Самое читаемое в номере

Торговля и безопасность привязывают Израиль к его соседям

A A A

Бывшие враги сближаются, что рождает надежду на более устойчивый и процветающий Ближний Восток.

«Мы пролетаем над Саудовской Аравией, затем пересечём Иорданию и прибудем в аэропорт Бен-Гуриона примерно через 40 минут», – нараспев говорит пилот дешёвого рейса Абу-Даби – Тель-Авив.
Самолёт полон. Места в салоне первого класса занимают немногочисленные предприниматели из ОАЭ, стремящиеся вести дело в Израиле. Второй класс заполнен в основном евреями и палестинцами, возвращающимися после выходных из арабских стран Персидского залива. «Чертовски блестящая!» – говорит еврейский студент, описывая свою поездку. За два года, прошедших после подписания ОАЭ и Израилем Авраамических соглашений, там побывали уже более полумиллиона евреев.
После столетия еврейско-арабского противостояния подобного рода поездки становятся обыденностью. Скоро две страны будут ежедневно связывать 20 рейсов.
Еврейская община появилась в Дубае – самом блестящем из 7 эмиратов – ещё до подписания соглашения. Но с тех пор она стремительно разрастается, достигнув численности в несколько тысяч человек.
Многие из её членов – граждане Израиля. Число поступающих в еврейскую школу удваивается каждые полгода. Есть там и кошерные рестораны, например Café Bibi, названное так в честь Биньямина Нетаньяху, бывшего еврейского премьер-министра, подписавшего эти соглашения.
Впервые с момента своего создания в 1948 г. у Израиля заключён с одной из арабских стран по-настоящему тёплый, а не формальный, часто холодный мир, как это было в отношениях с его непосредственными соседями – Египтом и Иорданией. ОАЭ «первыми свели вместе евреев и арабов», говорит Эбтесам аль-Кетби, возглавляющий один из местных мозговых трестов.
Эти соглашения положили начало реорганизации торговли, дипломатии и системы безопасности в арабских странах Персидского залива. Они носят в основном экономический характер в расчёте на то, что торговля приведёт к миру, а вместе с ним и к восстановлению исторической роли Ближнего Востока как мирового перекрёстка, связывающего Азию и Европу посредством Шёлкового пути, а Африку – посредством Пути благовоний.
Но у них есть и ещё одна цель – противодействие Ирану, чьи марионетки запускают ракеты и беспилотники для ударов по Саудовской Аравии, ОАЭ и Израилю и чья ядерная программа вскоре может дать в руки Тегерану атомную бомбу.
israel map

Карта дипломатических связей Израиля со странами Ближнего Востока.

«Народная дипломатия может позволить снять напряжённость», – говорит Пэн Сяо, управляющий G42 – компании из ОАЭ, работающей в области искусственного интеллекта и слежки (и имеющей связи с братом президента и его советником по национальной безопасности шейхом Тахнуном бин Зайедом). Его фирма открыла две конторы в Израиле, где уже работают 50 сотрудников. Он предполагает, что через 5 лет треть из его 5000 работников будет евреями. Rapyd – еврейская платёжная компания – ощущает себя первопроходцем в своей новой конторе в Дубае.
«Для Израиля это всё равно что выход в космос», – говорит Арик Штильман, её хозяин.
Правые еврейские политики, которые когда-то регулярно критиковали арабских вождей, теперь хвастают своими связями в странах Персидского залива. Рон Дермер, известный внешнеполитический советник Нетаньяху, является одним из партнёров в компании Exigent Capital Group, которая напористо вкладывает туда деньги.
Бен Волков, управляющий высокотехнологичной компанией Otonomo (Тель-Авив), говорит, что теперь, когда одна саудовская фирма купила почти четверть акций его предприятия, он пытается нанять как можно больше израильских арабов. В зале Тель-Авивской фондовой биржи царит не менее обнадёживающая атмосфера.
«Пределом служит только небо», – говорит Мухаммад аль-Хаджа, посол ОАЭ в Израиле, прежде чем ударить в колокол, чтобы открыть торги. Хаджа настаивает, что в течение ближайшего десятилетия ОАЭ войдёт в число 5 крупнейших торговых партнёров Израиля.
Этому положено хорошее начало. Объём товарооборота между двумя странами вырос с 11,2 млн долл. в 2019 г. до 1,2 млрд долл. в 2021 г. Правда, это всего 0,2% от ВВП Израиля. ОАЭ сильно отстают от крупнейших торговых партнёров Израиля – ЕС и Турции. Но это уже значительно больше, чем товарооборот с Египтом и Иорданией, с которыми Израиль связывают десятилетия мира и дипломатических отношений.
С точки зрения ОАЭ, Авраамические соглашения с Израилем являются частью более широкой торговой стратегии, направленной на обход Совета сотрудничества арабских государств Персидского залива, которому ещё только предстоит создать общий рынок и ввести единую валюту. ОАЭ подписали торговые соглашения с Индонезией и Индией и ведут переговоры с Колумбией и Кенией. Наша цель, говорит Тани аз-Зейуди, министр торговли ОАЭ, превратиться из ворот региона во «врата всего мира».

