Самое читаемое в номере

Возьми моё оружие

A A A

У стран Запада появилась возможность отучить Индию от русских вооружений. Военное сотрудничество Дели с Америкой набирает ход.

История совместного производства вооружений Индией и странами Запада длинна и переменчива. Возьмём хотя бы реактивный истребитель Tejas, разработка которого была одобрена в 1983 г. тогдашним премьер-министром Индирой Ганди, чтобы заменить устаревшие советские МиГи. Два года спустя её сын Раджив убедил Рональда Рейгана оснастить его электродистанционной системой управления. Стремясь подорвать советское влияние в Индии, Америка взялась поставлять и авиационные двигатели. Чтобы помочь индийской государственной военно-промышленной компании разработать новый самолёт, в эту страну были отправлены французские инженеры.
Однако Tejas был принят на вооружение лишь в 2016 г., примерно на 20 лет позже, чем изначально планировалось. ВМФ Индии отменил свой заказ, узнав, что новый самолёт слишком тяжёл для взлёта с авианосцев с полными баками топлива и полным комплектом вооружения. Обновлённая модель выглядит многообещающе, но за счёт её не удастся восполнить нехватку истребителей в индийской армии. Эта страна нуждается в ближайшее десятилетие в более чем 100 самолётах такого типа.
Правительства западных стран, обеспокоенные нежеланием Индии осудить специальную операцию России на Украине и стремящиеся теснее привязать к себе эту страну совместным противостоянием Китаю, сейчас предпринимают новую попытку разорвать давнюю зависимость Дели – крупнейшего в мире импортёра вооружений – от русского оружия. Они не могут конкурировать с Россией по цене и по-прежнему не хотят делиться с Индией своими самыми передовыми технологиями. Поэтому ставка делается на совместное производство вооружений.
В Индии, в свою очередь, после смертоносных пограничных столкновений 2020 г. стремительно растёт тревога по поводу Китая. После начала специальной операции России на Украине появилась и обеспокоенность по поводу надёжности России как поставщика вооружений и качества производимой ею техники. И Индии, и странам Запада в этих условиях было бы полезно вспомнить историю Tejas и попытаться устранить те сложности, что препятствовали их сотрудничеству в прошлом.
Западные лидеры громко заявили о своей готовности помочь Индии перевооружиться. На министерской встрече в Вашингтоне в апреле американские чиновники обсудили возможную помощь Индии в создании передового оружия, в том числе самолётов-разведчиков и систем борьбы с беспилотниками. В ходе своих визитов в Дели в том же месяце британский премьер-министр Борис Джонсон и председатель Европейской комиссии Урсула фон дер Ляйен также предложили создать совместные предприятия для производства вооружений.
Индия, хоть и настаивает на праве самой выбирать поставщиков, уже сильно диверсифицировала свой импорт. В частности, она стала закупать больше оружия у Франции и Израиля. Доля России в поставках вооружений стремительно падает. Если в 2011–2015 годах она равнялась 70%, то в 2016–2021 годах – лишь 50%.
Дели приветствует помощь стран Запада в расширении собственного производства вооружений. «Мы приветствуем размещение американскими военно-промышленными компаниями своих производственных мощностей в Индии», – заявил в апреле министр обороны Раджнатх Сингх. Он считает, что лучший способ для Америки поддержать Индию – это превратить её в азиатский военно-промышленный узел.
Несмотря на явный интерес с обеих сторон, подобный сдвиг сталкивается со многими трудностями. Хотя военная промышленность Индии открыта для частных инвестиций с 2001 г., её развитие долгое время сдерживалось господством небольшого числа государственных великанов, таких, например, как Hindustan Aeronautics Limited. Именно эта компания производит злополучный самолёт Tejas.
Государственные производители вооружений по-прежнему неэффективны. Они также сохраняют тесные связи с Россией, в том числе в сфере сборки истребителей Су-30, из-за чего правительства стран Запада опасаются передавать Индии свои передовые технологии.
В то же время растёт доля в военном производстве частного сектора, который является более естественным партнёром для крупных западных военно-промышленных компаний. Сейчас она достигает 20%. Это заметно выше, чем 5 лет назад.
И индийские, и зарубежные компании жалуются на широкое распространение коррупции и крайне громоздкую систему государственных закупок. Представитель военного ведомства одной из стран Запада говорит, что правительство «всё делает со скоростью ледника», и жалуется на то, что в этой системе «много разговоров и разочарований».
