимошенко.
Новому председателю СБУ в тот момент профессиональный стаж и не требовался. Потому что это ведомство превращали в инструмент новой политики. Для этого достаточно было революционной убеждённости, которая у Александра Турчинова, безусловно, имелась.
При Турчинове в СБУ начались серьезные перемены. Прежде всего, существенно изменились приоритеты. Несмотря на тесные партнерские отношения, заметно усилилась разведывательная и контрразведывательная работа на российском направлении.
Фактически Россию стали позиционировать как главного противника. Активизировалась оперативная разработка российских представительств и российских граждан.
При этом практически были свернуты  контрмеры в отношении спецслужб ведущих западных стран.
СБУ усилила воздействие на русские и российско-ориентированные общественные организации, которые действовали на Украине. Оперативная работа велась по  классической схеме. Внедрение, контроль, при необходимости разложение и компрометация.

derevyankoМогу с уверенностью сказать, что большинство так называемых пророссийских организаций независимо от профиля их деятельности находились под колпаком украинской спецслужбы.    
В то же время достаточно комфортно себя чувствовали местные националистические организации, в том числе ультраправые и откровенно радикальные. Многие из них, особенно на западе страны, имели боевые структуры, военизированные лагеря, где инструкторы, имеющие спецподготовку, тренировали молодежь.
На этот же период приходится политическое становление и укрепление  националистического движения «Свобода», возглавляемого одним из лидеров нынешнего Майдана Олегом Тягнибоком. Сейчас «Свобода» является парламентской партией, инициирующей законы, ограничивающие права русских на Украине.
 Многие слышали, что в свое время в составе чеченских бандформирований воевали и выходцы с Украины. Это были люди, которые ехали на Кавказ не просто заработать денег. У большинства из них была четкая антироссийская мотивация. И возвращались они оттуда не только с боевым опытом, но и с определённым настроем.
Думаю, что в СБУ хорошо знали об этом. Зачастую мы информировали партнеров по официальным каналам о конкретных гражданах Украины, участвовавших в боевых действиях и причастных к преступлениям на Кавказе. В большинстве случаев реакция отсутствовала.
Вполне возможно, что сегодняшний Майдан получил таким образом боеспособное активное крыло, в котором много обстрелянных и хорошо подготовленных людей.
Сегодня очевидно, что самой боевой и организованной силой в противостоянии на Украине являются националисты, убежденные приверженцы  идеям Степана Бендеры. Это силовое и идейное звено формировалось на протяжении многих лет.
Украинские спецслужбы бездействовали или реагировали очень вяло. Так было, когда осквернялись памятники советским солдатам, когда оскорбляли ветеранов, нападали на представителей русскоориентированных организаций.
Не помню случая применения серьезных санкций за откровенные антироссийские и русофобские публикации, высказывания, лозунги. Украинское руководство не рассматривало подобные проявления как угрозу стабильности и безопасности государства.
По его мнению, главная угроза для Украины исходила от России.
Поправка на теорию национальных элит
Угрожала ли Россия украинскому государству на самом деле?
Надо понимать, что есть Украина как территория, обладающая всеми атрибутами суверенитета, очерченная государственной границей, внутри которой проживает определённая совокупность людей. Вот этой Украине Россия не угрожала.
Но есть ещё одна Украина, представленная интересами финансово-промышленных групп и конкретных персон. Тех самых, которые после развала Советского Союза прибрали к рукам бывшую социалистическую собственность и превратились в олигархов.
Понятно, что формирование миллиардных капиталов в сказочно короткие сроки–дело, мягко говоря, сомнительное, с точки зрения легитимности. Этот процесс зачастую проходил по законам криминального жанра.
Одновременно по этим же законам сформировалась новая украинская элита, рвавшаяся к власти как к инструменту расширения своих возможностей по дальнейшему умножению капиталов и влияния. Интересы нации рассматривались в этом же контексте или не рассматривались вообще.
Отсюда коррупция, кумовство, клановость, злоупотребления. Росло недовольство и раздражение населения, которое справедливо хотело жить в нормальной стране.
Для многих образцом была благополучная Европа.
Думаю, что так называемая Оранжевая революция 2004 г. вызрела на этих дрожжах. Одни элитные кланы попытались оттереть от кормушки другие. Сами украинцы называли эту революцию войной миллионеров против миллиардеров.
И внутриукраинская борьба не закончилась, о чем говорят последние трагические события.
В соседней России происходили аналогичные процессы формирования элитных групп, но с национальной спецификой в виде вертикали власти, опирающейся на госмонополии и единодушие в парламенте.
И хотя новая российская элита по своему происхождению и способам обогащения мало чем отличалась от украинской, она объективно более контролируема и управляема.  
Понятно, что на определенном этапе взаимные противоречия между украинскими и нашими олигархами и представляющими их интересы государственными лицами обострились, потому что любой бизнес растёт и с национальными границами не считается. 

