Самое читаемое в номере

Италия: наследники Муссолини идут

A A A

25 сентября в 58-миллионной Италии пройдут всеобщие выборы. Опросы общественного мнения прочат победу консервативно-националистической коалиции. Рассказывает обозреватель «Улицы Московской» Михаил Зелёв.

Этой осенью Италия напомнила о себе впечатляющей перекличкой поколений.
В конце октября исполнится 100 лет походу фашистов на Рим и приходу к власти Бенито Муссолини, уничтожившего демократию и установившего в стране кровавый самодержавный режим.
Но всего за месяц до юбилея к власти в этой стране придёт правительство, которое впервые возглавит прямая наследница фашистов, вождь консерваторов-евроскептиков из «Братства Италии» 45-летняя Джорджа Мелони.
«Муссолини был хорошим политиком, – заявила в 1996 г. 19-летняя Дж. Мелони, тогда ещё юная активистка неофашистского движения. – Подобных ему не было за последние 50 лет».
italy

Джорджа Мелони и Энрико Летта

Прямые наследники Б. Муссолини (тогда их партия называлась «Национальным альянсом») и раньше не раз входили в состав правительств консерватора Сильвио Берлускони (1994–1995, 2001–2006, 2008–2011), но никогда сами не формировали кабинет министров.
Теперь такое право будет предоставлено Дж. Мелони на том основании, что возглавляемая ею партия, как ожидается, станет ведущей политической силой страны, опередив двух других участников правой коалиции: националистов из «Лиги» во главе с бывшим министром внутренних дел Маттео Сальвини и консерваторов-евроэнтузиастов из партии «Вперёд, Италия!» во главе с бывшим премьер-министром С. Берлускони.

Падение Драги
Ещё 3 месяца назад постиндустриальная Италия, руководимая опытнейшим и популярнейшим премьером-технократом и бывшим главой Европейского центрального банка Марио Драги (2021–2022), проводила долгожданные преобразования, призванные повысить конкурентоспособность её народного хозяйства.
Реформы М. Драги были согласованы с Европейской комиссией. Именно их проведением было обусловлено получение Римом 200 млрд евро из коллективного займа, взятого странами ЕС для преодоления экономических и социальных последствий пандемии. Эта огромная сумма должна быть предоставлена в виде грантов и займов под низкие проценты.
М. Драги удалось сколотить вокруг своей программы реформ широкую коалицию, в которую вошли и националисты, и консерваторы-евроэнтузиасты, и социалисты из Демократической партии, и радикалы из «Пяти звёзд».
Менее чем за полтора года правительству М. Драги удалось улучшить собираемость налогов, перенести основное бремя налоговой нагрузки с зарплат на собственность, реформировать систему гражданского права, добиться ужесточения законодательства о конкуренции, повысить пенсионный возраст с 62 до 64 лет, резко ограничить возможность получения гражданами базового дохода, стимулировать развитие бизнеса.
Сейчас итальянская экономика показывает впечатляющие темпы роста ВВП. Во II квартале он вырос на 4,7% по сравнению с тем же периодом прошлого года. Безработица упала до 7% (исторический минимум – 5%).
Многим казалось даже, что изменился политический климат в стране. Итальянцы вновь оказались привержены идеям европейской интеграции, стали с уважением относиться к профессионализму.
Но, похоже, мы сильно переоценили положение в этой стране.
Последствия накачки деньгами экономики развитых стран во время пандемии и энергетический кризис привели к резкому скачку цен. Сейчас инфляция в Италии превышает 8%. Такого страна не знала с 1986 г.
К тяжелейшим последствиям в экономике должен привести стремительный рост цен на энергоносители. В 2020 г. почти 20% потребляемой Италией энергии приходили в эту страну в виде русского газа.
Итальянцы, конечно, не замёрзнут этой зимой, но стремительный рост производственных издержек неизбежно приведёт к подрыву конкурентоспособности их промышленности.
Крайне болезненно идёт интеграция в итальянское общество выходцев из отсталых и далёких в культурном отношении стран Азии и Африки, что вызывает неизбежное раздражение многих избирателей.
Итогом этих противоречий стало падение правительства М. Драги в июле. Одни из участников коалиции не захотели брать на себя ответственность за тяжёлые и болезненные реформы и положение в стране, другие поспешили воспользоваться возникшими у премьер-министра проблемами в своих политических интересах.
В результате в стране были объявлены досрочные выборы.

