Самое читаемое в номере

Несовершенные разведчики

A A A

Китайские шпионы не столь хороши, как принято думать. Они неплохо умеют взламывать электронные базы данных и преследовать инакомыслящих. Но в остальных областях им предстоит ещё многому научиться.

В последние годы чиновники из стран Запада стали всё чаще с тревогой говорить о китайских разведчиках. Среди прочего их обвиняют во взломе службы электронной почты Microsoft Exchange, в воровстве западных военных и коммерческих секретов, в преследовании за рубежом китайских инакомыслящих и в организации прослушивания в штаб-квартире Африканского Союза (Китай всё это отрицает).
Что бы там ни говорил Владимир Путин Си Цзиньпину во время встречи двух президентов в Пекине 4 февраля, Китай, по-видимому, оказался не готов к проведению Россией специальной операции на Украине три недели спустя. Об этом говорит отсутствие планов по эвакуации китайских граждан с Украины. Китайское посольство поначалу советовало им просто оставаться дома или укрепить китайский флажок «на видном месте в вашем автомобиле».
Если китайские чиновники руководствовались при этом «Войной волков – 2» – националистическим фильмом, в котором главный герой пересекает линию фронта в одном из конфликтов в Африке, держа в руках китайский флаг, – то они сильно просчитались. Повторение Китаем идей русской пропаганды не сделало их популярными на Украине. Два дня спустя китайское посольство поменяло свои рекомендации гражданам: «Не показывайте свои документы и не используйте опознавательные знаки».
Тем временем в Организации Объединённых Наций китайские дипломаты крутились как ужи на сковородке, пока их правительство пыталось сформулировать последовательную позицию. Похоже, что Китай удивили как готовность Украины оказывать сопротивление России, так и степень поддержки Киева со стороны стран Запада.
Через несколько дней после начала специальной операции китайские чиновники стали расспрашивать своих западных коллег о положении на Украине. Один иностранный дипломат в Пекине вспоминает, как его китайские собеседники до войны признавались ему, что имели очень ограниченное представление о Центральной и Восточной Европе, но, к счастью, русские им всё объяснили.
Конечно, другие страны тоже оказались не в состоянии предсказать действия России в отношении Украины. Возможно, Путин предупредил Си Цзиньпина и убедил его, что всё закончится за несколько дней. Но, учитывая возможности Китая, отсутствие у него планов на случай непредвиденных обстоятельств и слабая осведомлённость о настоящем положении дел свидетельствуют о серьёзном провале его разведки. Обнадёживающий вывод для многих правительств стран Запада заключается в том, что китайские разведчики не столь хороши, как принято думать.