derevyanko2Конкуренция показала, что крупный российский бизнес объективно сильнее. Почему? Да потому что у нас есть газовая труба – универсальный инструмент влияния. А взаимные противоречия стороны часто решали скорее по понятиям, чем по закону.
В сущности, все эти предновогодние споры о цене на энергоносители, воровство газа из транзитной трубы, многочисленные таможенные войны под предводительством Онищенко, кулуарные встречи министров и даже президентов есть, на мой взгляд, пример того, как наши олигархи выясняли отношения с украинскими.
И в большинстве случаев украинские олигархи проигрывали. У них-то трубы нет, а мы всегда можем вентиль перекрыть. Был у них один весомый аргумент в виде транзитной трубы. Но мы построили сначала Северный поток, потом начали строить Южный.
Кроме того, имела место экономическая экспансия со стороны России. Наверное, в Москве кто-то думал, что процесс идет в русле наших государственных и национальных интересов. Вероятно, в Киеве это выливалось в страх перед возрождением российской империи и утратой суверенитета.
Полагаю, что таким отношением к Украине мы отчасти спровоцировали украинские элиты на поиск способа защитить свои активы. Начался вывод капиталов на Запад, и, как следствие, активизировались разговоры об евроинтеграции. Все это сопровождалось мощной пропагандистской кампанией и в принципе совпадало с чаяниями значительной части населения.
Нелепые метания Януковича между Россией и Евросоюзом на фоне деструктивных процессов в экономике и социальной сфере привели к резкому всплеску протестной активности.
Украинская элита использовала ситуацию для реализации сценария Майдана. Появилась возможность все грехи свалить на президента и его окружение. Тем более что он этого заслуживал как яркий образчик феодально-криминального властного сообщества.
Роль спецслужбы
Деградация власти, несправедливость, коррупция чиновников,  вымогательство силовиков, социальная незащищенность, отсутствие перспектив.
Однозначно люди вышли на улицы Киева потому, что им надоела такая жизнь. Раздражение накопилось и рвалось наружу.
Знали ли об этом спецслужбы?
Несомненно.
Вопрос в том, почему это зашло так далеко? Почему спецслужбы не предотвратили произошедшую эскалацию противостояния? Ведь они должны были отслеживать, прогнозировать и контролировать ситуацию. В конце концов влиять на нее с начала и до конца, не допуская нежелательных вариантов.  
На первый взгляд, может показаться, что СБУ бездействовала и когда Майдан был еще мирный, и когда дело дошло до строительства баррикад и захвата зданий.
Уже на этом этапе были явные нарушения действующего законодательства и признаки государственного переворота. Фактически Майдан вышел из правового поля. Создалась явная угроза свержения законной власти.
Если чрезмерные действия «Беркута» стали фактором, который спровоцировал резкую радикализацию протестующих, где была СБУ, почему допустила провокацию?
Даже когда ситуация дошла до появления первых жертв среди митингующих и милиционеров, спецслужба ещё могла что-то предпринять. В частности, через агентуру выявлять организаторов и командиров с целью их нейтрализации.
Можно было перекрыть каналы снабжения Майдана всем необходимым для существования и ведения боевых действий. В конце концов, если дело дошло до стрельбы, то стрелять надо было по главарям. А стреляли, как мы видим,  по рядовым участникам. Причём стреляли, когда было совершенно понятно, что выстрелами Майдан уже не остановить.
