Энергетический произвол

A A A

Будет ли свет в Европе этой зимой? Энергетический кризис усиливается.

Энергетическая война в Европе становится всеобщей. Уже запретив или пообещав запретить импорт русской нефти, вожди стран «Большой семёрки» заявили 28 июня, что изучат возможность ограничения цен на неё, равно как и на русский газ.
Население готовят к трудным временам. Британия намекнула, что собирается провести реформу своего энергетического рынка, чтобы ограничить влияние цен на природный газ на энергетические тарифы. Французские коммунальные службы призвали потребителей «немедленно» ограничить потребление электроэнергии.
Одна из целей подобных манёвров – лишить Россию столь необходимых ей доходов. Другая – попытаться предотвратить нависший над Европой энергетический кризис.
Ещё месяц назад казалось, что его можно будет избежать. Америка наращивала экспорт своего сжиженного природного газа (СПГ). Его доля в общем объёме европейского импорта выросла с 6% в сентябре до 15% в мае, тогда как доля поставок из России сократилась с 40% до 24%.
Беспокойный сосед Европы продолжал поставки необходимого ей количества этого вида топлива. Правда, Россия перекрыла импорт газа в Болгарию, Финляндию и Польшу после того, как они отказались платить за него в рублях, как требовала Москва.
Но эти страны приобретали не очень много этого энергоносителя. Заполнение газохранилищ на континенте шло с рекордной скоростью.
Но затем произошли два события. 8 июня из-за пожара была прекращена работа завода по сжижению газа во Фрипорте (Техас). Через него шло 2,5% потребляемого Европой этого вида топлива. Предполагается, что работа предприятия возобновится лишь через 3 месяца.
Неделю спустя Газпром – русский энергетический великан – заявил, что снижает поставки газа в Европу по трубопроводу «Северный поток – 1» до всего лишь 40% его пропускной способности якобы из-за того, что задерживается возвращение из Канады необходимой для его работы турбины, которая была туда отправлена для прохождения технического обслуживания (Газпром винит в этой задержке санкции). Это значит, что Европа лишилась ещё 7,5% потребляемого ею газа.
Иных источников не так уж много. Заводы по регазификации СПГ и так работают на полную мощность. Возможности по увеличению прокачки газа по трубопроводам, идущим из Алжира, Азербайджана и Норвегии, невелики.
Существуют сложности политического характера с возобновлением добычи на голландском месторождении Гронинген, которое когда-то давало столько же газа, сколько и «Северный поток – 1». Его эксплуатация была прекращена из-за землетрясений.
В итоге, согласно оценке консалтинговой компании Rystad Energy, к концу октября газохранилища в Европе будут заполнены не на 80%, как положено, а всего на две трети.
Более того, существует угроза, что «Северный поток – 1», который в июле должен остановиться на плановое техническое обслуживание, не возобновит свою работу по его окончании. Если так, то европейские газохранилища к началу зимы будут заполнены всего на 60%.
Возникает естественный вопрос: сможет ли континент обогреть себя этой зимой?
Более того, за последний год природный газ стал играть критически важную роль в выработке электроэнергии в Западной Европе. Следовательно, именно стоимость газа определяет тарифы на электричество в этом регионе. В прошлом году повышение значения газа в электрогенерации было вызвано проблемами с возобновляемыми источниками энергии: тогда по региону ударила засуха, приведшая к обмелению рек, а ветра были недостаточно сильными.
На этот раз проблемы связаны с атомной энергетикой: ядерным реакторам во Франции потребовался ремонт, и теперь АЭС в этой стране работают менее чем наполовину своей мощности. Это тяжёлый удар по энергоснабжению Европы.
А ещё жара на Юге повышает спрос на кондиционирование воздуха. В мае 1 МВт•ч электроэнергии во Франции стоил 197 евро, тогда как год назад всего 15 евро.
Европа могла бы исправить положение с помощью торговли. Франция – некогда крупнейший в Европе экспортёр электричества – теперь покупает его у соседей.
Сокращение поставок по «Северному потоку – 1» привело к росту оптовых цен на газ в Германии и странах Восточной Европы. Это должно было бы вызвать наращивание поставок из Британии и Испании, у которых достаточно терминалов по регазификации СПГ. Впрочем, это не увеличит предложение топлива и энергии в целом.
К тому же есть признаки, что кризис пошатнул европейское единство. 29 июня стало известно, что одним из первоочередных шагов Британии в случае возникновения чрезвычайного положения станет прекращение поставок газа в континентальную часть Европы.
gas price

На графике показана динамика цен (в долл. за 1 млн британских тепловых единиц) на фьючерсы на газ с поставкой в ближайшем месяце в ряде европейских стран в 2021–2022 годах. Источники: Argus; Оксфордский институт энергетических исследований.

Страны ЕС пытаются найти альтернативу газу. Германия отказалась от своего намерения вывести в этом году из эксплуатации более 20% своих ТЭС, работающих на угле. Австрия, Британия, Франция и Голландия заявили, что либо отложат закрытие своих угольных ТЭС, либо даже возобновят работу уже закрытых. Некоторым из 7 европейских АЭС, которые предполагалось закрыть к концу зимы, возможно, придётся поработать чуточку дольше.
Но даже если все эти меры будут воплощены в жизнь, рост цен на газ всё равно подтолкнёт вверх тарифы на электричество. Сейчас в Германии фьючерсы на поставку в декабре «базовой» (т. е. полученной из невозобновляемых источников) электроэнергии стоят на 25% дороже, чем себестоимость производства электричества с помощью сжигания газа. Это значит, что рынок крайне тревожно смотрит на газовый кризис и готов предложить премию за поставки электричества.
Постоянные проблемы со стороны предложения означают, что спросу придётся как-то приспосабливаться. Часть работы сделают более высокие цены.
Но, возможно, придётся ввести и нормирование для таких сильно нуждающихся в газе и электричестве компаний, как производители удобрений, стекла и стали. Насколько радикальны будут эти ограничения?
Будут ли они в конечном счёте распространены на домохозяйства?
Ответ на эти вопросы будет зависеть от двух факторов: 1) насколько суровой будет наступающая зима на континенте; 2) покончит ли с карантином в связи с COVID-19 Китай, что должно привести к росту потребления им СПГ.
Европе пока не везёт в энергетической войне с Россией. Надо что-то менять, если этот континент хочет, чтобы в окнах его домов до весны горел свет.
The Economist, 2 июля 2022 года.

Прочитано 857 раз

Поиск по сайту