Не давай покоя Америке
Китай действительно расширил в последние годы свои шпионские деятельность и возможности, говорят сотрудники разведывательных ведомств. Он сосредоточен в основном на краже технологий в таких отраслях, как робототехника, авиационная и космическая промышленность и биофармацевтика, в которых стремится стать господствующей державой.
Крис Рэй, директор ФБР, заявил в январе, что его контрразведчики открывают новое расследование в отношении китайцев каждые 12 часов. Особо наглой, по его словам, является деятельность Китая в области компьютерного шпионажа, где тот превосходит все остальные страны мира, вместе взятые. Как сообщает Mandiant – фирма, работающая в области кибербезопасности, – в 2020-2021 годах китайские киберразведчики «продемонстрировали более высокую готовность идти на риск», чем раньше.
Китай повысил качество работы и обычной разведки. Некоторые американские чиновники обвиняют китайского «крота», а также засвеченную систему связи в аресте и казни многих информаторов ЦРУ в Китае в 2010–2012 годах. Китайские разведчики стали вербовать информаторов не только среди представителей китайской диаспоры, на которую они привыкли полагаться. Они теперь часто используют украденные данные, равно как и LinkedIn и другие социальные сети, для выявления уязвимых лиц.
Китай также наращивает усилия по обеспечению своего влияния в демократических странах, часто используя подкуп политиков или предоставление им каких-либо привилегий. Впрочем, этим занимаются не столько разведывательные ведомства, сколько отдел ЦК КПК по работе единого фронта.
Тем не менее в том, что касается слежки за иностранными правительствами, интересы Китая за рубежом настолько расширились за последние 30 лет, что его особые службы, похоже, так и не смогли определиться с приоритетами в сборе информации.
Сосредоточение Китая на военных и коммерческих данных часто идёт в ущерб пониманию процесса принятия решений в иностранных столицах.
Ещё одна проблема, которая мешает анализу собранных данных, – это китайская политическая культура, которая предлагает мало стимулов для проявления инициативы и оспаривания господствующих идеологических установок. У сотрудников китайской разведки низшего и среднего ранга нет достаточных полномочий, чтобы истолковывать анализируемые данные под потенциально рискованным углом зрения. Обычно этим занимаются чиновники уровня заместителя министра и выше.
Но даже они могут не давать оценок, противоречащих желаниям или мировоззрению Си Цзиньпина. «Самое трудное – это сказать правду властям предержащим», – говорит Найджел Инкстер, специалист по Китаю и бывший заместитель начальника британской Тайной разведывательной службы.
Одним из следствий этого является то, что китайские разведчики, в отличие от большинства их западных коллег, часто требуют от своих источников письменного анализа. Такой анализ обрабатывается, передаваясь наверх по иерархической цепочке, но при этом о вмешательстве обработчиков ничего не говорится. Всё приписывается источнику.
С этим связана ещё одна проблема. Китайские разведчики, нацеленные на решение важных задач, склонны вербовать периферийные фигуры. Обычно это отставные иностранные чиновники или учёные. Вербовка при этом происходит в самом Китае. Они плохо справляются со сложными заданиями, говорит Николас Эфтимиадис, бывший сотрудник американской разведки. По его словам, чтобы понять ситуацию на Украине, «им нужно было бы найти кого-нибудь в польском правительстве, или в польской армии, или в украинской армии, кто мог бы сообщать им о происходящем» более-менее в реальном времени.
Чтобы работать с такого рода источниками, требуется определённое мастерство, а это ещё одно давнее слабое место Китая (впрочем, сейчас ситуация улучшается). Изучив 595 задокументированных случаев китайского шпионажа, в основном в период после 2000 г., Эфтимиадис обнаружил, что в 218 из них причастные к этому организации и лица вели себя совершенно бесхитростно и не предпринимали никаких попыток скрыть свою деятельность. В прошлом году Китай был приведён в замешательство, когда Афганистан выслал около десятка подозреваемых в шпионаже в пользу Пекина.
Разведывательная деятельность против России – это особый вызов. Хотя в последнее время Китай добился определённых успехов в вербовке информаторов в России, он всё равно знает о том, что думают в Кремле, гораздо меньше, чем страны Запада, которые десятилетиями шпионили за Советами.
Китай тоже поссорился с Советами в 1950-е годы, но у него не было серьёзных ресурсов для организации разведывательной деятельности против них. После окончания холодной войны Россия привлекла гораздо больше западных, чем китайских инвесторов. А ещё именно страны Запада, а не Китай являются местом жительства для многих вовлечённых в политику русских.
Всё это может успокоить тех, кто волнуется по поводу подъёма Китая. Но при этом нужно сделать и иной, более отрезвляющий вывод: Си Цзиньпин, похоже, принимает чрезвычайно важные решения, основываясь на сомнительных данных разведки. Неясно, являются ли причиной низкого качества информации сами источники, использованный для её обработки анализ или то, как она доводится до китайских вождей. В любом случае всё это может привести к смертельному просчёту.
Вообразите себе противостояние по поводу Тайваня – демократического острова, который Китай считает своей землёй… и угрожает вернуть его силой. У китайских разведчиков там есть масса источников информации, но в основном это те, кто выступает за объединение с Китаем, а не те, кто сейчас находится у власти.
Если Си Цзиньпин задумает начать военные действия, то ему потребуются его особые службы, чтобы оценить, в какой момент может вмешаться Америка. Китайские разведчики уделяют Америке куда больше внимания, чем России, и имеют лучший доступ к людям, способным сообщить о решениях правительства в Вашингтоне. Но даже в этом случае им будет трудно предсказать действия Америки в условиях кризиса.
Но даже если они всё поймут правильно, остаётся ещё один вопрос: смогут ли они донести до Си Цзиньпина информацию, которая противоречит его позиции?
The Economist, 4 июня 2022 года.

Прочитано 674 раз

Поиск по сайту