Вниз по дорожке из жёлтой плитки
Это вполне обоснованное желание. Арабские страны мало чем торгуют с внешним миром, помимо энергоносителей. Если не учитывать нефть и газ, то на долю 22 членов Лиги арабских государств приходится всего 2,7% мирового товарооборота, тогда как живёт в них 5,6% населения планеты.
Торговля между членами этой организации крайне вялая. Всего 18% их оборота приходится на торговлю друг с другом, тогда как на торговлю со странами Восточной Азии – 34%, а со странами Европы – 69%. Это душит их развитие, удерживая многие арабские страны в положении поставщиков ископаемого топлива.
Одна из причин этого – отсутствие эффективного, основанного на чётких правовых нормах общего рынка, подобного ЕС. Хотя подписанное в 1997 г. соглашение о Панарабской зоне свободной торговли и привело к снижению пошлин между странами региона, торговые издержки здесь остаются одними из самых высоких в мире.
Напротив, как утверждает исследование ООН, импорт в страны региона из ЕС, как правило, сталкивается с куда меньшими нетарифными барьерами. Многие из стран региона являются естественными конкурентами, борющимися друг с другом за большую долю мирового рынка энергоносителей.
Совсем иная история была бы, производи они разные товары и услуги, которыми могли бы торговать друг с другом. Израиль же со своей высокотехнологичной экономикой, основанной на секторе услуг и большом количестве военно-промышленных предприятий, предлагает новые продукты и рынки.
«Израиль – это высокотехнологичный супермаркет», – говорит Амир Хайек, еврейский посол в ОАЭ. Обмен идеями – многообещающая вещь, полагает он. Особенно полезным мог бы быть еврейский сельскохозяйственный опыт, прежде всего в сфере орошения и гидропоники.
Кибербезопасность и оборона – ещё одно поле для сотрудничества, особенно в условиях, когда Америка, как полагают правительства арабских стран Персидского залива, может покинуть их регион. Израиль продвигает план соединить радиолокационные станции и ракетные установки в ОАЭ в единый щит против Ирана, который стал бы для Иерусалима системой раннего предупреждения о любых персидских запусках в его сторону. Еврейский экспорт вооружений странам Авраамического квартета достиг в 2021 г. отметки в 800 млн долл. (7% всего экспорта вооружений этой страны).
При президенте Дональде Трампе Пентагон передал ответственность за Израиль от своего Европейского командования Центральному, в ведении которого также находятся другие страны Ближнего Востока и Иран. В связи с этим Израиль был вынужден принимать участие в совместных учениях со своими новыми друзьями, среди которых есть страны, которые не признают его (например, Тунис и Саудовская Аравия).
Теперь в Бахрейне размещены еврейские войска. «Мы – новая Америка этого региона», – говорит один высокопоставленный чиновник. Нафтали Беннетт, занимавший до июня пост премьер-министра Израиля, отстаивал план создания региональной системы обороны, которая использовала бы лазеры для запуска ракет.
После подписания Израилем соглашения с ОАЭ в сентябре 2020 г. за ними последовали три другие арабские страны: Бахрейн, Марокко и Судан. Началось потепление в отношениях с Египтом. Другие арабские страны Персидского залива облегчили въезд для евреев, остановившись буквально в шаге от официального признания Израиля.
Но самый большой авраамический вопрос связан с тем, когда в этот клуб вступит Саудовская Аравия – самое крупное народное хозяйство Аравийского полуострова и возможный сухопутный мост между Средиземноморским побережьем Израиля и ОАЭ.
«Мы становимся столь необходимым Израилю проводником, сигнализируя тем самым другим арабским странам, что им стоит последовать нашему примеру», – говорит управляющий G42. По его словам, инвестиции в размере 300 млн долл., которые сделала в Израиле его компания, откроют среди прочего рынок Саудовской Аравии для еврейских телекоммуникационных фирм.
