Самое читаемое в номере

Бразилия – страна победившей деиндустриализации

A A A

30 октября в 215-миллионной Бразилии пройдёт 2-й тур президентских выборов. В него вышли 76-летний бывший социалистический президент Луиш да Силва (2003–2010), представляющий Партию трудящихся (48,4%), и 67-летний действующий националистический президент Жаир Больсонаро (43,2%), представляющий Либеральную партию.

Нация оказалась расколота пополам между социалистами и националистами ещё в 1-м туре. Избиратели не оставили никаких шансов третьим силам. Бразильцы стёрли в порошок даже радикальных социалистов. Их вождь Сиру Гомеш получил всего 3% голосов (–9,4 процентного пункта по сравнению с 1-м туром президентских выборов 2018 г.).
На развалинах промышленности
Бразилия – главное разочарование 1-й четверти XXI века.
Весь конец XX столетия прошёл для этой страны под знаменем экспортоориентированной индустриализации, которую начал диктатор Артур да Силва (1967–1969).
Страна добилась на этом пути огромных успехов. Их вершиной стало правление левого либерала Фернанду Кардозу (1995–2002). В 2000 г. на долю продукции машиностроения приходилось 23% общего объёма экспорта (товары + услуги).
Символом прогресса Бразилии стала авиастроительная компания Embraer, которая спорила с канадской Bombardier за статус 3-го в мире производителя самолётов. Тогда, на рубеже тысячелетий, о Бразилии стали говорить как о «южноамериканском Китае».
Но с приходом к власти в 2003 г. социалистического президента Л. да Силвы началась сначала медленная, а потом всё более быстрая деиндустриализация страны.
У социалистов не было никакой осознанной промышленной политики. Они просто положились на игру рыночной конъюнктуры, а она в 2000-е годы благоволила сельскому хозяйству и добывающим отраслям. На Бразилию обрушился золотой дождь валютной выручки от экспорта продовольствия и полезных ископаемых. Заниматься обрабатывающей промышленностью бизнесу стало невыгодно.
Л. да Силва в те годы купался в море народной любви, связанной с бурным ростом благосостояния. Он приложил руку к искоренению в стране бедности, направляя на эти цели свалившиеся на голову правительства сверхдоходы. И в первые полтора десятилетия XXI в. бедность в Бразилии в самом деле радикально сократилась. О долгосрочных последствиях своего экономического курса, об идущей в стране ползучей деиндустриализации президент тогда просто не думал.
Его преемница социалистка Дилма Русева (2011–2016) почувствовала что-то неладное, но стала решать возникшие в промышленности проблемы с помощью отживших свой век рецептов протекционизма и импортозамещения, что в итоге привело лишь к ускорению деиндустриализации страны.
Результаты всей этой политики оказались плачевными. Страна полностью растеряла все достижения конца XX века и вновь стала аграрной страной, как несчастная соседняя Аргентина.
Доля продукции машиностроения с 2000 по 2020 г. в общем объёме экспорта упала с 23% до 8% (в России – с 5% до 4%), а доля продукции обрабатывающей промышленности в целом – с 45% до 20%, зато резко выросла доля аграрной продукции (с 27% до 39%) и полезных ископаемых (с 10% до 26%).
С 2017 по 2021 г., по данным Всемирного банка, Бразилия скатилась по добавленной стоимости, сгенерированной в обрабатывающей промышленности, с 13-го на 17-е место в мире, пропустив вперёд Россию, Ирландию, Турцию и Испанию (в прошлом году Россия находилась на 10-м месте). Легендарный Embraer в прошлом году произвёл всего 141 самолёт (пик его производства – 246 воздушных судов – приходится на далёкий 2010 г.).
В стране закрываются промышленные предприятия. Бывшие заводские цехи превращаются в торговые комплексы. Резко падает промышленная занятость. Бывшие индустриальные рабочие находят себе новую работу в сфере услуг, но новые рабочие места не требуют уже столь высокой квалификации, да и оплата труда на них значительно ниже, чем в обрабатывающей промышленности.
При этом сколько-нибудь серьёзного сокращения отставания от развитых стран по доходам не наблюдается. Если в 2000 г., по данным МВФ, ВВП на душу населения в Бразилии, рассчитанный по паритету покупательной способности, равнялся 33% от аналогичного показателя Японии, то в 2021 г. – 35%.
С 2015 г. в стране возобновился рост бедности.
Бразилия – страна чудовищного неравенства по доходам. По данным Всемирного банка, в 2020 г. коэффициент Джини в ней составил 0,489 (в Германии – 0,317 (2018 г.); в Канаде – 0,333 (2017 г.); в России – 0,36; в Китае – 0,382 (2019 г.); в США – 0,415 (2019 г.); в Колумбии – 0,542).