Время тревог
Будущий премьер-министр Дж. Мелони родилась в Риме в семье налогового консультанта. Ещё 15-летней девочкой она примкнула к неофашистскому движению, став его активисткой.
Окончила малоизвестный римский Институт Веспуччи по специальности «туристическое дело».
В 2004 г. возглавила молодёжную организацию Национального альянса. В 2006 г. была впервые избрана депутатом нижней палаты парламента. В 2008 г., когда правые победили на выборах, С. Берлускони назначил её министром по делам молодёжи. Этот пост она занимала вплоть до падения правительства в 2011 г.
Будучи членом кабинета, она поддержала участие Италии во вторжении в Ливию для свержения режима Муаммара Каддафи. Именно это привело к массовому наплыву иммигрантов из Африки в Италию через оставшееся без прочной власти побережье Ливии. Так что когда Дж. Мелони возмущается засильем иммигрантов, ей следует винить в этом прежде всего саму себя.
В 2014 г. она стала вождём неофашистов, партия которых на тот момент называлась «Братством Италии». Первое время после падения С. Берлускони это была крохотная третьестепенная партия. Националистический избиратель предпочитал тогда голосовать за «Лигу». Впрочем, в 2016 г. Дж. Мелони удалось завоевать 20% голосов на выборах синдика Рима.
Стремительный рост популярности партии Дж. Мелони – это явление последних трёх лет. Главной причиной его стала оппозиция «Братства» правительству М. Драги. Этим консерваторы-евроскептики отличались от националистической «Лиги», поддержавшей реформы М. Драги и вошедшей в состав его правительства. Националистический избиратель в этих условиях начал искать замену «Лиге» и нашёл её в виде «Братства» во главе с Дж. Мелони.
Тем не менее коалиция «Братства», «Лиги» и «Вперёд, Италия!» сильно удивила своим предвыборным манифестом.
Правые безоговорочно присягнули на верность НАТО и ЕС, хотя ещё несколько лет назад «Братство» и «Лига» стояли на евроскептических позициях. Здесь, безусловно, свою роль сыграло изменение настроений в итальянском обществе в отношении ЕС, что было связано с отказом в последние годы Брюсселя и Берлина от политики жёсткой бюджетной экономии.
Правые поддержали Украину, военную и финансовую помощь этой стране и санкции против России. Впрочем, по вопросу о России и Украине многие усматривают скрытые противоречия между партиями правой коалиции. Если «Братство» во главе с Дж. Мелони выступает за безоговорочную поддержку Украины, то из среды националистической «Лиги» то и дело слышатся сомнения в эффективности санкций.
По мере разрастания энергетического кризиса эти противоречия выйдут наружу. Но рассчитывать, как это делают многие русские консерваторы, на то, что это приведёт к прорыву единого фронта развитых стран, не стоит. Среди итальянцев слишком велики и возмущение действиями России, и сочувствие Украине, и зависимость от получаемого из Брюсселя финансирования.
Новая коалиция хотела бы внести поправки в программу реформ, сделав ставку на защиту итальянского производителя. Но вряд ли правому правительству это удастся. Ведь любые изменения в программе преобразований должны быть согласованы с Брюсселем. В противном случае Италия может не надеяться на получение выделенных для неё средств.

Левая альтернатива
Главным соперником правой коалиции являются социалисты из Демократической партии во главе с бывшим премьер-министром 56-летним Энрико Леттой (2013–2014). Она возникла в результате слияния правого реформистского крыла коммунистов и левого крыла христианских демократов. Сейчас её социальная основа – это класс интеллектуалов и формирующаяся вокруг него прогрессивная коалиция.
Социалисты во главе с Э. Леттой – наиболее последовательные сторонники продолжения реформ М. Драги, глобализации, прогресса, европейской и североатлантической интеграции.
Но, как показывают опросы, шансы победить на выборах у них призрачные. В отличие от правых, левые силы в Италии расколоты. Демократическая партия, радикальные «Пять звёзд» и либеральное «Действие / Италия всё ещё жива» перессорились друг с другом.
Так что предотвратить приход к власти консерваторов и националистов они не смогут.

Михаил Зелёв, кандидат исторических наук

Прочитано 652 раз

Уважаемый читатель!

Наверное, если вы дочитали эту публикацию до конца, она вам понравилась. Очень на это рассчитываем.
Верим в то, что сравнительно малочисленная аудитория «Улицы Московской» вместе с тем еще и верная аудитория. Верная принципам открытого и свободного общества.
Открытое общество, одним из элементов которого является справедливая и сбалансированная журналистика «Улицы Московской», может существовать исключительно на основе взаимной ответственности и взаимных обязательств.
Мы бросаем вызов власти и призываем ее к ответственности.
Мы ставим под сомнение справедливость существующего положения вещей и готовим наших читателей к тому, что все еще изменится.
Мы рассказываем о вещах, о которых власть хотела бы умолчать, и даем шанс обиженным донести свою правду.
Но мы нуждаемся в вашей поддержке.
И если вы готовы потратить посильные вам средства для поддержания свободного слова, независимых журналистских расследований, мы потратим ваши средства на эти цели.

Заранее благодарен, Валентин Мануйлов

donate3

Поиск по сайту