Бахрейн, который уже является членом этого клуба, служит банковским узлом для обслуживания сделок между Израилем и Саудовской Аравией. Даже персы в Дубае, который они давно облюбовали для обхода западных санкций, говорят, что присматриваются к сделкам с еврейскими высокотехнологичными компаниями.
Говорят, что Мухаммад бин Салман, наследный принц и фактический правитель Саудовской Аравии, выделил 2 млрд долл. для вложения в еврейские стартапы. В этом году ар-Раджхи – одно из богатейших семейств королевства – купило акции двух еврейских компаний. В Саудовской Аравии уже есть самопровозглашённый сверхправоверный главный раввин, который ездит на работу из Иерусалима, а также кошерный ресторан.
«Ветераны отряда № 8200 пытаются создать в Эр-Рияде новую Кремниевую долину», – говорит один местный наблюдатель с хорошими связями, имея в виду киберподразделение еврейской армии, бойцы которого после службы нередко нанимаются на работу в высокотехнологичные стартапы или создают свои. Говорят, они уже открыли в саудовской столице специализированный магазин.
Мало кто думает, что официальные отношения улучшатся, пока жив нынешний король Салман бин Абдель-Азиз. Он тяжело болен, но продолжает поддерживать борьбу палестинцев. Тем не менее «многие вещи возможны и без признания, включая туризм», говорит один саудовский чиновник, Впрочем, новая дружба остаётся хрупкой. После подписания в Осло в 1993 г. мирного соглашения между Израилем и палестинцами Иерусалим принимал участие в региональных экономических конференциях, провозгласивших создание «нового Ближнего Востока». Марокко, Оман, Катар и Тунис открыли тогда конторы по взаимодействию. Но когда через несколько лет между Израилем и палестинцами вновь вспыхнуло кровавое противостояние, все разговоры о гармонии сразу же прекратились.
Высокопоставленные лица с обеих сторон теперь надеются оградить новое соглашение от противостояния Израиля с палестинцами. «Давайте не смешивать одно [Авраамические соглашения] с другим [с палестинцами]», – говорит один чиновник из ОАЭ. Мало кто говорит об этом открыто, но эти соглашения свидетельствуют о молчаливом признании многими арабскими правителями того обстоятельства, что на данный момент Израиль победил.
Некоторые даже считают, что соглашения указали способ, как положить конец этой вражде. Беннетт, в приёмной которого на кофейном столике лежит книга под названием «Дубайское чудо», называет своё соглашение с Громом (первой арабской партией, вошедшей в еврейское правительство) «внутренней» версией Авраамических соглашений.
Впрочем, многие считают, что соглашения подвергнутся серьёзному испытанию, если произойдёт обострение в Иерусалиме или возобновятся боевые действия между Израилем и ХАМАС (палестинской боевой группировкой, контролирующей Газу) или Партией Бога (ополчением в Ливане, превратившемся в политическую партию).
Обе эти группировки создают арсенал ракет, нацеленных на Израиль. Напряжение будет особенно сильным, если бои приведут к большому числу жертв среди мирного палестинского или ливанского населения. Еврейские военные планировщики утверждают, что им будет трудно свести их к минимуму, поскольку и ХАМАС, и Партия Бога размещают свои ракетные установки в жилых домах и школах.
Важно ещё и то, что политики, дипломаты и предприниматели с обеих сторон движутся быстрее, чем основная часть населения их стран. Исследование, проведённое американским Институтом Вашингтона, показало, что общественная поддержка Авраамических соглашений в ОАЭ и Саудовской Аравии резко упала после их подписания.
Социологическая служба «Арабский барометр» обнаружила, что только 5% граждан Иордании и Египта стремятся к установлению более дружественных отношений с Израилем (хотя опросы, проведённые в Марокко и Судане, дали более восторженные результаты).