И государственному, и частному сектору по-прежнему не хватает как мощностей, так и высококвалифицированных рабочих, необходимых для налаживания крупного производства, в особенности выпуска военных самолётов.
Премьер-министр Нарендра Моди предпринял шаги по либерализации этой отрасли в рамках своей политики самообеспечения вооружениями. В 2020 г. он увеличил допустимую долю иностранного собственника в военно-промышленных предприятиях с 49% до 74%.
В прошлом году он раздробил убыточную компанию по производству артиллерийских орудий, которой управляло Министерство обороны, на несколько мелких предприятий, большая часть которых теперь притязает на то, чтобы приносить прибыль. Впрочем, требуется сделать ещё очень многое в направлении либерализации управления военной промышленностью, чтобы она начала соответствовать будущим потребностям индийского войска, говорит Читрапу Удай Бхаскар, отставной капитан ВМФ, ныне работающий в Обществе политических исследований. Даже сейчас индийские государственные производители вооружений «не в состоянии поставлять то, что нужно армии», говорит он.
Кое-что всё же меняется. Lockheed Martin – крупная американская военно-промышленная компания – в прошлом году договорилась о совместном производстве крыльев для истребителей F-16 с большим индийским конгломератом Tata. Сообщается, что более 70% необходимых для сборки крыльев комплектующих будет производиться в самой Индии.
Эта компания также обязалась организовать производство в Индии более передового истребителя F-21 при условии, что выиграет многомиллиардный контракт на поставку 114 самолётов этого типа (её соперниками являются французская, русская и шведская компании).
Столь крупные сделки могут подтолкнуть иностранные правительства к тому, чтобы одобрить передачу Индии более передовых технологий, а западные компании – к расширению инвестиций, столь необходимых, чтобы добиться решения задачи самообеспечения этой страны вооружениями. Возможно, они позволят преодолеть и определённое недоверие, сохраняющееся в отношениях между Индией и странами Запада.
Если западные компании тревожит угроза непреднамеренной передачи их технологий России, то Индию – надёжность её западных партнёров. Многие представители её элиты обвиняют Америку, которая ввела санкции против Индии из-за её ядерной программы, в непостоянстве. Совсем недавно она отказалась продать Индии свою ракетную систему Patriot, что заставило Дели обратится за альтернативой к России, тем самым подвергнув себя угрозе новых американских санкций.
Часто приходится искать компромисс между сотрудничеством в области переноса производства в Индию, который требует времени, и краткосрочными оперативными потребностями. Lockheed Martin обещал построить линию по производству F-16 в Индии, когда подал заявку на поставку этой стране 126 самолётов этой модели. Это было во время предыдущей волны оптимизма по поводу индо-американских отношений. Вместо этого Дели закупил 36 готовых истребителей во Франции. Эта сделка потом стала предметом антикоррупционного расследования в Париже. Специальная операция России на Украине и играющий мышцами Китай открывают ворота для сотрудничества между Индией и странами Запада. Но чтобы пройти сквозь них, потребуется решимость с обеих сторон.

The Economist, 18 июня 2022 года.

Прочитано 390 раз

Уважаемый читатель!

Наверное, если вы дочитали эту публикацию до конца, она вам понравилась. Очень на это рассчитываем.
Верим в то, что сравнительно малочисленная аудитория «Улицы Московской» вместе с тем еще и верная аудитория. Верная принципам открытого и свободного общества.
Открытое общество, одним из элементов которого является справедливая и сбалансированная журналистика «Улицы Московской», может существовать исключительно на основе взаимной ответственности и взаимных обязательств.
Мы бросаем вызов власти и призываем ее к ответственности.
Мы ставим под сомнение справедливость существующего положения вещей и готовим наших читателей к тому, что все еще изменится.
Мы рассказываем о вещах, о которых власть хотела бы умолчать, и даем шанс обиженным донести свою правду.
Но мы нуждаемся в вашей поддержке.
И если вы готовы потратить посильные вам средства для поддержания свободного слова, независимых журналистских расследований, мы потратим ваши средства на эти цели.

Заранее благодарен, Валентин Мануйлов

donate3

Поиск по сайту