Средняя ожидаемая продолжительность жизни в стране в 2021 г. была равна, по данным ООН, всего 72 годам (в Канаде – 82 годам, в Германии – 80, в Китае – 78, в США – 77, в Мексике – 70, в России – 69, на Гаити – 63 годам).
Какой-либо прогресс в области школьного образования остановился ещё в 2009 г. Бразилия занимает удручающе низкие места в регулярных обследованиях ОЭСР знаний школьников, особенно по математике.
Бразилия – страна крайне низкой нравственности и духовности. По данным Управления ООН по наркотикам и преступности, в 2020 г. здесь совершено 22,45 умышленного убийства на 100 тыс. населения (в Китае – 0,5 убийства; в Германии – 0,8; в Канаде – 2; в США – 6,3; в России – 7,3; в Мексике – 28,4; в Гондурасе – 36,3 убийства). При этом количество стволов на руках у населения за последние годы удвоилось, приблизившись к отметке в 2 млн. Бразильцы режут друг друга от души.
Зато в стране процветает сельское хозяйство. Бразилия заняла в 2020 г. 5-е место в мире по объёму аграрного экспорта (более 4% мирового объёма) после США, Китая, Германии и Голландии (Россия – на 14-м месте).
Страна занимает 1-е место в мире по экспорту сои (44%), сахара (35%), замороженной говядины (24%), мяса птицы (22%), кофе (15%).
Важный вклад в индустриальную деградацию страны вносит и сырьевой экспорт (железная руда, нефть, нефтепродукты, золото).
Жаир Больсонаро
Приход к власти националиста Ж. Больсонаро в 2018 г. – это во многом следствие деиндустриализации Бразилии и её превращения в аграрный придаток.
Один из основных отрядов избирателей, поддерживающих действующего президента, это селяне, выигрывающие от бума в сельском хозяйстве. Именно в их интересах Ж. Больсонаро отказался от защиты джунглей Амазонии. Все 4 года его правления идут их хищнические вырубка и выжигание под новые сельскохозяйственные угодья и пастбища.
Ж. Больсонаро – откровенный мракобес. Это особенно ярко проявилось в его отношении к пандемии COVID-19 и отрицании деятельности человека как главной причины изменения климата планеты.
Он представляет особо набожную евангелическую конгрегацию, к которой принадлежит треть населения страны. Все годы своего правления Ж. Больсонаро был занят насаждением в системе образования социально-консервативных ценностей, а не повышением её качества.
Ж. Больсонаро – яростный сторонник свободы владения огнестрельным оружием. По его мнению, это хорошо помогает не только против преступности, но и против посягательств проклятых левых.
Действующий президент – сторонник сокращения функций государства, решительной приватизации, снижения налогов на богатых. Важным положительным итогом его правления стала пенсионная реформа, позволившая значительно замедлить рост государственных расходов на содержание стремительно растущей когорты пенсионеров.
Ни о какой реиндустриализации президент-националист и не помышляет.
В последний год своего правления ему удалось привлечь на свою сторону значительную часть избирателей с помощью щедрого увеличения социальных расходов. При этом дела в экономике страны идут в гору. Во II квартале ВВП вырос на 3,2% по сравнению с тем же периодом 2021 г., инфляция снизилась до 7%, а безработица до 8% (исторический минимум – 6%).
Ж. Больсонаро славится своими самодержавными замашками. Беря пример со своего кумира – бывшего американского президента Дональда Трампа (2017–2021), – он угрожает не признать результаты выборов, если потерпит на них поражение, и призвать для защиты «волеизъявления народа» толпы своих вооружённых сторонников.
brazilia

Луиш да Силва и Жаир Больсонаро

Луиш да Силва
Бывший президент-социалист говорит, что осознаёт свои ошибки, призывает к реиндустриализации, утверждает, что Бразилия должна вновь «быть сильной в промышленности, науке и технологии». Вообще, он в большей степени, чем его соперник, представляет старую промышленную Бразилию. Но верится ему с трудом.
Основа его программы – это всё-таки не реиндустриализация, а помощь бедным, повышение налогов на богатых, расширение инфраструктурных программ, решительное вмешательство государства в экономику.
Последние опросы показывают, что два кандидата идут практически ноздря в ноздрю. Ещё недавно казалось, что победа гарантирована Л. да Силве, но теперь уже нельзя исключать и возможности переизбрания Ж. Больсонаро.
Михаил Зелёв, кандидат исторических наук

Прочитано 1107 раз

Поиск по сайту