Вывод напрашивается сам собой. Перед СБУ не стояла задача противодействия Майдану. Думаю даже, что выполнялась прямо противоположная задача.
Если было по-другому, то почему нет фактов разгрома зданий и объектов службы? Ничего не слышно также о репрессиях в отношении сотрудников. Не пострадали и руководители, чего нельзя сказать о сотрудниках МВД.
Не совсем понятно, кто, кроме Януковича и беркутовцев, ответит за обильно пролитую кровь
Уроки для России
Опыт Украины показал следующее.
Первое. Элита, которая держит капиталы за границей, имеет там собственность, обучает и устраивает на ПМЖ своих детей, летает туда каждые выходные на отдых, автоматически перестаёт быть национальной элитой, поскольку ориентирована на защиту своих личных, а не национальных  интересов.
Второе. Элита, имеющая активы и жизненные приоритеты за рубежом, не может в полной мере защищать национальные интересы своей страны, если они вступают в противоречие с интересами зарубежного государства.
Любое нежелательное для иностранного государства действие представителя этой элиты может быть нейтрализовано, а любое желательное – поощрено.
Третье. Государственные учреждения, включая спецслужбы, которые подчиняются этой элите, превращаются по сути дела в инструмент реализации  бизнес-интересов элитарных групп и кланов и подвергаются разложению.
Четвёртое. Разложившаяся и коррумпированная госструктура не способна в полной мере обеспечивать безопасность государства. Вместо этого она направляет  усилия на решение задач в межклановой борьбе. Зачастую сотрудники используют свой статус и возможности для личного обогащения.
Пятое. Внутри разложившейся структуры система отношений и кадровая политика выстраивается таким образом, что профессионалы, не участвующие в коррупционных схемах, выдавливаются. В результате снижается общественно-полезный эффект от работы, падают авторитет и доверие населения.  
Шестое. Взяв сказанное выше за основу, можно предположить, что иногда борьба национальных элит друг с другом за бизнес-интересы может привести к потерям государственного масштаба.
Если в результате всей этой перетурбации Россия потеряет базу Черноморского флота в Севастополе, это станет сильнейшим ударом по нашей геополитике, поскольку будут затронуты жизненно важные интересы России, связанные с её суверенитетом и возможностью реализовать самостоятельную внешнюю политику.

 

Прочитано 2374 раз

Уважаемый читатель!

Наверное, если вы дочитали эту публикацию до конца, она вам понравилась. Очень на это рассчитываем.
Верим в то, что сравнительно малочисленная аудитория «Улицы Московской» вместе с тем еще и верная аудитория. Верная принципам открытого и свободного общества.
Открытое общество, одним из элементов которого является справедливая и сбалансированная журналистика «Улицы Московской», может существовать исключительно на основе взаимной ответственности и взаимных обязательств.
Мы бросаем вызов власти и призываем ее к ответственности.
Мы ставим под сомнение справедливость существующего положения вещей и готовим наших читателей к тому, что все еще изменится.
Мы рассказываем о вещах, о которых власть хотела бы умолчать, и даем шанс обиженным донести свою правду.
Но мы нуждаемся в вашей поддержке.
И если вы готовы потратить посильные вам средства для поддержания свободного слова, независимых журналистских расследований, мы потратим ваши средства на эти цели.

Заранее благодарен, Валентин Мануйлов

donate3

Поиск по сайту