Зеркально противоположные настроения характерны и для Израиля, где многие всё ещё не доверяют арабским странам. «Евреи довольны нормализацией до тех пор, пока она останавливается на Иордане», – говорит Лиэль Магхен, еврейский аналитик. Многие евреи, поколениями воспитывавшиеся на вере в то, что Израиль – это маяк демократии в пустыне отсталых тираний, боятся рисковать.
Левые круги в Израиле также стесняются этих соглашений, которые рассматривают как антипалестинскую сделку правых. «Я никогда не поеду в Дубай», – говорит Ноам Шустер-Элиасси, еврейский комик, который высмеивает своих сограждан за то, что они досматривают палестинцев на заставах, а сами при этом летают в ОАЭ.
Экономические выгоды от соглашений для обеих сторон, возможно, являются пока слишком небольшими, чтобы сделать мирное и деловое сотрудничество необратимым. Отчасти это связано с тем, что бюрократическая волокита, возможно порождённая недоверием, мешает заключению сделок.
Больница ат-Тадави в Дубае до сих пор не может получить разрешения на наём еврейских врачей. Rapyd – еврейский поставщик финансового программного обеспечения – пока не смог получить разрешение на ведение дел в ОАЭ. Судан, подписавший соглашение в январе 2021 г., с тех пор ничего не сделал для его воплощения в жизнь.
В Израиле бюрократия тоже стоит на пути великих проектов ОАЭ. DP World – огромный портовый оператор (Дубай) – отозвал свою заявку на развитие еврейского порта Хайфа на Средиземноморском побережье после того, как Израиль изменил правила собственности.
Еврейские чиновники заблокировали планы ОАЭ по возобновлению работы трубопровода, связывающего побережье Красного и Средиземного морей. Был остановлен даже финансируемый ОАЭ проект обеспечения Израиля электроэнергией, выработанной на солнечных электростанциях в Иордании, в обмен на поставки Иерусалимом воды своему мучимому жаждой соседу. Израиль медлит с одобрением строительства завода по опреснению воды на своём побережье.
В то же время Иордания блокирует авраамическую идею строительства железной дороги от побережья Персидского залива до Хайфы. Израиль и Саудовская Аравия уже построили свои участки этой линии, доведя их прямо до иорданской границы.
Но Иордания вынуждена держать в уме то обстоятельство, что большинство её населения – палестинцы, и поэтому отказывается соединить Израиль и Саудовскую Аравию до тех пор, пока Иерусалим не расширит железнодорожную сеть на Западном берегу Иордана. Если эта железнодорожная линия будет завершена, то объём контейнерных перевозок «почти немедленно» удвоится, говорит еврейский экономист Исраэль Галь.
Первопроходцев Авраамического клуба раздражает перспектива, что их может обогнать великий соперник Иран, вновь открыв старый Шёлковый путь между Востоком и Западом. Впервые с тех пор, как Кир Великий правил Персией 2500 лет назад, Иран ныне владеет сухопутным мостом между Средней Азией и портами Средиземноморья через Ирак, Сирию и Ливан.
israel

Динамика товарооборота Израиля (в млн долл., не считая алмазов) с рядом арабских стран в 2020–2022 годах. Источник: Израильское центральное бюро статистики.

Впрочем, членам Авраамического клуба не стоит беспокоиться. Они – динамичные и растущие народные хозяйства. Персидская же дорога соединит несостоятельные государства и, похоже, будет использоваться в основном для перевозки оружия.
Авраамические соглашения многообещающи, но пока находятся лишь в зачаточном состоянии. Да и Ближнему Востоку не привыкать разбивать вдребезги даже самые достойные мечты. Эти соглашения предоставляют редкий шанс для экономического возрождения, для того, чтобы еврейское государство воспринималось соседями не как враг, а, возможно, даже как друг. Подобно тому, как Коран почитает патриарха Авраама.
The Economist, 24 сентября 2022 года.

Прочитано 781 раз

Поиск по сайту